Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

ГП 816х197.png

Председатель экономического суда Гомельской области Наталья Сарнавская рассказала, почему не нужно бояться сотрудничать с предприятиями-банкротами

3318 0 12:55 / 27.05.2022
В этом убеждена председатель экономического суда Гомельской области Наталья Сарнавская. Она рассказала «Гомельскай праўдзе», как в нашем регионе убыточные организации получают вторую жизнь.

Наталья Сарнавская
Наталья САРНАВСКАЯ: «Все предприятия, прошедшие процедуру санации, не только выплатили долги, но и получили прибыль, благодаря которой полностью модернизировали производство». Фото автора

Просчитывайте риски

– Многие люди думают, что если предприятие объявило себя банкротом, то все работники в тот же день отправятся на улицу. Так ли это?

– Слово «банкротство» можно разделить на две составляющие – ликвидацию и санацию. Обычно люди эти два понятия смешивают. Первое означает непосредственное закрытие предприятия и выплату долгов кредиторам, а второе – оздоровление и восстановление платежеспособности, которое длится в среднем восемь лет.

– Кто чаще других сворачивает бизнес?

– Согласно судебной практике, ликвидацию инициируют около 95% малых предприятий, которые, говоря простым языком, существуют только на бумаге. Часто это компании, занимающиеся перепродажей товаров. У них уже нет ни работников, ни производств, ни помещений, по месту регистрации отсутствуют, а руководителя найти практически невозможно.

– Могут ли бизнесмены воспользоваться своим банкротством, чтобы не выплачивать долги? Дескать, извините, счета пусты, рассчитаться нечем.

– В законе об экономической несостоятельности преду­смотрен ряд операций, которые должны быть совершены до окончательного признания предприятия банкротом. Во время процедуры ликвидации обязательно назначается антикризисный управляющий, на плечи которого ложится обязанность проверить всю документацию, найти активы и использовать для оплаты задолженностей.

Даже ранее заключенные сделки вправе признаваться недействительными. Например, если вдруг учредитель продал имущество по заниженным ценам, то управляющий разбирается, на каких основаниях это было сделано и кому. Если выяснится, что покупателями оказались родственники, друзья, может потребовать через суд вернуть покупки. Удовлетворяемость таких дел составляет около 100%. Практически никто эти решения не обжалует и возвращает «покупки». Так что собственник может не на­деяться на то, что процесс ликвидации поможет ему не платить по счетам.

Юриспруденция – право – экономика

– Давайте поговорим о крупном бизнесе. Нашу область неоднократно ставят в пример: мы единственные, где ни одно предприятие-банкрот не закрылось. Как так получилось?

– Весь секрет в грамотном управлении и законодательной базе. Как человек, 20 лет работающий в этой сфере, скажу, что государство придумало хорошую возможность восстановления экономики предприятий – санацию, которую прописало в законе об экономической несостоятельности. Эта процедура уже показала свою работоспособность, например в Германии. Когда в Беларуси изучали лучший международный опыт, то поняли, что именно немецкий подходит нам больше всего. Поэтому и структура закона о банк­ротстве практически полностью взята у них: формирование реестра требования кредиторов, защитный период, конкурсное производство, работа антикризисного управляющего и многое другое.

Но изменились время, страна и ее экономика, так что сегодня идет доработка нового закона. Некоторые основополагающие моменты будут пересмотрены, дополнены или изменены. Например, экономический суд уже так не будет непосредственно участвовать в исполнении принятого им же решения, принимать отдельные постановления, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности долж­ника или связанные с распоряжением его имуществом (что фактически является исполнением решения). Но за нами, в частности, сохранятся функции разрешения спорных вопросов, возникающих
между управляющим и кредиторами на стадии санации либо ликвидационного произ­водства.

– Из-за чего компании по­падают в долговые ямы?

– Одна из наиболее частых проблем – много непроизводственных активов, которые не используются. За бесхозную недвижимость и землю нужно платить налоги, а это и составляет большую часть задолженности. Еще одни из основных кредиторов – банки, которые выделяют предприятиям кредиты.

– Расскажите, кто на Гомельщине успешно прошел санацию.

– Калинковичский мебельный комбинат, Калинковичский завод бытовой химии, сельскохозяйственное предприятие «Новый путь» в Добруше. Они не только выплатили долги, но и получили прибыль, благодаря которой полностью модернизировали производство.

