Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

ГП 816х197.png

О велотурах, фестах и отрыве от цивилизации (+фото)

4133 0 23:49 / 21.01.2014

Что нужно делать, чтобы создать моду на сельский туризм? Об этом корреспондент “ГП” беседует с менеджером по проектам Белорусского общественного объединения “Отдых в деревне” Натальей Борисенко.

IMG_7963 Наталья Борисенко: “Востребованность агроусадеб прежде всего гражданами своей страны — явление естественное”
— У общественного объединения “Отдых в деревне” есть достаточно живой сайт. К тому же оно широко представлено в соцсетях, ведется блог в ЖЖ. Судя по контенту, активная деятельность объединения направлена скорее на владельцев агроусадеб, чем на туристов. — Именно так. Наша целевая аудитория — люди, наиболее заинтересованные в профессиональной теме: хозяева агроусадеб или те, кто неравнодушен к развитию сельского туризма. Вы правильно заметили, сайт специализированный, но при этом мы не ставим перед собой задачи сделать его рекламным. Работаем с владельцами усадеб, проводим для них обучающие семинары-тренинги, ознакомительные туры, где они могли бы набраться новых идей. Словом, вот уже 11 лет успешно продвигаем такое направление туризма как агроэкотуризм. — Чего, на ваш взгляд, не хватает белорусским агроусадьбам, чтобы желающие погостить там недельку-другую в очередь выстраивались? — В принципе и сейчас неплохой спрос на агроэкотуризм. Если поначалу росло количество агроусадеб, то теперь настал период, когда на первый план вышел вопрос качества: турист стал избирательным, наличия домика в деревне с прекрасным ландшафтом ему уже мало, хочется впечатлений и развлечений. Если хозяин усадьбы может предоставить качественный отдых плюс интересные туристические продукты в приложение (какие-то маршруты, праздники), это зачастую играет роль ключевого фактора при выборе. DSC_0580 — Первое, что приходит на ум, — хутор Шабли, который у многих белорусов и зарубежных туристов ассоциируется с ежегодным международным фолк-фестивалем “Вольнае паветра”. Еще у всех на слуху музей сельской культуры “Дудутки”. Но в целом негусто… — Ну почему? Может, и не в такой степени, но известны и другие фестивали, связанные с сельским туризмом. К примеру, “Матольскія прысмакі”, “Анінскі кірмаш”, “Заборскі фэст”, “Дрыбінскія таржкі”... — К сожалению, все праздники, перечисленные вами, проходят в других областях Беларуси. А гомельский регион чем-то примечателен в этом плане? — Крупных праздников, связанных с сельским туризмом, которые были бы на слуху, в Гомельской области пока не проводится. Зато в вашем регионе живы народные обряды, не имеющие привязки к той или иной усадьбе, но ставшие символом. Например, мы были у вас в деревне Погост Житковичского района на празднике святого Юрия. Очень выразительный праздник, привлекающий к себе людей. Думаю, со временем у кого-то из хозяев агроусадеб появится идея интересного проекта. Это просто вопрос времени. Возьмем, к примеру, Могилевскую область, которую никто не воспринимал как центр сельского туризма. И вот у них родилась идея создания феста “Большая бард-рыбалка” в Быховском районе, которая успешно реализовывается в течение последних трех лет. Никто не верил, в то, что это возможно. А в результате идея не только воплотилась в жизнь, но и стала одной из самых успешных. Даже Борис Бурда приезжал в Беларусь на этот празд­ник. Так же может быть и в Гомельской области. Предпосылки для креативности есть везде, главное, чтобы нашлась какая-то идея, которая выделялась бы из остального ряда. — И правда, что мешает хозяевам агроусадеб наладить сотрудничество хотя бы с местными фольклорными коллективами? — Многие уже к этому пришли в разных районах Беларуси. При таком сотрудничестве эффект гораздо больше. Хозяину усадьбы в одиночку трудно обеспечить все виды услуг.DSC_0115 — Приходилось ли вам слышать о том, что развитию бизнеса мешает транспортная проблема? Бывают ведь очень живописные места, но добраться туда весьма проблематично… — Есть такая проблема, особенно в межсезонье. Это, конечно, фактор, осложняющий жизнь, но если человек заинтересован в максимальном отрыве от цивилизации, для него отдых в такой удаленности как раз то, что нужно. К примеру, возьмем Россонский район Витебской области. Казалось бы, район крайне удаленный, находится на границе с Россией, добираться туда очень долго, зато в тех местах можно получить удовольствие от отдыха, ощущая полное отключение от цивилизации: совершенно дикая природа, множество озер — и