Вверх


Безымянных героев не было. Воспоминания бывшего партизана сохранила его дочь

3862 0 15:15 / 17.04.2019
29 марта 2018 года “Гомельская праўда” в ответ на просьбу жителя Волгограда Дениса Забугина возвратилась к публикации “Абарваная песня” полувековой давности о подвигах Василевичского подполья. Россиянина интересовали дополнительные сведения о судьбе его прадеда Анатолия Валентиновича Сиротина, который упокоен на Речицкой земле. Мы рассказали об этом с помощью коллег районной газеты “Дняпровец”.

Атрощенко_3.jpg
Семья Атрощенко в 1946 году. Павел Васильевич с дочерью Галей на руках

Спустя некоторое время в редакцию позвонила гомельчанка Галина Анохина: фамилию Сиротин она встречала в мемуарных записях своего отца, который в предвоенное время работал
в Василевичском райкоме КПБ, потом был активным участником партизанского движения в отряде “За Родину”. Галина Павловна предложила вместе изучить материалы отцовского чемоданчика. Воспоминания Павла Атрощенко, уроженца деревни Исаковичи Лоевского района, бывшего партизана, сделаны в 70-е годы прошлого века.

Галина Павловна тепло рассказывает об отце. Говорит, что был он человеком ответственным и принципиальным. Павел Васильевич стоял у истоков увековечения памяти о Василевичском подполье, партизан­ском движении Гомельщины. Об этом свидетельствуют запросы на его имя из Института истории КПБ, Гомельского областного Совета депутатов и других инстанций. 

— Отец активно участвовал в патриотической работе с молодежью. Сам в прошлом учитель, часто выступал в школах. Причем старательно готовился к таким встречам, — отметила дочь. — В блокноты и записные книжки рукой Павла Васильевича вписаны цифры и факты о ходе разных операций народных мстителей в нашем регионе.
В 1932 — 1935 годах Павел учился в Речицком педтехникуме. В год окончания прошел в Гомеле двухмесячные курсы политработников. В ноябре 1937-го учился и на командирских курсах, был командиром отделения 150-го стрелкового полка БВО.

Справкой из Института истории КПБ подтверждается, что с марта 1939-го по июль 1941-го работал в Василевичском райкоме КПБ. 

С 22 августа 1941 по ноябрь 1943-го Павел Васильевич был командиром взвода партизан­ского отряда “За Родину” бригады “За Родину” Гомельского соединения. В послевоенное время работал директором школы в Василевичах. В 60-е годы семья отправляется на Украину. Павел Васильевич окончил Верхне­днепровский металлургический техникум Приднепровского совнархоза, стал техником-механиком. Возвратясь в Гомель, трудился в ОТК на заводе “Центролит”. Активно участвовал в общественной работе. В отставку как военный человек Атрощенко ушел в 1967 году в звании старшего лейтенанта, вел активную патриотическую работу, многое сделал для увековечения памяти о земляках.

За ратный и мирный труд Павел Васильевич награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, многими медалями. Был очень скромным человеком. Купоны на денежные выдачи к удостоверению о награждении медалью (по ним выплачивалось 5 советских рублей ежемесячно, начиная с сентября 1946 года) Павел Васильевич представлял по июль 1947-го. Совсем не использовал в течение 1946 года билет бесплатного проезда по железной дороге и на судах всех морских линий, который выдавался участнику Великой Отечественной к его орденской книжке. 

Вот что сообщает Павел Ва­сильевич 10 августа 1970 года Речицкому райкому партии о дате оставления нашими войсками Василевичей (на запрос Института истории партии при ЦК КПБ):

“Наши войска оставили г. п. Василевичи к концу дня 20.08. Истребительный батальон, из которого был сформирован партизанский отряд, перебазировался в лес, в 16.00. 21.08.41 г. передовые подразделения войск Советской Армии оставались до наступления темноты. Немецкая разведка со стороны д. Новинки к исходу дня 21 августа подходила к окраинам Василевичей. Войска фашистских захватчиков вошли в Василевичи 22.08.41 г. Г. п. Василевичи оставлен без боя”.
В своих записях Атрощенко приводит фамилии первых патриотов. К сожалению, некоторые плохо прочитываются. Фамилия Сиротин упомянута единожды, правда, без инициалов.

