Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Журналисты "Гомельскай праўды" посчитали всех куликов Туровщины и узнали, где зимуют белорусские чибисы

4893 0 15:55 / 09.04.2021
Какие птицы мигрируют через Полесье, почему важно охранять белорусские луга от вспахивания и зачем нужно кольцевать куликов? Ответы на эти и другие вопросы журналисты «Гомельскай праўды» узнали из первых уст на станции кольцевания в Турове.
Фотофакт: разлив Припяти в Житковичском районе

Быть орнитологом

Если вы не знаете адрес станции кольцевания, то точно пройдете мимо: ничто не выдает скромный деревянный домик на краю Туровского луга. Разве что изображение маленького галстучника на калитке, нанесенное через трафарет краской из баллончика, но и его вы заметите не сразу.

Зато когда попадаешь во двор, в тот же миг понятно, что в доме живут орнитологи: на каждом дереве скворечники, синичники и жилища для птиц поменьше. Для серой мухоловки, например. Есть даже большая корзина на липе: на случай, если прилетит ушастая сова. 


Судьба Павла Пинчука – цепь случайностей: орнитологом он становиться не собирался, а ехать в Туров пришлось после распределения

На крыльце нас встречает орнитолог Павел Пинчук. Станция кольцевания на Полесье – его инициатива.

– Начали заниматься кольцеванием в 1996 году, официально открылись в 1999-м, – вспоминает Павел. – Тогда в Беларуси таким практически никто не занимался. Надевали птицам обязательные металлические кольца Института зоологии с индивидуальными номерами. Около десяти лет назад стали надевать дополнительно цветные кольца тем птицам, по которым у нас есть цветная схема, – это 16 видов куликов. 

Павел родом из Бобруйска. И связывать свою судьбу с Туровом не планировал. Так сложилось.

– Вообще-то хотел стать ихтиологом, интересовался этой темой. Но когда поступил на био­фак ГГУ имени Скорины, научный руководитель уговорил меня защитить диплом по орнитологии – и понеслась: распределили в Нацпарк «Припятский», где изучал птиц несколько лет. Потом стал сотрудником Национальной академии наук, работал на нее почти 20 лет. Теперь уже сложно представить, что могло быть иначе. Туров меня держит, – делится Павел.

Научный багаж станции – десятки статей в международных изданиях, три диссертации. Каждый год орнитологи участвуют в конференциях и исследовательских экспедициях в России и Европе. Были экспедиции на Черное море, в Калмыкию и даже на Чукотку, куда поехали работать в рамках проекта по сохранению кулика-лопатня – одной из самых редких птиц в мире.

Весной-летом в Туров приезжают журналисты, фотографы и туристические группы. 

– Даже для National Geographic фильм снимали, – говорит орнитолог.

Кольцо плюс личный номерок

На веранде дома оборудовано рабочее место: стол, небольшие (наподобие кухонных) весы, мешочки из ткани, линейки, специальные инструменты для измерения параметров птиц и для кольцевания. И бесчисленные коробочки с кольцами, номерками... На соседней стене – та самая схема, на которой указано, какое цветное кольцо по международным правилам нужно надеть на ногу разным видам птиц.

С конца марта по всему Туровскому лугу орнитологи расставляют ловушки. Это металлические рамки, обтянутые мелкой сеткой и окрашенные в черный цвет. При нас Павел собирает что-то вроде лабиринта, закрепляет стыки стяжками и показывает, как правильно поставить его на границе воды и травы – там, где обычно питаются птицы. Зайти в туннель пернатые могут, а вот выбраться – только с по­мощью человека. Еще ловить птиц для кольцевания можно сетями с карманами, все абсолютно безвредно для крылатых обитателей луга. Чтобы не навредить птицам, ловушки проверяют каж­дые два часа. 



