Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Баннер на сайт 816х197.jpg


Автора! Автора!

1505 0 23:14 / 24.01.2008
Современный потребитель — человек грамотный. Для него крутится реклама по телеку (“Требуйте чек, как доказательство ваших прав”), выходят специальные рубрики в газетах, он вправе пожаловаться в общество защиты потребителей. Словом, было бы желание — всегда можно вернуть товар, признать его некачественным, потребовать сертификат и т. д. А недавно у нас была возможность убедиться в том, что государство защищает не только потребителя, но и интеллектуальную собственность. Наш фотокорреспондент Олег Белоусов, столкнувшись с несправедливостью, не стал сотрясать воздух на кухне, а подал иск в суд. И вот что из этого вышло.
Впрочем, обо всем по порядку. В 2002 году, когда Олег был “свободным художником”, он передал по договору 10 своих фотографий частному предпринимателю Сергею Грищенкову, который мог заниматься их тиражированием в полиграфии, но не имел права передавать эти снимки третьему лицу (то есть авторские права остались за фотографом). В том же 2002 году Сергей опубликовал снимки Белоусова в фотоальбоме “Гомель” и в журнале “Белая Русь”.
Прошло два года. До Сергея начали доходить слухи, что снимок с изображением Дворца Паскевичей украшает коробки из-под тортов, которые реализуются в магазинах Гомеля. Сергей поинтересовался у автора снимка: не передавал ли тот фотографию кому-нибудь еще. Услышав отрицательный ответ, решил разобраться в чем дело.
— Для начала я купил торт, — рассказывает Сергей. — Съел его, а коробочку сохранил и вырезал из нее снимок. Решил выяснить, кто производит эту упаковку. Взял документы на снимок, два издания, в которых он был опубликован, пришел к заведующей магазином и сказал: “Этот снимок принадлежит Олегу Белоусову. Вы получаете упаковку, которая является контрафактной продукцией. Скажите, пожалуйста, кто ее выпускает, иначе иск придется предъявлять магазину”. Заведующая адресовала меня к изготовителю упаковки, а те, в свою очередь, — в ОДО “Белпечать”.
— Сергей, но ведь снимок-то не из разряда уникальных. Его мог сделать любой человек. По каким таким параметрам вы и суд определили, что он принадлежит именно Олегу Белоусову? — перебиваю собеседника, рассматривая фотографию.
— В суде этот вопрос вызвал такое же недоумение, как и у вас. Если снимок прошел через меня, я помню все его мельчайшие детали. Дело в том, что есть объекты, которые меняются на фотографии динамически, их невозможно повторить. Вот смотрите на фонтан: структура воды постоянно меняется, через сотую долю секунды снимете с той же самой точки, но она уже будет другой. Можно, конечно, смотреть и на другие факторы: тени, высоту фонтанчика, время суток и т. д. У судей, когда они увидели структуру воды, все вопросы отпали. Тем более что первоисточник (слайд) был у нас.
— Почему вы не попытались решить вопрос с фирмой мирным путем?
— Вот именно, пытался. Но коммерческий директор “Белпечати” не воспринял претензии всерьез. Он уверял, что снимок принадлежит другому автору, что фотографию ему предоставила гомельская фирма на безвозмездной основе. Я предупредил его, что до подачи иска в суд еще есть время урегулировать этот вопрос с автором. Но мои предупреждения были приняты скептически. Более того, коммерческий директор фирмы начал возмущаться и грозился вызвать милицию. Тогда я сказал, что мы встретимся в суде. 2 июня 2005 года было подано заявление в Гомельский районный суд. Через неделю нам пришел отказ в связи с тем, что этот вопрос подведомственен судебной коллегии по патентным делам Верховного суда. Олег направил иск в Верховный суд, и дело было принято к рассмотрению. А 10 октября судебная коллегия по патентным делам Верховного суда Республики Беларусь вынесла решение о взыскании с ОДО “Белпечать” компенсации в размере 50 базовых величин в связи с нарушением авторского права.
