Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

баннер ИП Шалунов 816_197 НОВЫЙ.jpg

Pечицкая братва: разбор «полетов»

10325 0 11:16 / 22.03.2007
Коллегия по уголовным делам областного суда приступила к слушанию уголовного дела по обвинению членов преступных группировок, в течение одиннадцати лет действовавших в Речице. Судебное заседание проходит в гомельском следственном изоляторе, потому как ни один зал суда не способен вместить такое количество обвиняемых.
На скамье подсудимых — 32 молодых человека, долгое время державших в страхе жителей небольшого районного центра. Следственно-оперативной группе из числа опытных следователей прокуратуры области и сотрудников управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Республики Беларусь по Гомельской области в ходе кропотливой работы по расследованию уголовного дела удалось установить около 100 эпизодов преступной деятельности. В том числе покушение на убийство, вымогательства, разбои, грабежи, мошенничества, умышленное уничтожение, повреждение имущества и другие преступления.
Речицкая организованная преступная группа стала четвертой по счету, деятельность которых за последние три года пресечена правоохранительными органами области. «Гомельская праўда» рассказывала о бесчинствах, творимых группировкой валютных мошенников на Центральном рынке, о банде Морозова и преступной организации «пожарников». Речицкая группировка выделяется из их числа тем, что на протяжении одиннадцати лет (с 1994 по 2005 годы) безнаказанно существовала в относительно небольшом и внешне спокойном провинциальном городке. 
Речицкая группировка, как, впрочем, «морозовцы» и «пожарники», зародилась в экономически и социально непростое время — в первые годы после развала СССР. Многие жители районного центра, потерявшие работу на некогда стабильно работавших местных предприятиях, решились пробовать свои силы в предпринимательстве. Автоматически возникло и рэкетирское движение. В Речице его возглавил преступный авторитет из России по кличке Крюк, долгое время живший в полесском райцентре. Быстро собрав вокруг себя нежелавших зарабатывать на жизнь честным трудом молодчиков, он установил здесь свой порядок, обложив данью практически всех местных предпринимателей. 
Вскоре на криминальную арену вышла еще одна группировка, получившая название «военные» благодаря своему «происхождению». В ее состав вошли бывшие офицеры и прапорщики расформированной, но в былые времена элитной части ракетных войск. Изначально они объединились для того, чтобы защищаться от «крюковских» бандитов — бывшие военные после выхода на гражданку попытались, как и многие, найти себя в предпринимательстве. Однако очень скоро сами склонились к обычным бандитским методам, осознав, что гораздо большие деньги можно получать, отнимая их у других. «Военные» также занимались вымогательствами, угрозами, избиениями, в качестве устрашения и давления вывозили упрямых жертв в лес и подкрепляли серьезность своих намерений демонстрацией оружия. Помимо «военных» и «крюковских» в Речице существовала группировка «смотрящего» за городом по кличке Ушатый. Однако по жестокости и силе влияния и «военные», и «ушатые» все же уступали «крюковским». Все знали, что за ними стоит более серьезный и влиятельный российский криминалитет. 
После убийства в России Крюка его место занял другой человек. Вскоре от «крюковских» откололась еще одна самостоятельная группировка «руслановских», лидер которой имел очень тесные связи с гомельскими «пожарниками», в том числе и связи «коммерческие». Часть предпринимателей гомельского рынка «Давыдовский», находящегося под контролем «пожарников», платила дань именно «руслановским». 
Кроме этого, они «работали» на трассе Речица — Гомель, контролируя придорожные кафе и проституток. Сферы влияния между всеми группировками были разделены (правда, несмотря на это, конфликты между ними все же случались, и вмешиваться в разборки нередко приходилось гомельчанам). Им платили все имевшие свой, пусть и небольшой, бизнес. В том числе и нелегальный: таксисты-«бордюрщики», валютчики, наркоторговцы, проститутки. Доходило до того, что предприниматели, занимаясь оформлением необходимых документов для организации своего дела, сразу же искали и «крышу». 
У тех, кто отказывался платить, горели машины, двери в домах, торговые ларьки, товар обливался бензином. Но иногда расправлялись и жестче. 
