Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Размышление над документальной повестью Александра Чурилова «Мы влюбляемся в свое время. Журналистские хроники», вышедшей в издательском доме «Гомельская праўда»

2530 0 08:55 / 04.04.2021
У разведчиков и журналистов похожие профессии. Первых попробуй проверить, вторых – опровергнуть. Этот афоризм автора можно смело брать в качестве эпиграфа к книге. 

На первый взгляд, повесть выстроена хронологически, однако деление на главы по большому счету условное. В каж­дой много авторских отступ­лений, эмоциональных параллелей, цитирований любимых писате­лей и даже отсылок к Священному Писанию. Самым естественным образом в повествовании соседствуют Обь и Днепр, журналистика и футбол, Чернобыль и пушкинское Михайловское. Отдельные строки точны, как статотчеты, другие поражают тонким лиризмом. А еще эта книга – собрание людей разного возраста, занятий, характеров и поступков. 

«Так получилось, что в моей жизни причудливо переплелись нефть и журналистика, – пишет Александр Чурилов. – Какими-то туманными представлениями нефть вошла в еще мое детское сознание вместе с разговорами родителей, которые работали в объединении «Киргизнефть», поездками с отцом на буровые… Первые шаги во взрослой жизни я тоже сделал на предприятии, непосредственно связанном с добычей нефти, – в тампонажном управлении объединения «Белорус­нефть». Журналистика входила в мою жизнь исподволь, неторопливо, будто примеривалась, сможет ли соперничать в моем сознании с нефтью».

IMGL0069.jpg

От заметок в окружной армейской газете и отделения журналистики Минской высшей партшколы – к работе заместителем редактора и редактором речицкой районной газеты, затем собкором «Гомельскай праўды». Безусловно, журналистская карьера состоялась. Параллельно с ней состоялась и писательская – «Журналистские хроники» стали четвертой книгой Чурилова. При этом никуда не исчезла неф­тяная тема: кроме тампонажного управления, он несколько лет отдал работе в Речицком управлении технологического транспорта № 1, возглавлял парторганизацию Белорусской нефтеразведочной экспедиции в Западной Сибири, а до выхода на пенсию руководил газетой «Нефтяник».

Хотя, признается автор, ни к чему особенно он не стремился, всё получалось так, как будто кто-то брал и вел его за руку. Просто всегда старался ценить в людях лучшие качества и умел учиться. А главным предназначением мужчины считает заботу о семье, любимой женщине, друзьях и коллективе, которым руководит.

Жизнь подарила ему много встреч с огромным количеством людей. Нередко, по словам Чурилова, случалось переводить человека в разряд «нерукопожатных», и о них тоже рассказано в книге. Значительно больше было тех, которым искренне пожимал руки и ждал новых встреч. Среди них старейшие председатели речицких колхозов Николай Николаевич Коваль, Григорий Куприянович Шпаков. Прокурор Речицкой межрайпрокуратуры Василий Иванович Шаладонов, начинавший трудовую деятельность в нефтяной промышленности и выросший до Генерального прокурора Республики Беларусь. «Именно к нему можно отнести слова, что любовь к человечеству лишь тогда плодотворна, когда она сочетается с живым участием в судьбах отдельных людей», утверждает автор. Добрый след в душе оставил ректор ВПШ Николай Ильич Пахомов, культивировавший атмосферу открытости и дружелюбия. (Кстати, в годы войны Николай Иванович редактировал подпольную «Гомельскую праўду».) 

После ВПШ у Чурилова новая страница биографии: речицкая газета «Дняпровец». Работа заведующим отделом писем научила слушать, вникать в проблемы читателей, помогать им. В должности заместителя редактора не раз набивал шишки, отстаивая свою позицию в высоких кабинетах. Главу, посвященную этому периоду работы в газете «Дняпровец», автор назвал коротко: «Противостояние». Середина 80-х – время больших надежд и пустых прилавков. Именно в это время в районке была напечатана критическая статья о производственном конфликте в одном из трудовых коллективов, вызвавшая неоднозначную реакцию райкома партии. Противостояние продолжалось долго, дело дошло до столицы. Тогда в защиту речицких коллег выступила «Звязда» – главная партийная газета республики. 

