Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Баннер на сайт 816х197.jpg


Муза снова обрела лиру. Ответы на дворцовые загадки

2333 0 16:00 / 25.09.2020
Предмет гордости в коллекции часов музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля – богато декорированные каминные часы XVIII–XIX столетий, выполненные известнейшими мастерами и фирмами своего времени.


Часы каминные с двумя музами. 1827–1855 гг. Франция, Париж. Бронзолитейная фирма Деньер, часовой механизм фирмы Понс. Музей Гомельского дворцово-паркового ансамбля (без лиры в руках музы)

Часы ставили на полку камина, поэтому в таких предметах ин­терьера акцент преимущественно придавался лицевой и боковым сторонам. Общая композиция каминных часов, как правило, была замысловатой, зачастую с сюжетным содержанием и множеством элементов, и в роли одного из них выступал циферблат с обозначениями. 

Многие из сохранившихся в собрании нашего музея раритетов декоративно-прикладного искусства изрядно пострадали в годы Великой Отечественной войны в связи с вывозом в тыл и возвратом домой. Во время переездов и перегрузок предметы ломались или разбивались, терялись их составные части, и послевоенным музейщикам с реставраторами потребовалось немало усилий, чтобы вернуть им первоначальный вид. Однако всё восстановить не получалось из-за проблемы в определении, к чему относились те или иные аксессуары, и они продолжали оставаться в разрозненном виде, находясь в фондохранилище в отдельном ящике. Со временем удалось определить, например, что полукруглая деталь из золоченой бронзы – это спинка от табурета на часах «Бдение Александра Македонского», где сидит полководец; бра с военными доспехами оказалось остовом одного из двух канделябров каминного гарнитура, центром которого являются часы с рыцарями, играющими в кости...

То же (с лирой). Фрагмент

Схожая ситуация сложилась и с большими французскими часами, представленными сегодня в интерьере княжеского кабинета в башне дворца. Из эвакуации под разными инвентарными номерами, судя по книге поступлений, вернулись скульптурная группа патинированной бронзы, изображающая двух беседующих женщин по обе стороны от цоколя с механизмом и циферблатом на постаменте из черного мрамора, бронзовая подставка и несколько отдельных неучтенных деталей. Скульптуру закрепили на основании, и на протяжении многих послевоенных лет предмет экспонировался в таком виде. 

В процессе изучения и атрибуции было выявлено, что клейма на часах принадлежат двум фирмам, прославившимся своими изделиями не только во Франции. Механизм сработан в знаменитом центре часового производства семьи Понс (Pons), который был основан часовщиком Пьером-Сезаром Оноре Понсом (1773–1851). Он начинал свою деятельность в Париже, потом переехал в Сен-Николя-д’Алермон близ Дьеппа, где обрел известность сам и превратил город в крупный центр часового производства. Многие именитые часовщики так или иначе находились под его влиянием. Заключенный в кружок знак о получении Понсом золотой медали 1827 года выбит на задней плате механизма наших часов. 

Там же имеется обозначение производителя бронзы – крупной литейной фирмы семьи Деньер (Deniére), существовавшей с конца XVIII до начала XX века в Париже. Созданная Жаном-Франсуа Деньером (1774–1866), затем унаследованная его сыном Гийомом (1815–1903), она специализировалась на отделке бронзой предметов интерьера (канделябры, светильники, часы, мебель), изготовлении статуй и монументов. На их фабрике было задействовано до 200 рабочих в нескольких цехах: большой литейке, мастерских чеканки, позолоты бронз, огранки хрусталя. Среди прочих заказов им выпала честь сделать бронзовую оправу для коронационной кареты Карла X, для мебели королевского замка Тюильри и многое другое. Продукция Деньеров была удостоена медалей Парижской и двух всемирных выставок. 

Успеху во многом способствовало сотрудничество с талантливыми художниками того времени. К примеру, клеймо Deniére à Paris (а также мастерской Понса) содержат часы нашего музея с упомянутыми рыцарями, фигуры с воинской атрибутикой для которых были заказаны скульп­тору Жану-Франсуа-Теодору Жештеру, знаменитому, кроме всего, своим участием в создании рельефов Триумфальной арки в Париже.

Клеймо бронзолитейной фирмы Деньер

Нет сомнения, что две женские скульптуры описываемых каминных часов тоже сделаны по модели хорошего художника, пока нам не известного. Они передают образ античных богинь в лавровых венках и туниках. Позы в грациозных движениях и жестах запечатлели увлеченную беседу героинь, одна из которых присела на выступ с часовым механизмом и циферблатом, другая склонилась над ней. 

Но в композиции явно недостает каких-то элементов, на что указывают согнутые определенным образом пальцы рук у женщин, а также крепежные дырочки и большое круглое отверстие в центре лицевой части основания. Пересматривая снова и снова в фондах ящик с вернувшимися из эвакуации бронзовыми деталями, находим, что две из них явно от постамента этих часов: фигурка ангелочка с крыльями может прикрепляться к одному из скошенных углов постамента, а накладка в форме пряжки подходит на его боковую стенку. Теперь задача реставраторов – отлить на их основе симметричные парные элементы. 

Клеймо часовой мастерской Понс

Что касается утраченных атрибутов в руках богинь, то здесь помог случай. На сайте одного из аукционных домов нам посчастливилось увидеть совершенно аналогичные каминные часы, только пол­ностью выполненные из золоченой бронзы. Сюжет посвящен музам, на что указывали соответствующие предметы. В руках у сидящей богини дощечка и стилос – инструмент для письма, рядом с ней на цоколе лежит свиток (в наших часах сохранившийся). Та же, которая стоит, изображена с лирой. Лира! Она же есть в заветном ящике наших фондов! Пробуем «дать» в руку стоящей музе изящно сработанную золоченую лиру и… она с радостью «берет» ее. 

Теперь интрига, которая была завуалирована в часах вследствие повреждений и утрат, раскрылась, и перед нами явились две музы – мифологические обитательницы греческого Парнаса, окружавшие Аполлона. Они покровительствовали различным областям искусств, для чего были наделены должными атрибутами. В нашем случае одна из изображенных, с принадлежностями для письма, может выступать в роли задумчивой Каллиопы – музы эпической поэзии, другая, вероятнее всего, муза пения и танца Терпсихора, непременно державшая в руках лиру. Им должен был вторить и игравший на подобном струнном инструменте амурчик, который находился, как видно на часах – лоте из аукциона, на переднем плане постамента, в том самом круглом отверстии наших часов, что до сих пор оставалось загадкой. 

Много загадок таится еще в предметах искусства, составляющих художественное собрание дворца Паскевичей. В попытках их разгадать мы получаем в награду не только ответы, но, как в данном случае, и символическую возможность вернуть в музейные залы музу, которая снова обрела лиру. 
Фото предоставлены музеем дворцово-паркового ансамбля
Актуально
gsp_maket_434x764px Гомельская правда.jpg


морозовичи-агро11.jpg
0 Обсуждение Комментировать
gsp_maket_434x764px Гомельская правда.jpg