– В этом году Припять вы­шла из берегов и щедро залила Туровский луг, поэтому проверять ловушки выбираюсь на байдарке, – орнитолог указывает на двухместное судно и весло. – Посмотреть, попался ли кто-то в лабиринт, можно и в подзорную трубу. Из ловушки птицу помещают в специальную переноску или тканевый мешочек, везут на станцию, кольцуют.

В этом сезоне первым в ловушку попался луговой конек. Уже есть и первые окольцованные кулики. В углу рядом с рабочим местом Павла замечаем маленький мешочек, висящий на гвозде.

– Утром в ловушку зашел кулик-травник. Он уже окольцован нами в 2017 году, поэтому просто проведем повторное обследование: взвесим, проверим оперение и жир, запишем данные в тетрадь, – объясняет специалист.

В журнал наблюдений записывают дату и время, вес птицы – около 110 граммов, номер с ее кольца, основные параметры. Если особь попадает в сети впервые, у нее замеряют длину клюва и ног, размер головы, проверяют жировые отложения, при возможности определяют пол.

– Теперь можно выпускать, – констатирует Павел. И доверяет эту важную миссию мне. – Кстати, есть такое поверье: тому, кто выпускает птицу, отпускаются все грехи.

Сначала я растерялась, но потом согласилась – не каждый день такая возможность представляется. Кулик маленький – умещается в ладони, очень спокойный. Не верьте тем, кто говорит, будто они испытывают стресс во время кольцевания. Многие птицы из года в год попадают в руки орнитологов и при этом спокойно выводят потомство на соседних островах. Один из самых старых куликов, отловленных на станции, – большой веретенник. Первый раз он был окольцован в 2004 году, а через шестнадцать лет птица вернулась на Туровский луг и вновь попала орнитологам в руки, здоровая и невредимая. Так что процедура точно безвредная и безопасная. Правда, маленькое сердечко моего травника бьется, словно сейчас выпрыгнет из груди вместе с моим. Поэтому решаю скорее выпустить птицу с номерком 700 из рук. Впечатления незабываемые!

Уточняю, есть ли у птиц имена.

– Одних куликов мы окольцевали более пяти тысяч… Имен бы не хватило, – шутит в ответ Павел. – Так что только личный номер.

Крылья до Африки донесут

Кольцевали на станции и аистов, и чибисов, и удодов, и турухтанов – Туровский луг, пожалуй, превосходит по видовому разнообразию всю Гомельщину. Через Полесье мигрируют птицы с кольцами из разных стран, попадаются польские, голландские, украинские и итальянские. В течение периода миграции на лугу меняется видовой состав. В марте больше гусей и уток, в апреле прилетают веретенники, турухтаны, в мае – птицы, которые зимуют далеко за экватором. Они летят сюда до середины июня, кто-то отправляется дальше на север, некоторые остаются в Турове. Те, которые гнездятся на пойменных лугах Припяти, живут здесь около трех месяцев и улетают обратно на юг. Встречаются и типичные для наших широт птицы, и редкие. Порой даже экзотические. 

Переводим разговор на гео­графию полетов: куда отправляются на зимовку полесские птицы? Оказалось, это узнают обычно после того, как с пернатыми что-то случается: подстрелили охотники, сбила машина, поймал кот. Правда, бывает, что их просто находят местные специалисты. Видят на кольце надпись «Минск» и сообщают нашим орнитологам через национальный центр кольцевания. Встречались туровские кулики в Израиле, Греции, Турции, Ирландии и даже Иране. Травники обычно улетают на Восточное Средиземноморье, в Ливию, Тунис, чибисы – во Францию, Испанию. Есть и те, кто летит в Африку.



– Однажды вешали на своих дупелей датчики. Узнали, что они зимуют в Конго. Но самое интересное – в Туров весной они вернулись за два дня, – заинтриговал нас Павел. – А расстояние, на секундочку, почти шесть тысяч километров! Все просто: скорость птицы – более ста километров в час, летит без остановки и перерывов, днем и ночью. И все это время беспрестанно машет крыльями.
  
