Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

БелГУТ позаботился о своей репутации и безопасности студентов, чем вызвал недовольство оппоресурса

3674 0 16:20 / 21.10.2021
Недавно одна неугомонная гомельская инфопомойка взвыла об ограничении политических свобод студентов БелГУТа. Все потому, что в вузе появился приказ «Об обеспечении информационной безопасности». 

Цель – уберечь 

На самом деле, в нем говорится о весьма разумных вещах. Например, о том, что не стоит распространять на ресурсах и территории вуза информацию, не связанную с его деятель­ностью; проводить политическую агитацию, митинги, собрания, нарушающие законодательство, и призывать к участию в них с обозначением принадлежности к БелГУТу; передавать посторонним лицам информацию, связанную с работой вуза; взаимодействовать со СМИ от имени университета, в том числе использовать при этом логотип, товарный знак или другую атрибутику без разрешения руководства; мешать образовательному процессу, организовывать незаконные забастовки и участвовать в них.

Аудитория.jpg
Карикатура Юрия Ермоленко

Казалось бы, все правильно. Такой документ, учитывая события прошлого года, нужно было давно подготовить и принять в каждом учреждении образования. 

Подробнее ситуацию прокомментировал «Гомельскай праўдзе» проректор БелГУТа Александр Киёк:

– Приказ ректора «Об обеспечении информационной безопас­ности» – это наш внутренний локальный правовой документ. Он абсолютно законен и не нарушает никаких норм. Направлен прежде всего на то, чтобы ограничить распространение в Сети служебной, я подчеркиваю, служебной информации. Это вопрос безопасности. Вторая наша цель, не менее важная, – уберечь студентов от глупых действий, которые могут привести уже к административной или уголовной ответственности. Не ущемить какие-то права, а предостеречь ребят от необдуманных и незаконных поступков, о которых они же сами потом будут переживать. К сожалению, оппозиционный ресурс исказил смысл документа, перевернул его суть так, как ему вздумалось.

– У них в заголовке написано, что студентам нельзя делать селфи, а руководство БелГУТа готовится к студенческой забастовке. Это тоже фантазии на заданную тему?

– Ну конечно! Какая забастовка? О чем речь? Таких настроений даже близко нет ни в коллективе, ни среди студентов. 

– Так а селфи, Александр Иванович, можно делать?

– Разумеется. Если они не навредят вузу, его работникам или самим студентам. Есть такая хорошая фраза: разрешено все, что не запрещено законом. И потом важно понимать такую вещь: наш университет готовит специалистов в сфере железнодорожного транспорта. Здесь речь идет о стратегических объектах, поэтому должна быть и повышенная дисциплина. Грубо говоря, если в гуманитарном вузе будущие филологи могут позволить себе рассуждать, о чем думал Андрей Болконский, глядя на дуб, или будущие художники могут нарисовать абстракцию из трех кругов и сказать, что это троллейбус, то у нас никаких допущений быть не может. Если мы смотрим на железнодорожный мост, то это железнодорожный мост. Как я уже сказал, стратегический объект. Все четко, потому что от нашей работы зависят жизнь, здоровье и безопасность людей. 

Идей нет, нужен скандал

Так что же взбудоражило оппоресурс? То, что позорить и поливать грязью университет, срывать его работу, говорить от его имени (не имея на это полномочий) теперь затруднительно? 

Что же касается некоего ограничения политических свобод студентов, о котором воет инфопомойка, то хочется спросить: пардон, каких именно? 

Университет – совершенно точно не место для политических выступлений. Это учреждение, где ведется образовательный процесс, и задача студента – овладевать знаниями, а не срывать занятия или лепить где попало листовки.

Политические свободы студентам предоставляются на избирательных участках, где они, как и все остальные граждане Беларуси старше 18 лет, совершенно спокойно могут выразить свою политическую позицию, поставив птичку в бюллетене. На многочисленных диалоговых площадках – а их в стране уже прошли десятки, если не сотни. С помощью цивилизованного обмена мнениями. Где идут жаркие споры оппонентов, но нет места агрессии, провокациям, хайпу ради спонсорской поддержки заграничных кураторов. 

Да, на таких площадках обычно не присутствуют одиозные сторонники перемен. И прежде всего потому, что, как правило, им нечего предложить, кроме самого слова «перемены». Их цель – не изменения и улучшения, а скандал. Идей нет, зато много шума, деструктива и просмотров. Что особенно хорошо оплачивается.

