Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Баннер на сайт 816х197.jpg


Как научить, чтобы не замучить?

3272 0 23:15 / 24.01.2008
Почему сегодняшним школьникам аттестат дается ценой здоровья? И как изменить ситуацию?
Дискуссия на эту тему разгорелась в ходе круглого стола "ГП". Его участники:



Марина Андреевна БОНДАРЬ —
начальник управления образования облисполкома
Виктор Александрович НАРАЛЕНКОВ
главный врач областного центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья
Евгения Семеновна БАШКИНЦЕВА —
психолог
Ирина Алексеевна БАРКОВСКАЯ —
мама учащихся средней школы № 33 г. Гомеля
Владимир Петрович СТАРОСТЕНКО —
директор гимназии города Добруша

М. А. БОНДАРЬ: — Наша задача — создать здоровые, безопасные условия для обучения детей. На Гомельщине около 1500 учреждений образования. В этом году для их капитального ремонта из областного бюджета выделено 14,5 миллиарда рублей. Конечно, не все бреши удалось закрыть. Но по содержанию учреждений образования наша область на втором месте после Минска. Если помните, по результатам опроса на сайте “ГП” 33 процента родителей не готовы помогать школе. Думаю, с ними мы не должным образом работали и не объясняли, какая именно помощь требуется. Но мне симпатично мнение родителей, которые готовы вносить посильный вклад на пользу их ребенку. Да, мы сегодня рассчитываем на помощь родителей и они нам помогают.
Второй вопрос — разноуровневая мебель, которая влияет на осанку ребенка. Нынче на приобретение такой мебели затрачено 1,5 миллиарда рублей. Но эту проблему не решить в одночасье. Серьезный вопрос и с температурным режимом, освещенностью в школьных классах. У нас на балансе находится более 400 котельных. Все они должны быть готовы к отопительному сезону.
В. А. НАРАЛЕНКОВ: — В современном мире изменились требования к образованию, они стали более серьезными и сложными. Состояние органа зрения стабилизировалось у 127 из тысячи осмотренных детей. А вот количество случаев нарушения осанки (сколиоз) увеличивается. Это связано с тем, что современный школьник больше времени проводит сидя — и в школе, и дома. Активные виды отдыха у подростков непопулярны. Многие ребята нерационально строят свое свободное время. И при попустительстве родителей у них много времени уходит на подготовку домашнего задания. Конечно, в классах с углубленным изучением предметов, где готовят школьника к определенной специальности, задают огромное количество заданий. Но и здесь опять же главное — правильный режим. Пытаемся просвещать родителей. Кстати, 17 августа в республике проходит единый день здоровья под девизом “Здоровье детей и школа”.
Надеюсь, наступит такое время, когда нарушение осанки у детей перестанет быть проблемой. Школа может ее решить с помощью правильно подобранной ростовой мебели. И самое основное — правильное проведение уроков физического воспитания, чередование учебных предметов. Здесь у нас возникают коллизии в течение последних лет. По данным проверок, в нынешнем году превышение норм максимальной недельной нагрузки выявлялось в школах Гомеля №№ 2, 16, 59, 67, 69, 71, в Белорусско-славянской гимназии, учебных заведениях некоторых районов области. В основном как раз в классах с углубленным изучением предметов. Нужно правильно строить перерывы между занятиями, чередовать предметы — легкие и сложные, гуманитарные и естественные, уроки физвоспитания и основные.
И. А. БАРКОВСКАЯ: — К вопросу о неправильном составлении расписания. Моя старшая дочь перешла в девятый класс, младшая — в седьмой. Обе отличницы. У младшей с понедельника по четверг по пять уроков. В пятницу — семь и восьмым классный час. В субботу она тоже учится. Получается, выходных почти нет, как белки в колесе крутятся мои школьницы. За время каникул дети не успевают как следует отдохнуть. Накапливается усталость. К тому же года три тому назад у девочек начало катастрофически падать зрение. Компьютера у нас нет. Единственное объяснение тому — школьная нагрузка. Дети очень много пишут, читают, долго готовят домашние задания. Врачи рекомендуют зрительный режим. Но не запретить же девочкам хорошо учиться! Летом подлечиваемся в санатории “Живица”. После этого острота зрения у старшей поднимается до 0,4, у младшей — до единицы. Начинается учеба, и оно опять ухудшается.
М. А. БОНДАРЬ: — Мы подсчитали количество часов, потраченных рядовым учеником за год на учебу. Если он не занимается в классе с углубленным изучением предметов, то должен в школе отработать более тысячи часов. Это действительно очень много. С переходом на пятидневное и на 12-летнее обучение в начальной школе количество часов в неделю уменьшается на один-два, в средней школе — на пять-шесть. К тому же некоторые предметы вынесены как факультативы. Если ребенок будет посещать только основные занятия, то к обеду — уже свободен. Но тогда как же он пройдет тестирование, поступит в вуз? И дети вынуждены заниматься дополнительно. За год ребенок должен изучить около 30 учебников и учебных пособий. Это тоже много. А за все 11 — 12 классов проходят не менее 20 предметов. Конечно, это большая нагрузка, но таковы учебные планы.
