Вверх


Три океана Григория Пашука. История о сироте из полесской глубинки, который основал династию моряков-подводников

5217 0 16:12 / 15.05.2020
Гомельчанка Нина Кордик свято хранит память об отце – капитане первого ранга Григории Пашуке, служившем на всех флотах Советского Союза. Его яркой биографией она поделилась с журналистами «Гомельскай праўды».

Пашук_1.jpg
Воспоминания женщины могут стать основой для целого романа.

Пашук_2.jpg

Григорий Пашук отметил бы в этом году 100-летний юбилей: родился 18 марта 1920 года в Петриковском районе. Он едва появился на свет, как отец ушел на гражданскую войну подавлять мятеж в Кронштадте. Там, к сожалению, и погиб. А в восемь лет потерял мать, погубило воспаление легких. Мальчишку воспитывал дядя. Вырос, стал бухгалтером, в 18 лет женился. У пары родился первый сын, и главу семейства в 1940 году призвали в армию. 

– Куда пойдете? – спросили на комиссии. 

– Как и мой отец – в моряки, – ответил Пашук. 

– Но служить пять лет, а у вас семья, ребенок. Не смущает? – удивлялись военные, которые, вероятно, сами сомневались в такой затее. 

– Если любит – подождет, – возразил будущий капитан первого ранга и оказался прав.

Белый и бурый

Так Григорий Пашук попал в Кронштадт и отучился на радиста, а во время Великой Отечественной войны отправился на Северный флот. Забегая вперед, скажем, что Григорий Иванович служил на всех флотах Советского Союза: помимо Северного, на Балтийском, Черноморском и Тихоокеанском. В основном сопровождал караваны с провизией, оборудованием, оружием, но о войне говорил мало, не любил это дело. 

– Мы знаем, что задачей папы и других моряков была охрана, – рассказала дочь Григория Ивановича. – Поверьте, суда в этом нуждались: бывало, за день матросы отражали по три-четыре атаки. Кстати, в одной из них рядом с отцом убили радиста, а похоронка пришла нашей семье. Это был первый из трех случаев, когда папа едва не погиб. Несколькими годами позже торпеда попала в корабль, и он пошел ко дну. Моряки пересели в две шлюпки. В лодке, где был отец, приняли решение не плыть до берега: боялись разбиться о скалы, поскольку бушевал шторм. Гребли всю ночь, стерли руки до кровавых мозолей, но выжили. А вот моряки во второй шлюпке поступили иначе – пошли к суше и погибли. 

Капитан нередко рассказывал забавную историю. В одном из походов моряки подняли со льда белого медвежонка – пригрели, накормили. Он окреп и жил какое-то время на корабле. Пашук говорил, что косолапый ловко повторял движения моряков – похожим образом ходил, вставал в камбуз за едой и отшвыривал лапой тех, кто шел без очереди или не имел разрешающей повязки. Медведю надевали фуражку, тельняшку, зверь даже умел танцевать. Григорий Иванович вспоминал, как суровые мужчины заливались смехом в такие моменты. Мишка всегда начисто вылизывал свой котелок и спал под торпедным орудием, а при налетах врага предусмотрительно прятался в дальний трюм. Но однажды сделать этого не успел – во время сильного шторма и немецкой бомбардировки животное смыло за борт. Спасти четвероногого товарища не смогли… 

Кстати, другой медведь едва не лишил жизни Григория Ивановича. Бурый зверь напал на курсанта во время пробежки. Животное с цепью на шее сбежало из цирка, за эту цепь его буквально и стащили. Пашук отвлекал зверя сахаром, который припас в кармане, но избежать травм все-таки не удалось – пришлось некоторое время пробыть в больнице. 

Григорий Иванович освобождал Мурманскую область, у него более 20 наград, в том числе отмечен орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», многими другими. После 1945-го учился в Ленинградском военном училище, стал подводником. Любил оперу, балет. Ему как отличнику выдавали по три-четыре билета в театр. Курсанты часто по-доброму вспоминали его за то, что брал всех по очереди на спектакли.

Мы сидим с Ниной Кордик в беседке, в которой многое напоминает об отце: фото на стене, капитанские фуражки, награды… Его рассказы дополняются ее собственными. Складывается история Личности советского офицера – сироты из полесской деревушки, ставшего основателем династии моряков.

Долина смерти – долина славы

Где полесская глубинка, а где океаны? Судьбе было непросто связать пастушка Гришу с водной стихией, кораблями. Однако же связала. У родной деревни Голубица на Петриковщине была база Днепровской флотилии, там швартовался монитор «Ударный». Команда знала, что он – сын погибшего моряка-балтийца, мальчонку подкармливали кашей. 

