Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Курсы подготовки к ЦТ в Гомеле (3).png



Студенческие бунты прошлого года — подготовленная провокация

670 0 17:17 / 06.10.2021
Зачем с кем-то воевать, если можно воспитать детей врага. Как тебе надо. Простая истина, которой руководствуются наши западные недруги. В прошлом году группы студентов срывали занятия в вузах, оскорбляли педагогов, призывали бастовать, устраивали шоу на ступеньках университетов, демонстративно забирали документы, блокировали дороги... Среди них было немало подготовленных провокаторов. Главное, о чем свидетельствуют те события, — с нашей молодежью работают давно и системно. Как далеко это может зайти, показала недавняя трагедия с пермским 18-летним убийцей, воспитанным интернетом, пишет sb.by.

b1418bb1d18ddeac7c9a16cf58261edf.jpg

«Мы — поколение свободы и перемен»

Так говорили они. Но чему удивляться? Молодые люди — это всегда бунтари, бывают и с оттенком радикализма. Из-за возрастных особенностей, неопытности, эмоциональности молодежь во всем мире втягивают в антигосударственные движения. Ее легко накачать нужными смыслами, оболванить, послать нужным маршрутом. Так было и в Беларуси. У каждого триггера, из-за которого студенты попали под уголовную или административную статью, есть конкретные имена и фамилии.

…Недавно суд рассматривал дело 12 студентов, выпускников минских вузов и бывшего ассистента кафедры. Они координировали акции, сообщали их время и место в телеграм-каналах, писали о перемещениях милиции, распространяли листовки с призывами к беспорядкам, управляли участниками, занимались их подготовкой. За обвиняемыми закреплялись определенные направления и вузы.

Организацию мятежей обсуждали лично и на онлайн-видеоконференциях. Есть записи такой беседы с Тихановской. Она, напомню, предъявляла ультиматумы, призывала к протестам. На одной из онлайн-бесед молодые возмущались, мол, нет активности и забастовок среди студентов. Людей нет, «как ни пытаемся их гнать, как ни пытаемся с ними что-то делать, они просто не идут», цитирую участника. Другие говорят: «И в пятницу на встрече с выпускниками было достаточно неприятно... Мы стояли у главных ворот, кричали всем «далучайся», когда люди шли на пару. Никто не присоединялся». «Мы делали акции, но приходило не очень много людей».

Однако поначалу эффект был: саботирована работа в вузах, сорван образовательный процесс, оказывалось давление на других студентов, оскорбляли педагогов и сотрудников ОВД. Да, осужденные — активисты «координационного совета», подпольного студенческого объединения, незарегистрированного «правозащитного» центра «Весна». Кстати, финансируемого из-за рубежа.


Особенно агрессивные информационные атаки на студенчество сотрудники правоохранительных органов заметили в конце августа 2020-го. Именно тогда среди учащихся, преподавателей и работников ведущих вузов Минска активно распространялись призывы к забастовкам, уличным акциям, выходу из БРСМ, подписанию политических петиций, созданию «стачкомов».

Чтобы пресечь противоправные шаги, милиция начала работать, к примеру, с БГУ, БНТУ, БГУиР и БГЭУ. Рассказывает заместитель начальника ГУБОПиК МВД Михаил Бедункевич:

— В первых числах сентября в вузах удалось существенно сбить опасные настроения. Нам стали известны имена активистов и тех, кто стоял за организацией мятежей в студенческой среде. С молодежью разговаривали, разъясняли возможные последствия негативных поступков. Однако 1 сентября акции все же прошли в ведущих столичных вузах.

Со слов полковника милиции, 1 сентября незаконную акцию организовали, например, студенты лингвистического университета. Плакаты, символика, набившие оскомину лозунги, оскорбления милиционеров, агрессия к министру иностранных дел, который в День знаний посетил вуз. Активность была и 2, 3 сентября. При этом руководство МГЛУ старалось скрыть от правоохранителей имена зачинщиков, говорит мне собеседник.

4 сентября в фойе вуза прошла очередная акция. В присутствии пяти деканов разных факультетов и преподавателей. Почему они не реагировали? Вмешалась милиция, пятерых студентов задержали. Они к тому же оскорбляли сотрудников ОВД, оказывали активное сопротивление, наносили удары. После задержания остальные бунтари разошлись по аудиториям. По оперативным данным, тише стало и в телеграм-каналах, где были студенты этого и других вузов, читались растерянность и непонимание (что дальше?).