Вот только один пример. В отношении одного из предпринимателей было совершено мошенничество. Он обратился за помощью к своим знакомым, которые имели некий вес в криминальной среде. Те попытались за него вступиться, и их обманным путем заманили на встречу в лес в Хойникском районе. Когда подъехали к назначенному месту, их окружили семь машин, из которых выскочили молодчики и стали избивать бедняг битами. Самому предпринимателю удалось убежать в лес. Жизнь его заступников спасла случайность. Мимо проезжал сын одного из них. Увидев происходящее, он схватил помповое охотничье ружье и начал стрелять. Нападавшие не были готовы к такому повороту и бросились врассыпную. За жизнь избитых ими людей потом боролись медики. 
По законам преступной иерархии речицкие группировки подчинялись областному криминалитету, лидирующее положение в котором занимала банда Морозова. Так что часть общака, формировавшегося в райцентре, отвозилась в Гомель и передавалась либо самому Морозову, либо его уполномоченному. 
Вплотную к речицким преступным группировкам мы приступили после того, как в феврале 2005 года в российском городе Клинцы Брянской области был убит начальник местного отдела по борьбе с организованной преступностью. Был взорван его автомобиль, вместе с ним погиб пенсионер МВД, случайно оказавшийся рядом, — вспоминает заместитель начальника управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД по Гомельской области Анатолий Дмитриенко. — В раскрытии этого преступления следы вели в Речицу, к участникам местных преступных организаций. Помогая россиянам, мы начали поднимать из речицких архивов дела, которые считались нераскрытыми. Поражало, что многие из них разваливались либо в стадии следствия, либо уже в суде, когда свидетели и потерпевшие отказывались от своих показаний, данных во время предварительного расследования. 
Так, например, удалось уйти от ответственности одному из активных участников группировки, на которого прямо указал пострадавший от вымогательства человек. После обращения его в милицию было возбуждено уголовное дело. Но когда на очной ставке бандит заявил: «Ну, смотри, парень, ты сам выбрал свою судьбу», дело было прекращено в связи «с неустановлением лица, подлежащего к привлечению к уголовной ответственности». Или случай, когда груз с цинком был похищен в результате разбойного нападения: свидетели и потерпевшие сначала четко опознали нападавших, а потом пошли на попятную. Таким образом членам преступных группировок удавалось уходить от ответственности и оставаться безнаказанными. 
Когда же появилось достаточно доказательств того, что в Речице безнаказанно действует преступная организация и были проанализированы собранные материалы, начались первые аресты. Мало кто из бандитов верил, что зачастившие в Речицу оперативники всерьез приехали «по их души». Как и прежде, думали, что весь шум ненадолго. Так что и это неверие во многом определило успех следственно-оперативной группы: были задержаны практически все лидеры и участники группировок. 
Всего же за время их существования в руководящий состав на различных этапах входили 12 человек. Семеро из них предстали перед судом, четверых уже нет в живых. Скрыться от следствия удалось лишь одному из руководителей, который сейчас находится в розыске. 
В настоящее время продолжается второй этап расследования уголовного дела по речицким организованным преступным группировкам, — рассказывает первый заместитель прокурора области Владимир Сарасеко. — Наряду с другими преступлениями, совершенными участниками криминальных формирований, расследуются причины, по которым оказалось возможным столь длительное их существование в небольшом городе. Так что следствию предстоит дать правовую оценку еще и действиям сотрудников речицких правоохранительных органов. 
...В зале следственного изолятора, где состоялось первое судебное заседание, было необычно многолюдно. 32 обвиняемых, их адвокаты (каждый по закону имеет право на трех защитников), десятки потерпевших. Сами же обвиняемые, оказавшиеся в прежней дружной компании, но уже за прочной решеткой, вели себя, мягко говоря, несколько фривольно: улыбались, отпускали реплики и пошло жестикулировали. Неужели они все еще верят в свою безнаказанность?
ЧП и криминал
водители.jpg
речицанефть 27.08.jpg
доброном_красный.jpg
0 Обсуждение Комментировать


434х764_Shedraia_Troika.jpg