— Вопрос от имени детей и родителей: почему усложнилась школьная программа? То, что сейчас по некоторым предметам изучают в школе, раньше проходили в вузах.
М. А. БОНДАРЬ: — Учебники и учебные планы утверждаются Министерством образования. Но в обязательном порядке проходят согласование с Минздравом и главным санитарным врачом. Создается экспертный совет, в котором участвуют родители, педагоги, ученые. Определяются экспериментальные площадки. Опыт рассматривается, одобряется и выносится на утверждение. Самодеятельности здесь нет. Мир развивается. Должна развиваться и система образования. Родители жалуются на перегрузку детей в школе из бытовых позиций. Но мы должны понимать, что учеба — это труд, и задача родителей и педагогов — научить детей трудиться.
— Смотря как учить. Раньше правило по русскому языку гласило: “ жи, ши пиши с буквой и”. Легко и понятно. А сейчас в учебниках правила размером по полстраницы, сложные, “заумные”. Или в учебнике по истории для 10 класса — огромные параграфы на 10 — 12 листов. Разве захочет ребенок их учить? И сможет ли все запомнить? Родители делают за детей домашние задания. Но кто учится — ребенок или мама с папой?
И. А. БАРКОВСКАЯ: — Согласна. Я вместе с дочерьми второй раз получу среднее образование. Учебник по истории Беларуси написан сложно, путано. Я, взрослый человек, читаю и не понимаю, о чем речь. А что говорить о ребенке? Старшая дочь частенько объясняет младшей материал. Со старшей я решила проблему по-другому — нашла учебник советских времен. Пускай он не яркий, не красочный, но простой, доступный. Там нет ненужной, лишней информации, мудреных терминов.
М. А. БОНДАРЬ: — Ребенок должен быть всесторонне развит. Он должен уметь работать с книгой, определять, что важно, а что необязательно усваивать. В проводимом в этом году тестировании задания были крайне сложные, не все они соответствовали школьной программе. Проанализировав ситуацию этого года, специалисты пришли к выводу, что в следующем тесты еще больше усложнятся! Если ребенок поступает в вуз, его уровень знаний должен соответствовать, надо многое изучить самостоятельно.
Е. С. БАШКИНЦЕВА: — Но ведь сегодня в школе по всем предметам требуют одинаково углубленных знаний, независимо от того, собираешься идти в вуз или нет! Такое ощущение, что высшие учебные заведения уже не нужны. Пока тест сдал, дополнительно все выучил, зачем дальше пять лет “париться” в университете? И так все знаешь, можно выдавать диплом по специальности. В этом году тесты не просто усложненные, они, мягко говоря, непродуманные. Как можно давать на тесте по географии региональную информацию? Откуда ребенок со школьной программой знает, какие почвы в Столбцовском районе? Зачем ему это знать? Потом, во время университетской практики, он поедет на место и изучит, какие там почвы. Наверное, заигрались в усложнение. Гонка за интеллектом превратилась во взрослую игру. У школьников такое ощущение, что некая огромная внешняя сила, перед которой не властны ни родители, ни учителя, ни врачи, навалилась и чего-то от них хочет. А чего, ни один ребенок до конца не понимает. У родителей бешеные глаза, валидол под языком и навязчивая идея: главное — поступить. А куда, зачем, на какую специальность — неважно. Я наблюдаю этот допоступательный и постпоступательный стресс с апреля. Идет невротизация и родителей, и детей. У меня ощущение, что площадки для экспериментов берутся в элитных, хорошо подготовленных школах. Но, может быть, не всех ребят нужно натаскивать на тесты? Может, кто-то не пойдет в вуз, а предпочтет агротехнический колледж? Почему мы сбросили со счетов многие профессии?
М. А. БОНДАРЬ: — В этом как раз суть новой концепции профильного образования. К 2010 году мы должны полностью перейти на этот уровень. Собирается учащийся в медицинский — выбирает химико-биологический профиль обучения. Если никуда не хочет поступать, пойдет в обыкновенный класс. Будет проходить миграция. Правда, родители беспокоятся, что ребенок привык к школе и не хотел бы уходить в другую. Но если не наберется в обычный класс желающих, мы будем вынуждены предложить ему другую школу. А ставка сегодня, действительно, делается на тех ребят, которые стремятся лучше учиться.
Е. С. БАШКИНЦЕВА: — Правильно. Обучение должно строиться в зависимости от традиций семьи, запросов самого ребенка. Зачем выжимать из него “девятки” и “десятки” любой ценой, играть на его амбициях? Не лучше ли посмотреть, к чему ребенок склонен?