В настоящее время в области процедуру санации проходят 17 предприятий среднего и крупного бизнеса, из них пять – негосударственной формы собственности. Кстати, больше, чем в других областях. Восстановлением, в том числе частников, занимается государство. Ведь это в интересах экономики: уменьшить траты и себестоимость продукции, найти рынки сбыта, загрузить производство объемами, заработать деньги, сохранить рабочие места.

Взять, к примеру, гомельское предприятие «Випра», которое много лет было убыточным. Начав процедуру санации, оно практически рассчиталось с кредиторами и стало продукцию поставлять на экспорт, в том числе в Россию.

На Мозырском авторемонт­ном заводе дела идут так хорошо, что 70% кредиторской задолженности уже погашено. Сегодня предприятию требуются новые работники и оборудование, чтобы еще больше зарабатывать.

– Чем именно помогает государство: погашает долги или выдает новые кредиты?

– Ничего подобного. Управляющий назначается для того, чтобы проанализировать текущее положение дел предприятия. Как говорится, посмотреть на ситуацию со стороны и под другим углом. На основе того, что есть, составляется бизнес-план: как предприятию своими силами улучшить экономическое состояние. Государство же предоставляет для этого возможность. Например, если процедуру санации проходят строительные компании (Светлогорский ДСК, «Мозырьпромстрой», стройтрест № 40 Жлобина), то облисполком или райисполком нагружает объемами, дает новые стройплощадки и прочее. Или предоставляются дополнительные торговые площадки «Мозырьпиву», чтобы оно могло реализовывать больше своей продукции. Санация – это не золотой билет, а поддержка на взаимовыгодных условиях.

– Если подумать, то всё это в состоянии были сделать и сами предприятия, если бы маркетологи лучше потрудились и нашли новых партнеров.

– Как правило, на предприятиях-банкротах маркетинговая служба либо отсутствовала, либо вообще не работала. И это большая проблема: нет продвижения продукции – нет продаж, нет продаж – нет средств, нет средств – нет производства. Большей части финансовых проблем можно избежать, если нанять человека, который заинтересован работать и зарабатывать.

– Может, просто другие компании осторожно относятся к заключению контрактов с банк­ротами?

– Я всегда говорю: не нужно бояться сотрудничать с этими предприятиями. То, что они проходят процедуру санации, не значит, что они не могут выполнить условия договора. Наоборот, у них больше развязаны руки: урегулирована оплата по долгам, все работники вовремя получают зарплату, вносятся налоги и взносы в ФСЗН, счета не арестованы, исполнительные производства прекращены, арестованное имущество возвращено, имеются денежные средства. Иными словами, предприятие дышит и в состоянии трудиться.

Коллективная работа

– Если управляющий хорошо исполняет свои обязанности и предприятие уходит в плюс, станет ли он в перспективе его руководителем?

– Не обязательно, он же, по сути, посторонний человек, который подсказывает, как улучшить платежеспособность. Досконально производство не знает. К тому же его работа не всегда идеальна. Комиссии по оздоровлению, которые созданы при облисполкоме и райисполкомах, периодически заслушивают отчеты и обсуждают экономическое состояние вверенных предприятий. Если работа проведена недостаточная, то управляющего могут заменить.

Да и все свои идеи, предложения, замечания управляющие обсуждают с комитетом кредиторов. Потом с одобренным пакетом документов выступают в суде, где принимается окончательное решение – утверждать новый бизнес-план или нет. Самостоятельные решения он не принимает – у него нет на это полномочий.

Но бывают случаи, когда управляющий становится руководителем предприятия. Например, управляющий Калинковичским заводом бытовой химии после окончания санации осталась на предприятии и стала его директором.

– А работники как-то участвуют в процедуре оздоровления?

– Обычно трудовой коллектив выбирает своего представителя, который может посещать судебные заседания, высказывать мнения, нужно ли, скажем, продлевать санацию.

Лучше всего, если с управляющим в тесной связке работает хороший производственник, который поможет сориентироваться, где есть возможность улучшить производство, выпустить больше продукции или закупить более дешевое, но не менее качественное сырье. Как показывает практика, когда коллектив настроен работать и готов сохранить предприятие, то процедура санации проходит максимально успешно. 
Экономика


нефтебурсервис1.jpg
белоруснефть.jpg
УПК Белоруснефть ОБЪЯВЛЕНИЕ ф.А5.jpg
морозовичи-агро2.jpg
0 Обсуждение Комментировать