Из мемуаров Павла Атрощенко

Следы палачей

“22 августа горпоселок Василевичи был занят немцами. Истребительный отряд объединился с народным ополчением (в который входили А. З. Духанин, У. К. Филончик, А. Козлов, Атрощенко, Лейзеронок, Мокаров, Рыбак, Сиротин, Н. Дейкун, Кремнев, Е. Лавшук, М. М. Кулешов, М. Музыкант, А. Музыкант, Е. Шаплыко, Шульга, Р. Лис, Л. Золотарев и другие) и создали ядро партизанского отряда. В урочище Журавлиный Лес, что недалеко от деревни Макановичи, состоялся организационный совет отряда, командование которым было возложено на А. З. Духанина. 26 августа группа отряда сожгла мост на речке Вить у д. Деревище. 29 августа сожгли два моста на шоссейной дороге Речица — Калинковичи, недалеко от деревни Глинная Слобода. Также уничтожили телеграфную связь — 2,5 ки­лометра. 8 сентября из засады обстреляли группу немцев между Защебье и Глинной Слободой.

В середине сентября дезертировал из отряда разведчик Николай Турбецкий. Подпольщики из Василевичей Т. М. Астапенко, Л. П. Курганская-Соколова через связную Марию Константиновну сообщили партизанскому отряду тревожные вести: дезертир Станислав Фещенко оказался предателем, который намерен вести карателей на партизан.
Мы знали намерения противника, знали, что силы неравны, однако уходить из Городища добровольно не думали. Все необходимое, особенно резерв боеприпасов, был запрятан, а “склад” продовольствия заминировали…

Маршрут наш был д. Избынь — Бурицкое через Качай-Болото. Но у Зеленого Острова представилась ужасная картина. Накануне нашего прихода партизанский отряд Речицкого района подверг­ся нападению крупной группировки немцев с бронемашинами и авиацией. Фашисты оставили следы своих кровавых приемов. Внезапным нападением они захватили дом лесника, в котором находились раненый партизан и медицинская сестра (бывшая официантка ресторана “Днепр” в Речице) Аня. Ее я знал будучи еще студентом Речицкого педтехникума. По оставленным следам нетрудно было установить работу палачей. Медикаменты были сож­жены на костре. Аню ставили босыми ногами на огонь, после того как вели по замерзшему болоту. Отрезали груди, жгли губы, ножом вспороли живот. На безжизненном лице Ани застыло выражение ненависти к врагам. Похоронив ее тело, мы долго шли молча, каждый думал о мести фашистам за при­чиненное зло нашему народу.

Василевичские подпольщики

В начале августа 1941 года решением бюро Василевичского райкома КПБ в соответствии с решением ЦК КПСС для подпольной работы в районе были оставлены следующие коммунисты:
Тихон Минович Астапенко, Любовь Петровна Курганская-Соколова, Е. П. Шульга, Я. А. Астапенко,  Г. Н. Журенок, М. К. Трофимова, А. И. Зайцев, П. А. Астапенко. Эта группа привлекла для подрывной работы в тылу врага А. Ф. Фролова (бывший директор Новинковской школы), Марию Денисовну Ворожун, Ларису Миланович, Антонину Журавскую, Марию Капитонову.
К середине 1942 года подпольщиков было более 20 человек. Они, возглавляемые Т. М. Астапенко, начали активную работу с печатания листовок и распространения их среди населения. Им удавалось узнавать и секретные документы немцев.