М. А. БОНДАРЬ: — В нашей области в нынешнем году 1,5 тысячи детей приняли участие в различных олимпиадах. Мы с гордостью восприняли тот факт, что на международную олимпиаду по информатике из четырех человек, представляющих Беларусь, поехали трое гомельчан. Конечно, эти ребята много занимались, чтобы добиться таких результатов, и, конечно, им нужны “девятки” и “десятки”.
В. А. НАРАЛЕНКОВ: — Уровень образования — это элемент национальной политики, национальной безопасности. Плохо то, что у нас не должным образом развита система профориентации. Специальности в вузах родственные и в Минске, и в областных центрах. И абитуриенты начинают метаться при поступлении — где конкурс ниже. Человек должен рано профориентироваться. Тогда у него будет меньше стрессов, он сохранит силы, здоровье, а мы в конце концов сохраним наши общие ресурсы. А снижать уровень образования, считаю, нельзя.
Да, мне тоже в школьной программе некоторые вещи непонятны как обывателю. Выхолощенные химия и физика. Действительно, лобби языковое подняло русский на такой уровень, с которым мы в детстве не сталкивались. Учебники написаны отвратительно по той же физике или истории Беларуси. Я посмотрел Перышкина, по которому сам обучался, трехтомник Ланцберга в новом переиздании. И ребенок мой его читал, а не современный школьный учебник. Учителя нередко боятся сказать, что учебник плохой. И не всегда к их предложениям прислушиваются. Нужно ставить, конечно, вопросы о несовершенстве в системе образования. И решать их.
В. П. СТАРОСТЕНКО: — Я с такими замечаниями сталкиваюсь ежедневно. Есть в них рациональное зерно. Но Перышкин, которого вы упомянули, переиздавался более 10 раз. А у нас только первое поколение учебников, и они будут совершенствоваться. Знаете, можно учиться на уровне узнавания, а можно учить детей на творческом уровне. От педагогов требуют воспитать человека, который бы умел мыслить. Я добивался, чтобы в Добруше ввели развивающее обучение. Там учебники еще сложнее. Да, есть неудачные. Но не бойтесь, что учебники изменились. Изменилось время. Сейчас другая школа. Каждые десять лет информация удваивается. И процессы, происходящие в школе, может, не всем понятны, но, поверьте, необходимы.
Теперь о перегрузке программы. Оговорены ведь максимум и минимум. Для чего введена десятибалльная система.
У нас в гимназии никакого ажиотажа перед вступительной кампанией нет. Потому что уже к 10 классу каждый учащийся выбирает индивидуальный план обучения. Мы начали такую практику первыми в области. У нас в каждом классе есть тренажеры для зрения. И в режим школьного урока обязательно вводится минута здоровья.
Хочу обратить внимание на другой вопрос: школьные каникулы проходят в ноябре, потом в декабре, а затем третья четверть — самая длинная, тяжелая. А вот в России вывели, что в первые пять недель учебы накапливается усталость, и детям нужно дать отдохнуть. К середине учебного года достаточно шести недель учебы. По такой схеме мы давно работаем, знаю, что и в Брестской области тоже. Санитарная служба провела сравнительный анализ уровня здоровья учащихся гимназии и других школ района. У нас он оказался лучше, на карантин мы не закрывались с 2001 года в отличие от остальных учреждений. Мы также понимаем, что для ребенка страшнее не физические перегрузки, а психологические. И на уроках в гимназии учащиеся не сидят скованно за партами, а могут свободно двигаться. Дисциплина у ребенка должна быть не внешней, а внутренней. Беда родителей, что они судят о нынешней системе образования исходя из своего прошлого опыта.
— В разговоре со многими родителями вскрываются претензии к педагогам: мол, учителя сегодня не стремятся научить, заинтересовать ребенка.
В. А. НАРАЛЕНКОВ: — Думаю, это единичные случаи. И по ним нельзя составить цельную картину. Да, есть у педагогов, как и у представителей других профессий, синдром профессионального выгорания. С ним нужно бороться. Да, учителя разные. А родители жалуются потому, что сами не хотят работать с ребенком, не хотят поддерживать педагогов. Это называется родительский инфантилизм. Воспитание ребенка — тяжелый труд! И ни государство, ни школа его за родителей не сделают.
М. А. БОНДАРЬ: — Нет ни одного педагога, который бы не выслушал мать или отца и не захотел с ними найти общий язык. К сожалению, не все родители приходят сегодня в школу. А ведь мы всегда найдем точки соприкосновения. Нужно быть союзниками в деле воспитания и образования ребенка.
Круглый стол вела
Ольга ДАНИЛКОВА
Образование
gsp_maket_434x764px Гомельская правда.jpg


морозовичи-агро11.jpg
0 Обсуждение Комментировать
gsp_maket_434x764px Гомельская правда.jpg