Возможно, короткий жизненный путь Пашука-старшего, оборвавшийся в Кронштадте, не давал парню покоя. Потому и пошел на флот, не поддавшись на уговоры в военкомате. Служба началась в 1940-м и совсем недолго была мирной. Начинал с надводного флота. Его первое судно – линкор «Марат», но с ходом войны корабли быстро менялись. После авианалетов и торпедных атак шли на дно, а моряки, пусть и не все, выживали… Чтобы бить врага дальше. 

Принимал участие в захвате знаменитой долины смерти в Карелии. Десантная операция по освобождению губы Западная Лица осенью 1941 года сорвала наступление гитлеровцев на Мурманск. Долина смерти стала долиной славы для десантников.

На месте тех боев позже вырос город Заозерск. Построенный для обеспечения базы атомных подлодок и ныне носит статус закрытого. Семья Пашуков жила там какое-то время, и маленькая Нина хорошо запомнила красоты северного края: озера, водопады, гигантские валуны, сопки.

Отец часто рассказывал про поход на шлюпках от Ленин­града до Сталинграда в 1946-м. Составленный им фотоальбом-отчет о событии стал семейной реликвией. О походе тогда трубили газеты, моряков торжественно встречали во всех крупных и малых городах на Волге. На веслах и под парусами за полтора месяца они прошли более 3500 километров. По сути, от Ладоги до Каспия. 

Пашук_Маршрут_Перехода.jpg
Пашук_Удостоверение.jpg

Памятен ему был и парад Победы 1946 года на Красной площади в Москве, на котором лично встретился с легендарным Буденным.

Москва – Ракушка – Гомель

По окончании ленинградского военно-морского училища Пашука направили на черноморский флот. Служил в Севастополе на крейсере «Керчь», затем на дизельной подлодке. В Крыму родился второй сын Иван. После перевода в Одессу в 1952-м – дочь Нина. Иван, к слову, стал военным медиком, дослужился до подполковника.

Четыре года, вспоминает Нина Кордик, жили в Москве. На время обучения отца в Военно-политической академии имени Ленина переехали в столицу всей семьей. Им выделили отдельную квартиру возле ВДНХ, стипендии хватало с головой, мать не работала. А когда приезжали погостить в деревню, отец накрывал стол на всех жителей. В Москве у них как-то гостил известный родственник – двоюродный брат отца, писатель Николай Гомолко.

Пашук_Гамолко.jpg
Григорий Пашук с двоюродным братом, известным писателем Николаем Гомолко

После московской академии перебросили на край земли – к Тихому океану. И снова сопки, сосны, удивительной красоты природа. Нина помнит, как детьми бегали к Японскому морю и наблюдали за прибывающими в бухту подлодками. Родителей-подводников дети отличали издалека по бледным лицам – у других моряков они были загорелыми.

Жили в военном городке Ракушка Ольгинского района, отец служил заместителем командира дивизиона подводных лодок. Интересно, что в отпуск по-прежнему ездили в Голубицу, хотя поезд из Владивостока в Москву шел больше недели. Такая была тяга к родной земле, многочисленной родне. 

Из сверхсекретной Ольгинской бухты Пашук демобилизовался в 1961-м. Местом проживания выбрал Гомель – поближе к родным местам. Работал в БИИЖТе (ныне БелГУТ), возглавлял Гомельский морской клуб, был заведующим кафедрой судовождения в политехническом техникуме.

Старший сын Николай, как и отец, пошел в моряки, служил в том самом Заозерске. Был капитаном второго ранга, командиром атомной подводной лодки. Трагически погиб в 44 года, исполняя служебный долг. Похоронен в Гомеле. Вскоре умерла и мать. С первенцем ее многое связывало: всю войну проносила на руках, вместе прятались в лесах и болотах…

Сын Николая Роман Пашук тоже надел капитанские погоны и стал командиром АПЛ. Когда печально известный «Курск» лежал на грунте, его подлодка в надводном положении охраняла место катастрофы.

Сложно не удивиться хитро­сплетениям судьбы. Мужем Нины тоже стал подводник. С Михаилом Кордиком познакомилась на Лоевщине, вместе играли в «Зарницу». Она была пионервожатой, он – моряк-сверхсрочник в отпуске. Впоследствии служил радистом-акустиком на АПЛ под командованием Николая Пашука.

В память Нины Григорьевны навсегда врезалась сцена, когда в квартиру к отцу на проспекте Победы пришли военные, чтобы вручить ветерану медаль «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Приболевший тогда 90-летний отставной капитан нашел в себе силы подняться, по всей форме отдать честь и гордо сказать: «Служу Советскому Союзу!».

IMG_4189.JPG

Воспоминания Нины Кодрик записали Роман Вежновец и Роман Старовойтов

Общество
Фото из семейного архива
водители.jpg
Untitled-1.jpg
0 Обсуждение Комментировать