Тех же, кому есть что сказать о новом проекте Конституции, о будущем устройстве нашего государства, о перераспределении полномочий (а это именно политические вопросы), всегда ждут для диалога. В том числе противников действующей власти. В том числе студентов. Без криков и истерик. И такие люди приходят. Высказывают мнения. 

К слову, многие в стране предлагали поднять возраст для участия в голосовании с 18 лет до 21 года. Я тоже считаю это вполне логичным. Ведь совсем молодым людям бывает свойственно хотеть все разрушить, еще ничего не создав. Но такое предложение не было поддержано на заседаниях конституционной комиссии. А жаль. Похоже, наше государство уж слишком демократическое в стремлении обеспечить политические права и свободы всех граждан. Конечно, в рамках закона. 

Еще один адекватный способ для студента выразить свое мнение – вступить в зарегистрированную политическую партию или общественное объединение (а в Беларуси таких, что называется, на любой вкус и цвет) и участвовать в их легальной деятельности. 

Но вот университет – совершенно точно не место для политических выступлений. Это учреждение, где ведется образовательный процесс, и задача студента – овладевать знаниями, а не срывать занятия или лепить где попало листовки. Поэтому действия БелГУТа абсолютно правильные. Их должны взять за пример и другие учебные заведения. Если они еще этого не сделали.

Хватит, насмотрелись в прошлом году, как в минских вузах группки оголтелых молодчиков вламывались посреди занятий в аудитории, перебивали преподавателей, хамили им, пытались срывать занятия, орали «Мы здесь власть!». Блокировали лестницы, усаживались на ступеньках и дурными голосами ревели под гитару бредовые песни. Рисовали плакатики сомнительного содержания, выстраивались по утрам у входов в вузы. Прогуливали пары ради участия в незаконных митингах и шествиях, выкладывали оскорбления в адрес правоохранителей, госслужащих в соцсетях. Вакханалия какая-то, а не учеба. К тому же с административным, а в некоторых случаях даже уголовным составом. Да еще и под соусом «мы действуем от лица всех студентов такого-то вуза». Во-первых, это ложь – далеко не всех, а какой-то горстки. Во-вторых, конечно, такие выходки позорят учебное заведение, сказываются на его имидже, престижности, итогах вступительной кампании. Вуз, безусловно, должен заботиться о своей репутации, славиться качеством знаний и профессионализмом преподавателей, а не блокировкой лекций и количеством задержанных студентов. 

Кстати, о преподавателях. В прошлом году отдельные из них, мы видели, подбивали студентов на нелегальные забастовки, вместо занятий проводили политическую агитацию, сами ходили на незаконные митинги и пикеты. Не только в столице. Подобные примеры, к сожалению, были и в гомельских вузах. И тоже под «биркой» кандидатов наук и доцентов. Очевидно, репутация университетов не должна страдать от таких работников.

Другой важный момент – запрет на передачу посторонним лицам информации о деятельности вуза. Вообще слив любых данных – это как минимум предательство. Как максимум – уголовная статья. Особенно это касается промышленного шпио­нажа. Недавно глава государства озвучивал, что еще не на всех предприятиях страны выявлены лица, работающие в интересах иностранных государств. Так что о собственной информационной безопасности должны позаботиться отнюдь не только вузы, но и другие учреждения, предприятия, организации.
 
Ну а что касается политической активности студентов, то она, конечно, не возбраняется. Однако всему свое место. Университеты существуют для учебы, а не странных манифестаций. Магазины – для продажи и покупки товаров, а не проведения политических акций. Заводы – для производства продукции, а не взращивания экстремизма. Больницы – для лечения людей, а не отказа в помощи из-за того, что человек выступает за власть.

Недавно глава государства озвучивал, что еще не на всех предприятиях страны выявлены лица, работающие в интересах иностранных государств. Так что о собственной информационной безопасности должны позаботиться отнюдь не только вузы, но и другие учреждения, предприятия, организации.

Для политической же деятельности предназначены электоральные кампании, работа зарегистрированных партий, легальные собрания с соблюдением законодательства. Вроде бы очевидные вещи, но даже такую элементарщину приходится объяснять тем, чья цель перевернуть жизнь в стране с ног на голову и подзаработать, обслуживая интересы заграничных хозяев.
Образование

0 Обсуждение Комментировать