— В вашей практике уже было нечто подобное?
— Если вы имеете в виду размещение снимков без ведома автора, то на гомельском рынке это происходит сплошь и рядом. Причем страдает от этого не только Белоусов, но и другие профессиональные фотографы. А что касается судебного иска, то и у Олега, и у меня это впервые.
— Откуда взялась такая сумма — 1 миллион 452 тысячи рублей?
— Это 50 базовых величин (1275000 рублей) плюс судебные издержки. А вообще, по закону об авторском праве, иск можно предъявлять на сумму от 10 до 50 тысяч базовых величин. Кстати, если признано, что снимок контрафактный, то продукция признается тоже контрафактной и подлежит изъятию. Она либо передается автору, либо уничтожается по требованию автора.
— Вы не интересовались в Верховном суде, как часто они заслушивают подобные дела?
— Интересовались. Что касается нарушения авторских прав гомельских фотографов, наш иск — первый. Кстати, при вторичном нарушении авторских прав фирма может лишиться лицензии на издательскую деятельность. А в Минске очень много аналогичных исков. Например, человек издал сборник кулинарных рецептов, потом издательство выпустило этот справочник в переработанном варианте под именем того же автора, но с измененным составом рецептов. Автор подал иск в суд за моральный ущерб, потому что с ним не согласовывали изменения, внесенные в книгу. Он выиграл этот иск, хотя издательство обладало абсолютными имущественными правами, а ему принадлежит только авторское право. Нельзя взять работу автора, исковеркать ее, отредактировать по-своему, надо эти правки с ним согласовывать, потому что он может быть категорически с ними не согласен.
— Как вы думаете, каковы масштабы нашего общего невежества? Если бы люди знали о своих правах, сколько было бы подобных исков?
— Думаю, некоторым фирмам пришлось бы попросту закрыться. Понятно, что всем хочется быстренько получить прибыль. Но ведь автор и является автором в том смысле, что он создает произведение. Это работа творческая, интеллектуальная, люди годами этому учатся. А тут кто-то взял и присвоил… Рекламодатель, как правило, доверяет рекламному агентству. А рекламное агентство не хочет нести никаких расходов, поэтому легче взять чужой снимок, чужой текст, чужую идею, ведь по большому счету многих волнует прибыль за размещение. А вообще, когда предприятие создается на долгие годы, оно должно беспокоиться о своем имидже. А у нас ведь как? Фирма может работать непродолжительное время, — “разорилась так разорилась, новую открою”...
— Неужели все так безнадежно?
— Не совсем. Непосредственный производитель (например, “Коминтерн”, “Спартак” и др.) вкладывает деньги в производство оригинальной рекламы. Нельзя же чужой костюм или чужую коробку конфет выдать за свою… А вообще хотелось бы, чтобы наши люди поняли наконец, что при нарушении чьих-то прав нельзя занимать позицию “меня это не касается”, потому что завтра это может коснуться именно вас.
Остается добавить, что авторское право распространяется на программистов, журналистов, певцов, композиторов, — в общем, на всех творческих людей. Чтобы не попасть впросак, используя чужую интеллектуальную собственность, потрудитесь заручиться согласием ее хозяина и заключить с ним письменный договор (на безвозмездной или коммерческой основе, это уже как договоритесь). Кстати, согласно закону об авторских правах, по устной договоренности с авторами могут работать лишь периодические издания.
Прошли времена, когда рыночная экономика ассоциировалась у нас с базаром или рынком в прежнем понимании этого слова. Давайте работать цивилизованно.
Наталья ПРИГОДИЧ

Образование
gsp_maket_434x764px Гомельская правда.jpg


морозовичи-агро11.jpg
0 Обсуждение Комментировать
gsp_maket_434x764px Гомельская правда.jpg