Павел Алексеевич Астапенко был арестован немцами 12 июля 1942 года. На второй день бросили к нему в камеру и остальных подпольщиков — Т. М. Астапенко, Л. П. Курганскую-Соколову, М. К. Трофимову. После двухдневных допросов и истязаний нем­цы погрузили на машину более 20 человек. По дороге в Рубаники, где производили расстрел, патриоты решили пустить в ход последние возможности. Одни схватились врукопашную с охраной. А другие, выпрыгнув из машины, бросились в разные стороны. Так было предусмотрено планом подпольщиков. Н. Алисейко и П. А. Астапенко спаслись от смерти. Остальные товарищи погибли. Это, после раскрытия дейст­вующей подпольной организации в Василевичах, каратели чинили расправу над патриотами.

Что сделала подпольная организация Василевичского района? В сентябре 1941 года через Марию Константиновну Трофимову предупредила партизанский отряд Василевичского района, которым командовал коммунист А. З. Духанин, о подготовке немецкого нападения. В результате партизаны организовали засаду, и немецкая затея была сорвана. Подпольщики через Ларису Миланович печатали на пишущей машинке листовки и распространяли их среди населения. Часто можно было видеть эти листовки на дверях гебитскомиссариата. Сводки Совинформбюро принимали по радио, которое было установлено на квартире Александра Федоровича Фролова. Подпольщики обеспечивали партизан (непосредственно группу М. Д. Горбачева) боеприпасами, взрывчаткой и медикаментами. Они предупредили население о грабительских намерениях немцев. Весной 1942 года при помощи подпольщиков была выведена из строя электростанция в г. п. Василевичи. С их помощью партизаны пустили под откос вражеский эшелон у деревни Лозки.

Готовилось отравление нем­цев в столовой, взрыв железнодорожного моста на реке Ведрич и др. Такой далеко не полный пересчет работы подполья. Но предательство Бр. Кузь­-
менко оборвало жизнь патриотов, и 14 июля 1942 года немцы расстреляли их в Рубаниках около Василевичей.

В 70-е Атрощенко готовил ответ на запрос секретаря Гомельского обкома КПБ В. Ф. Языковича, в котором отмечал: “… в связи с наступлением немецких войск с начала августа 1941 года решением Василевичского РК КПБ создана организация, руководителем которой был утвержден Тихон Минович Остапенко, для подпольной работы в районе.
В состав ее входили коммунисты Любовь Петровна Курган­ская-Соколова, Николай Игнатович Остапенко, Ефим Петрович Шульга, Яков Адамович Остапенко, Гавриил Николаевич Журенок, Павел Алексеевич Остапенко, Антон Иосифович Зайцев; комсомольцы Мария Константиновна Трофимова, Лариса Миланович, Мария Денисовна Ворожун, Александр Федорович Фролов; впослед­ствии принимали активное участие и другие патриоты, однако документы об организации действия этой подпольной организации не сохранились”. 

"Не забудьте! Терпеливо собирайте свидетельства о тех, кто пал за себя и за вас...
 Не было безымянных героев, а были люди, которые имели своё имя". 
Юлиус Фучик



Лоев

В ноябре 1942 года два партизанских отряда под командованием С. А. Ковпака и Л. Н. Сабурова форсировали Днепр у Лоева. Немецко-полицейский гарнизон Лоева, заняв выгодные позиции, собирался отбить атаки партизан, которые приближались к левому берегу Днепра, а рота автоматчиков отряда, которым руководил Сабуров, уже обходила Лоев с противоположной (западной) стороны. В полдень партизаны организовали митинги населения. Там же создались пункты добровольного пополнения партизанских рядов. Когда партизаны заняли Лоев, Ковпак позвонил в Брагин и от имени немецкого гарнизона передал: “Нападают партизаны, окажите помощь!”. На семи грузовиках спешило подкрепление полицейскому гарнизону Лоева. Партизаны встретили его шквальным огнем пулеметов и минометов при входе в поселок. Одним из ценных трофеев в распоряжение Сабурова попала легковая автомашина немецкой марки. А пленные чехи Андрей Звара, Штефан Чичманец, Ян Балашек стали партизанами.