Жизнь постоянно испытывает каждого из нас, подбрасывая проблемы, и одновременно закаляет, преподнося уроки. У Чурилова в этом плане всё по максимуму. Но ошибки умел признавать, а это, как известно, признак не слабости, а силы. Действовал сообразно выражению «Если не можешь изменить обстоятельства, постарайся, чтобы они не изменили тебя».

«С возрастом всё чаще задумываешься, а что у тебя за стержень в жизни? Ближе всего сердцу моему царь без царства и бедняк, не умеющий просить милостыню»

В феврале 1992 года, когда после развала СССР привычный мир расползался по швам, он стал редактором «Дняпроўца». Сложных ситуаций было немало, в том числе экономического характера: на глазах таяли запасы газетной бумаги, а новую купить не за что, не хватало средств на оплату типографских услуг. Нужно было оперативно реагировать на вызовы времени, искать выходы, порой нестандартные. Но Чурилов презирал бы себя, если бы при выборе между трудным и легким выбирал легкое. Не тот характер.

По его словам, каждый человек проходит испытание человеком. «Профессионал управляет скрытыми рычагами там, где дилетанта заносит на поворотах, – рассуждает он. – Профессионал не боится отстаивать свою позицию на любом уровне, дилетанта проще использовать для сомнительных операций, итогом которых могут стать и сомнительные перспективы». 

Через десять лет Александр Чурилов перешел на работу в областную газету собственным корреспондентом по Речицкому, Брагинскому, Лоевскому и Хойникскому районам. По его словам, в коллективе «Гомельскай праўды» он нашел главное – дух творчества, радости от своей работы; «редакционная коллегия, как и все журна­листы, в поиске новых подходов, оригинальных тем для публикаций». 

Конечно, книга «Мы влюб­ляемся в свое время» будет интересна прежде всего журналистскому сообществу, хотя многое в ней покажется «слишком». Но искренность автора, его глубокая жизненная философия, попытка взглянуть на себя со стороны и дать оценку своим поступкам и времени, в котором живешь, вызывают симпатию. А некоторые фразы можно запросто заносить в записные книжки: «Литература, даже самая великая, всегда опаз­дывает. Она живет па­мятью, а не увиденным только что. Для актуальных эмоций существует газета». 

«Говорят, можно прикинуться добрым, на какое-то время можно даже прослыть умным, но нельзя притвориться интеллигентным». 

«Еще вчера совесть была важным компонентом жизни, а нынче она лишь филологическое украшение литературы».

«Отсутствие смерти, если вдуматься, равнозначно отсутствию рождения. Бессмертие предполагает бесконечность существования в обе стороны. Не умирает лишь тот, кто никогда не рождался, тот, кто не сотворен».

Большой теплотой пронизаны воспоминания автора о детских годах, о бабушке, посвятившей внука в библейские легенды, о том, как соседи помогали выживать голодающей семье репрессированного деда. Прекрасны описания природы, особенно сибирской. Например, такое: «Зимой на безупречной белизне цело­мудренной чистоты тундры можно увидеть оброненные кем-то семечки треугольных хантыйских чумов с горстью чернобоких оленей рядом».

«Я многое испытал, я видел огромный мир и пытался узнать о нем больше. Любил и был любим. Познал настоящую дружбу, мои дороги пересекались с яркими людьми и с откровенными подонками. Любил работать, и работа любила меня. Я всегда называл вещи своими именами и никогда не плыл по течению», подытоживает автор. 

Не хочется, чтобы на этом была поставлена точка. Уверена, в запасниках у Александра Чурилова еще много материала, который ляжет в основу новых интересных книг. 
Культура
водители.jpg

0 Обсуждение Комментировать