транспортная доступность становится уже на второй план. Спрос есть, там уже больше 30 усадеб. Хотя все зависит от туриста: если его пожелание — быстро и эффективно доехать до места отдыха, он попросту выберет усадьбу, расположенную недалеко от дома. — То есть вы хотите сказать, что немало людей при выборе места для сельского отдыха отдают предпочтение усадьбам своего региона? — Да. Туристы из Гродно или Витебска вряд ли поедут в Гомельскую область: постоянного потока туристов из других областей ждать нереально. Все-таки люди отдыхают в сельской местности, расположенной в радиусе 150 — 200 км, если это белорусы. Если же это российские туристы, то расстояния их вообще не пугают, поскольку, как говорят многие хозяева наших усадеб, туристы едут не только из Москвы и Петербурга, но из более дальних городов России, и 200 — 300 км влево-вправо для них уже не решают ничего. — Скорее всего, белорусские усадьбы живут за счет соотечественников и российских туристов, или это ошибочное мнение? — Так и есть. Белорусские туристы составляют чуть больше 80%, россияне около 12%. На самом деле востребованность агроусадеб прежде всего гражданами своей страны — естественное явление. Только две страны в Европе — Италия и Словения — могут похвастать, что у них приток иностранцев в сельский туризм превышает приток сограждан. Италия — потому, что это очень раскрученная туристическая страна, а Словения — за счет отдыхающих австрийцев, которым это обходится значительно дешевле, чем в своей стране. Но во всех других странах подавляющее большинство туристов — это люди своей страны. Поэтому при открытии усадеб в Беларуси рассчитывать нужно в первую очередь на белорусов. Что касается российских туристов, у них нет языковых и визовых барьеров, поэтому не проблематично сюда приехать.DSC_1978 Очень редко к нам обращаются туристы из дальнего зарубежья с просьбой подсказать маршруты велотуров по сельской местности с остановками в усадьбах. Еще посещают агроусадьбы и бизнес-туристы, приезжающие в Минск по делам. Белорусские партнеры вывозят их посмотреть нашу глубинку, чтобы они могли почувствовать колорит страны, ведь Беларусь — это не только город Минск. К слову, часто Дудутки выполняют эту роль. — Интересно, участники велотуров нуждаются в каких-то культурных программах? — Конечно. Это те вещи, которые вызывают эмоциональный всплеск. Не просто хлеб-соль, хотя это тоже замечательно, но и что-то такое для души. К примеру, у нас был велотур с зарубежными волонтерами. Иностранцы с удовольствием обучались белорусским народным танцам. В этом деле языковой барьер — не проблема. В усадьбу приглашали местный фольклорный коллектив, который помогал им окунуться в новую для них культуру. Лет шесть назад мы организовали еще один велотур, который длился в течение месяца. Европейские туристы ехали на велосипедах от Беловежской пущи вплоть до границ с Россией на Витебщине. И они в это время разучивали белорусскую песню про Марусю. Им были выданы слова песни, написанные латинкой: “А я ўсё дзіўлюся, дзе мая Маруся”. Они были в восторге, с удовольствием учили и пели. Мы через несколько лет после этого встречались и были удивлены: они эту песню до сих пор помнят. — На страничке в Facebook “Отдых в деревне” прочла о том, что есть агроусадьбы, которые проводят арт-фесты для детей-инвалидов. Смею предположить, что благотворительностью в этом бизнесе занимаются считаные люди... — Да, таких людей пока немного. Мы сейчас пропагандируем эту идею в рамках движения “Агроэкотуризм без барьеров”. Провели круглый стол, обращение открытое везде разослали, собрали группу контактов из заинтересованных людей, которые хотели бы что-то сделать в этом направлении. Но пока, к сожалению, у нас нет массового понимания, что инвалиды — взрослые и дети — такие же туристы, как и все остальные. К слову, в агроусадьбу в Брестской области каждый год приезжает отдыхать россиянин в инвалидной коляске, ему там нравится, он с удовольствием рыбачит.DSCF2060 — Есть какая-то планка, по которой определяется уровень агроусадьбы? — Сейчас встал вопрос о необходимости сертификации усадеб. Наше общественное объединение разработало еще в 2006 году систему стандартов для сельских усадеб, это внутренний стандарт нашей организации, в котором оговариваются критерии, необходимые для присвоения каждой категории — от одного до четырех петушков. Зеленые петушки — это официально зарегистрированный символ нашей организации, и мы можем присваивать категорию в зависимости от набора услуг, технических