В декабре немцы опять пытались восстановить гарнизон в Лоеве. Партизанский отряд “За Родину”, которым командовал Г. Синяков, решил устроить им новогоднюю встречу. В ночь на 1 января 1943 года некоторых немецких служак спасла только темная ночь.

Более месяца партизаны находились в Лоеве. Организованно вывезли зерно со складов и раздали населению скот. В этих боевых операциях отличились Ф. Осадчий, И. А. Курзин, Г. Романьков, А. Окунев, Н. Широкошвили, А. Плотонова, Командин, Н. Я. Атрощенко, Н. А. Козимиров, Пеклин, Л. И. Шамионко и другие.

Ручеевка

С группой из восьми человек я возвращался с задания (тогда подорвали вражеский эшелон) к месту расположения отряда у д. Зарезов (пос. Кирово на Лоевщине — прим. автора). Вечерние сумерки настораживали необычным каким-то спокойствием. Так и получилось. Вскоре из-за укрытия появился “партизан-маяк”, который специально ждал нас, чтобы сообщить: отряд сменил свое место расположения. Мы последовали вслед и через 4 километра пути догнали отряд. Синяков сообщил мне, что на новом месте мы должны отдохнуть под охраной роты, а отряд идет на боевое задание. Несмотря на сильную усталость, никто не согласился, и мы присоединились к отряду.

До д. Ручеевка было километров одиннадцать. С рассветом мы должны быть на исходных рубежах, чтобы пойти в наступление. К укрепленному пункту комендантского гарнизона
подошли к четырем часам, еще не начало светать. Уточнив обстановку, заняв боевые позиции, отряд с рассветом дал огонь, обстрелял немецкий гарнизон. 80 его вояк не могли скрыться от меткого огня партизан. Соломенная крыша стоявшей вблизи конюшни не замедлила вспыхнуть от зажигательных пуль и ярко осветила вражеское гнездо, из которого живьем не вышел ни один. Захватив оружие, продовольственные товары из магазина, партизаны возвратились на свою базу без потерь…

Лабиринт Сутково

Встретили праздник 1 Мая 1943 года, провели митинги и демонстрации в населенных пунктах Лоевского района Переделка, Мохов, Сутково, Прогресс, Восход и др. 4 мая партизанский отряд “За Родину” форсировал Днепр в районе Сутково с целью разбить полицейский гарнизон в д. Рудня Маримонова. Здесь отличились разведчики Воеводин, Широкошвили. С первыми сумерками начался бой. Длился он всю ночь. С рассветом появились немецкие самолеты. 

Вернулась наша засада с гомельского большака, отошедшая после боя полицейскому гарнизону. Отряд отправился в лес к д. Рудня Каменева. Целый день немецкие самолеты бомбили деревни правого берега Днепра Чаплин, Страдубка, а к 4 часам дня началась артиллерийская канонада от поселка Подречицкое по деревням Переделка и Сутково. Два часа длилась артиллерий­ская стрельба, и только к вечеру стало тихо.

С наступлением темноты отряд прибыл к берегу Днепра с целью форсировать его в районе Сутково. Найдя свои лодки, командир отряда дал команду разведвзводу обследовать и сообщать обстановку на правом берегу. Сигнал — горящий факел. Через 30 минут как отправились разведчики мы увидели горящий факел на правом берегу. Две шестиместные и одна четырехместная лодки начали быст­ро перевозить партизан. Уже 40 человек было переправлено, как возвратился разведчик с уточненными данными. Он сообщил, что в деревнях Сутково, Мохов, Переделка и Прогресс большое соединение немцев. Имеется много танков. Синяков дал мне команду: “Поскольку твое подразделение почти полностью на правом берегу, спешно перевозите партизан обратно, а отряд будет отходить к лесу. Лодки угнать вниз по течению на 2 километра, замаскировать в кустарнике”. Уже светало, переправить 40 человек и угнать лодки нам не успеть. Я предложил свой план: переправиться на правый берег и добираться до лесов Сутковской дачи, а лодки немедленно угнать в укрытие. Мой план был одобрен.