Встречаются и другие рекорды, на счету куликов есть несколько мировых. Малые веретенники, например, пролетают путь из Аляски в Новую Зеландию (это около 10 тысяч километров) за 10 дней. Все это время они не едят, а взрослые особи перемещаются отдельно от молодняка. И что самое главное, птицы умудряются угадывать попутные ветры. Как им это удается, не знают даже специалисты. 

Из вида-миллионника в Красную книгу

Зачем нужно кольцевать птиц? Пожалуй, это самый популярный вопрос, который задают Павлу журналисты. Во-первых, так можно отслеживать миграцию птиц и узнать, где они проводят зиму. В последние годы благодаря этому стало известно, что черный дрозд и зарянка не улетают на юг и остаются зимовать в Беларуси. Во-вторых, кольцевание помогает подсчитать численность каждой популяции, с помощью этих данных многих птиц смогли занести в Красную книгу Беларуси, доказав, что виды малочисленные. 

– А главное достижение – на правом берегу Припяти добились запрета весенней охоты на птиц, хотя было сложно, – сетует орнитолог. – Увы, многие видят в наших краях возможность организовать прибыльное дело на весенней охоте.

– Это странный подход. Во многих европейских странах запрещена весенняя охота, как и рыбалка во время нереста. У нас добиться таких успехов по всей стране пока не получается, – включается в разговор учитель Малешевской базовой школы и активист объединения «Ахова птушак Бацькаўшчыны» Анастасия Блоцкая.

Кстати, в этом году на Туровщину травников прилетело больше. А вот чибисов, к сожалению, гнездиться будет меньше: из-за засухи в 2019-м и 2020-м у них было мало птенцов.
  
– Последние два года весеннего паводка на Припяти не было, успех размножения куликов был очень низким. В этом году река разлилась, и острова нашего заказника вновь стали привлекательны для гнездящихся на них пернатых, – объясняет Анастасия Блоцкая. – Им нужны открытые пространства. Поэтому в ближайшие выходные соберем волонтеров на покос травы на островах, чтобы птицам было комфортнее строить дома и питаться, для этого им нужна открытая территория. Иначе кулики найдут более безопасное пристанище.

Напоследок идем с орнитологом на смотровую площадку Туровского луга на небольшую экскурсию. Биологическим заказником местного значения он стал в 2008 году, его территория 140 гектаров. С тех пор «Ахова птушак Бацькаўшчыны» арендует у государства эту землю, чтобы ее не передали в руки аграриям и не распахивали. В отдельных местах луга плотность гнездования водно-болотных птиц превышает 100 пар на гектар. Всего же здесь обитает около 55 видов пернатых. Паводок на лугу обычно начинается в марте, часто длится до конца июня. 
  


Во время экскурсии встретили директора местного центра творчества детей и молодежи Елену Поклонскую: 

– Очень любим это место, часто приходим сюда со своими воспитанниками, устраиваем совместные экологические акции и конкурсы по наблюдению за птицами. Однако местные жители не ценят того, что у них есть: мусорят, загрязняют луг и сжигают на нем траву, некоторые даже доходят до браконьерства. Поэтому своими силами проводим субботники, беседуем с нарушителями, убеждаем свернуть удочки и идти домой. Вот и сегодня пришли отпраздновать День птиц, а заодно присоединиться к волонтерам-орнитологам и помочь навести порядок на берегу.

И правда, на центральной площади города увидели ребят, которые мастерили искусственные домики для птиц, поделки с изображением местных пернатых.

* * *

Своими глазами мы убедились, что в Турове птиц любят и ждут. Не зря же прямо на центральной площади здесь установили памятник кулику, а неподалеку поставили столб для гнезда аистов, в которое, кстати, уже вернулись жильцы. О редких видах знают все местные жители: от детсадовцев до пенсионеров. Рассказывать часами о Туровском луге готов, кажется, каждый, кто встретится по пути. Вот вам и туристический маршрут на выходные.






































Общество
Фото Алексея Герасименко

0 Обсуждение Комментировать