А дальше ректор ходатайствовал об освобождении задержанных, и те, вернувшись «героями», принялись за свое. И вот новая акция, более масштабная — до 200 человек вылились на улицу, увлекая за собой молодежь из других университетов.

Незаконные действа, переросшие в своеобразный демарш на проспекте Независимости, продолжились с новой силой рядом с МГЛУ и 5 сентября 2020-го.

Преподаватель кафедры итальянского языка Сергей Корчицкий выступил с речью: мол, «мы вышли поддержать вас, и это не последняя акция… мы не допустим насилия в вузе… преподаватели благодарят вас за солидарность, будем потихонечку расходиться, но мы вернемся…». А вот что о прошлогодних событиях рассказывала недавно недожурналистам теперь уже бывший доцент кафедры Наталья Дулина: «1 сентября мы планировали устроить забастовку. Объединиться всем вместе — студентам и преподавателям — и пойти к Министерству образования. Такие планы были во всех вузах. Но пройти нам не дали. Дорогу преградил ОМОН… Тогда мы разбились на небольшие группы и, спрятав всю символику, стали пробираться. На проспекте в районе площади Победы увидели, что часть групп уже разгоняют…»

Нашу молодежь пытались превратить в стадо, послушно выполняющее чужие команды.

Так отдельные «педагоги» подбрасывали уголь в топку бунта, выражая поддержку, по сути, от всего педсостава. И вот 19 сентября в сети появляется видеообращение студентов. Среди прочего, к примеру, пятикурсник от администрации университета требует: «Публично заявить о своей позиции по отношению к результатам выборов и высказаться о насилии со стороны силовиков». «Организовать новые выборы и студенческое представительство…» — говорит на видео другой молодой человек. Дальше — про «освободить политзаключенных»… Ну вы поняли. Это, кстати, при поддержке инициативы аферистов «Честные люди» и бывшего СМИ. До этого было аналогичное обращение некоторых педагогов. Чему они учили детей? Педагог должен воспитывать и давать знания, а не строить интриги и помогать в разрушении своей страны.

06d348d1c7bddc81eb571132af81fd55.jpg

Что было? Взгляд изнутри

Молодой человек согласился рассказать о внутренней кухне студенческих мятежей при условии анонимности: «Повестка для молодежной среды формировалась задолго до августа 2020-го. Через разные мероприятия и инициативы, вроде ЗБС (студенческая коалиция, «цель которой — консолидация белорусского студенчества для возрождения в Беларуси принципов демократичности…»), так называемый молодежный блок».

Последний создан специально под выборы, под предлогом выдвижения кандидатов в Парламент активно формировал настроения недовольства в различных социальных группах. Проводились какие-то лекции, курсы, эксплуатировалась на первый взгляд неполитическая тематика — закон об отсрочках, распределение студентов, легализация наркотиков. Постепенно в движение втягивали все больше людей, а с какого-то момента в сообществе начали навязывать нужную повестку.

— «Почему бы не послушать лекцию?» — думали мы, не подозревая, что нас готовят к протестным делам, — говорит мой собеседник. — Так внушали определенные мысли. Стало казаться, что это твои идеи, что так ты и думал. К тому же не сразу было видно, что те же преподаватели «альтернативных» взглядов осторожно навязывали их даже на лекциях в вузе.

ЗБС появился в Беларуси еще в 1990-х годах. Потом затих, продолжил деятельность с 2000-х. Ближе к выборам-2020 создали сеть чатов в Telegram для основных вузов. Все были связаны между собой, их админы общались в общем чате… Эти «шататели режима» до последнего верили в безнаказанность. Мол, все будут заняты предприятиями и другими важными вопросами, а на студентов внимания не обратят. Ну или не станут задерживать, простят, не накажут.

Марш 1 сентября, когда вышел один вуз, по пути цепляя остальные, тоже планировался. Обсуждался маршрут, координировались действия. В потоке мелькали символы университетов — это для картинки, нужно было показать, что студенчество едино и оно против. Против чего? Лично я, сколько ни спрашивала у молодых людей, ответа не услышала.

— В аудитории тоже врывались не случайные люди, — продолжал мой собеседник. — Собирались 5—10 человек и ходили по аудиториям, в основном к первокурсникам. Скандалили, оскорбляли учителей, срывали занятия. Были активисты, так стремившиеся попасть на «сутки» и получить европейскую поддержку, визу, место по программе Калиновского. Студентов, отказывавшихся в этом участвовать, травили. И такое наблюдение: требования выдвигали исключительно на публику, к руководству университетов не шли, ведь сказать и спросить было нечего.