Переправившись на правый берег, встретил своих партизан, сообщил им свое решение и сразу приняли план пройти между Сутково и Переделкой. Однако через два километра мы наткнулись на немецкий пост. Пришлось план изменить и пойти к лесу между Мохов и Сутково. Когда проходили д. Прогресс, два партизана Чапего и Стомо спросили разрешение зайти в деревню. Дав добро, мы двигались параллельно примерно метров 500. Было уже совсем светло, по улицам ходил скот. Но когда партизаны подошли к домам, там оказались немцы. “Хальт!” — послышался окрик. Но ребята не растерялись, сразу на этот окрик дали залп. Удивительно, немцы бой не приняли, скрылись…

Убивали немцы одинаково людей всех национальностей. Рассказывал нам Василий Фомич. Когда оккупанты заставили его и других местных жителей ремонтировать мост, накануне взорванный партизанами, был свидетелем: фашисты расстреляли группу мальчиков из ФЗО. Видимо, те, не успев эвакуироваться вглубь страны, возвращались к своим родным.
…Мне пришлось быть в местах, где находились деревни Прогресс, Борец, Победитель, Восход. Немцы оставили пустыню. Трудно было представить, что здесь годами жили люди, облагораживали землю, выращивали на ней сады.

Характерный случай был 5 января 1943 года. Мы находились в так называемых зимних лагерях, около земных островов на Качай-Болоте. Пост № 1 сообщил, что из деревни Рудня Удалевская прибежала женщина и сообщила о зверствах немцев. 

В одном доме заперли всю семью с малыми детьми, стариками и зажгли его. Мы на 10 парах лошадей, с пулеметами, галопом подъехали к указанной деревне. Три дома были охвачены пламенем, но гитлеровцев не было. Только слышен удаляющийся рев моторов. Оказывается, кто-то из запертых в доме кричал и звал на помощь партизан. Переводчик сообщил офицеру, что пленники призывают на помощь партизан. И этого было достаточно, чтобы отрезвить бравых вояк, они поспешно оставили населенный пункт. 

Организовав жителей, мы потушили пожар, однако 7 детей и стариков стали жертвами. В этой операции участвовали партизаны И. С. Буяк, М. Ф. Мельниченко, К. В. Пинчук, А. С. Кончиц, А. А. Ященко, М. А. Хлебников, В. А. Дорощенко, М. В. Близнец, А. М. Кныш, Я. З. Андреенко, В. И. Моцулев. Н. В. Объездчиков, Г. К. Киселев, А. Курдесов, Я. И. Боригин, Н. Я. Атрощенко, И. С. Пинчук, И. С. Мельников, П. Мельников, К. В. Рогачев (Рогалев), Н. А. Одинцов, И. Ф. Чепега”. 

В послевоенное время Павел Атрощенко вел переписку с минчанином Иваном Ветровым, уроженцем Могилевщины. Иван Данилович с 1940 по 1949 год был прокурором БССР. С сентября 1943-го по март 1944-го — командир Полесского партизанского соединения, отмечен многими орденами и медалями. Заслуженный юрист БССР, почетный гражданин Мозыря. Иван Ветров — автор книги мемуаров “Братья по оружию”, изданной в Минске в 1965-м.

P.S. Эти и другие мемориальные записи Павла Васильевича Атрощенко передаем в Музей битвы за Днепр в Лоеве.

Атрощенко_2.jpg
Атрощенко_1.jpg
Павел Атрощенко (3-й слева) с боевыми товарищами у Вечного огня в Гомеле

Атрощенко_4.jpg
Атрощенко_5.jpg
Иван Ветров, Богайчук, Г. К. Павлов, Рябчевский

Атрощенко_6.jpg
Удостоверение Павла Васильевича Атрощенко
75 лет Великой Победе
Фото из семейного архива Атрощенко
водители.jpg
Untitled-1.jpg
0 Обсуждение Комментировать