параметров, которыми обладает усадьба. Этот набор критериев разработан на базе лучших примеров наших европейских соседей, по которым они проводят такую же сертификацию. — Петушки — это что-то вроде звездочек в гостиничном бизнесе? — Да. И это не только у нас так, в сельском туризме других стран тоже что-нибудь такое: в Литве — аисты, в Италии — цветочки. Мы уже провели экологическую сертификацию 50 белорусских агроэкоусадеб по стандартам Европейского центра эко- и агротуризма. Это определяет тот уровень, на который надо ориентироваться в работе и соответственно цены выставлять за услуги.DSCF2088 — В Беларуси есть успешные усадьбы, которые по всем параметрам соответствуют четырем петушкам? — Безусловно, есть такие усадьбы, которые достигли 4-й категории: к примеру, усадьбы “Вясёлая хата”, “Ганка”. Пока что счет таких усадеб исчисляется десятками. Есть и несколько сотен усадеб, которым есть еще куда стремиться, но они уже работают на достойном уровне. — Интересно, чем белорусская усадьба отличается от усадьбы развитой европейской страны? — У нас они еще сохранили душевность. Это очень личный бизнес, семейный, человеческий, основанный на общении. В Западной Европе это направление начало развиваться гораздо раньше. С одной стороны, у них больше опыта, с другой — в этот бизнес уже пришло молодое поколение, у которого немного иной подход — меньше душевности, больше коммерции. У нас, к счастью, пока этого не произошло. Очень хотелось бы, чтобы такие важные черты, как душевность и гостеприимство, сохранились и стали нашей отличительной особенностью, которую не заменишь даже самыми супернавороченными условиями внутри усадьбы. Да, Беларусь последней в Европе стала на путь развития сельского туризма. Но и в этом есть положительный момент: перед нами множество примеров и моделей развития. Двигаться вперед можно достаточно быстрыми темпами. — Агроэкотуризм развивается в Беларуси одиннадцать лет. Как, на ваш взгляд, он будет выглядеть лет через десять? — Вперед на десять лет, конечно, сложно предугадать — все стремительно меняется. Но в целом, мне кажется, тенденция будет та же, что и в других странах. Когда количество усадеб достигнет своего возможного максимума, начнется процесс шлифовки. Будут отсеиваться усадьбы, хозяева которых пришли в этот бизнес неосознанно или случайно. На этом сегменте рынка останутся профессионалы, которые будут качественно и эффективно работать с разными целевыми группами. — Сколько всего усадеб в Беларуси? — Более двух тысяч. Хотя это не значит, что все эти усадьбы работают. Многие зарегистрировались, но пока еще с помощью банковского кредита ремонтируют и реконструируют дома и прилегающую территорию. — Что, по-вашему, нужно делать, чтобы создать моду на отдых в деревне? — Мы стараемся донести людям, что это один из интересных видов отдыха. Помимо прочего, проводим информационно-образовательную программу “Простыя рэчы” в рамках проекта USAID/ПРООН “Местное предпринимательство и экономическое развитие”. Надеемся, что это еще больше привлечет к сельскому туризму. Но в любом случае стоит сказать, что само сознание людей меняется: горожане все больше тяготеют к более природному и экологически чистому отдыху. И лучшей альтернативы, чем сельский туризм, если рассматривать это в рамках своей страны, сложно найти.IMG_0783 — Любопытно, каково ваше видение Гомельской области в этом сегменте туристического рынка? — Учитывая, что Гомель — город достаточно крупный, он уже сам по себе является генератором туристического потока для усадеб своего региона. Специфичность Гомельской области в том, что после чернобыльской катастрофы за ней все еще тянется негативный шлейф, связанный с радиоактивным загрязнением. Не так просто переломить это ощущение, хотя на самом деле в вашем регионе много прекрасных мест, никак не связанных с радиа­цией. На мой взгляд, агроэкотуризм достаточно активно развивается на Гомельщине. Насколько мне известно, количество усадеб прирастает ежегодно. Это говорит о том, что спрос есть и, соответственно, развитие тоже, просто оно идет чуть медленнее, чем в других областях, где раньше начали развивать эту тему. Но сейчас с хозяевами агроусадеб активно работает Гомельское областное управление спорта и туризма, поэтому процесс уже пошел в нужном направлении.
Фото Александра Кутасевича, из архива БОО "Отдых в деревне" и Вячеслава Суходольского
Новости


нефтебурсервис1.jpg
белоруснефть.jpg
УПК Белоруснефть ОБЪЯВЛЕНИЕ ф.А5.jpg
морозовичи-агро2.jpg
0 Обсуждение Комментировать