Словно диверсионные группы, работали на митингах и те, кто учился, к примеру, в Польше и Литве. Возможно, они и составляли костяк мятежников-студентов.

Однако сколько мусора успели вложить в головы нашей молодежи, которой завтра доверят будущее страны?.. Много было сказано и об этом, и о проблемах системы образования. Приведу несколько вполне логичных вопросов, рассуждений представителей силовых структур, которым пришлось пожинать плоды ошибок образовательного блока. Почему в вузы до сих пор могут заходить посторонние? Когда появятся кодексы чести преподавателей и студентов? Необходим контроль за деятельностью педагогов, фильтры для сторонних организаций, проникающих в учреждения образования, — идеологическим диверсантам здесь не место.

fcc656815b610657f20e1cb22f71b0b4.jpg

Что планируют делать учебные заведения, чтобы студентов не впутывали в незаконные мероприятия? С этим вопросом я обратилась в Министерство образования. Вот ответ:

— Существует упрощенное представление, что протест в молодежной среде организуют исключительно анонимные телеграм-каналы. Это не так — каналы выступают в основном средством информирования о деятельности оппозиции, но они не контролируют активность в вузах.

Реальные попытки внешнего влияния в отношении студентов фиксируются специалистами Минобразования в основном на старших курсах. Дело в том, что примерно с третьего курса обучения начинаются массовое трудоустройство студентов в коммерческие компании и оплачиваемые стажировки. Попадая в новую среду, студент, к примеру, востребованной ИТ-специальности получает относительно высокий заработок, а затем встраивается в иерархию мнений, которая ранее сложилась в компании.

Новшество и определенная «невидимость» проблем работы с молодежью сегодня состоит в том, что оппоненты ведут идеологическую работу не в формате лекций, полевых лагерей, тренингов, как это было 10—20 лет назад, а активно используют внутренние системы коммерческого менеджмента в отношении собственных сотрудников, пользуются служебной зависимостью.

В крупных коммерческих фирмах есть целые отделы, которые заняты обеспечением корпоративной лояльности. Они организуют системы перекрестного контроля, доносов, поощрений за выявление слабых работников и прочее. Все это действует на фоне внешне комфортной, неагрессивной среды — позднего начала рабочего дня, многочисленных корпоративных мероприятий, высоких зарплат, премий, в том числе в конвертах, не облагаемых налогами. За счет таких методов управления достигается эффект полной лояльности и контроля сотрудника, фактически его мнение покупают.

Студент, который из вуза попадает в эту среду, со временем полностью перенимает политические установки своего коммерческого руководителя, даже если они открыто враждебны государству. И уже будучи выпускником вуза, но сформировав некие взгляды, заручившись поддержкой нанимателя и материальными средствами, такие лица администрировали деструктивные чаты. Как правило, они уже не были студентами, но сохраняли определенный круг контактов в вузе, в том числе с младшими курсами, преподавателями, другими сотрудниками вузов.

После Всебелорусского народного собрания работники ведомства провели негласный анализ мнений учащихся. Характерно, что во время личного неформального опроса подавляющее большинство учащихся ПТО, ССО, студентов технических специальностей, старших школьников не демонстрирует никаких знаний об истории бчб-символики в позитивном контексте, который больше года агрессивно навязывают подрывные телеграм-каналы. Это означает, что, несмотря на активные попытки распространения экстремистской символики, цель ее укоренения, исторического обоснования, популяризации среди молодежи не была достигнута.

Тем не менее, необходимы определенные мероприятия. В частности, по поручению Президента уже ведется работа по подготовке специализированного учебного пособия для вузов, средних специальных заведений и школ. В столице и региональных университетах появятся студенческие научные лаборатории, задача которых — сбор информации о преступлениях нацистов и коллаборационистов в своей местности, а также работа над новыми, молодежными формами подачи материала.
Фото Рисунки Олега КАРПОВИЧА
Новости Беларуси
водители.jpg
Белоруснефть обучение.jpg
Сайт морозовичи-агро2.jpg
речицанефть 17.01.22.jpg
доброном_красный2.jpg
0 Обсуждение Комментировать

434х764 ГП.png