Вверх


79 лет назад 22 июня началась Великая Отечественная война. Александр Васильев помнит этот день и сегодня

3529 0 08:30 / 22.06.2020
Корреспондент "Гомельскай праỳды" пообщался с Александром Васильевым и узнал, как он постигал военную науку и вышел победителем.


Александр Васильев: «Хочу дошагать до своего векового юбилея. Моя бабушка Стеша в 104 года еще пританцовывала правой ногой!»

Осталось только двое

Александр Васильев помнит этот день и сегодня, приближаясь к своему 100-летнему юбилею. Бывший фронтовик, пехота, не теряет присутствия духа. Глядя на него, понимаешь, какой это был воин. Правда, нынешнему Александру Семеновичу сложно выстоять, опирается на костыли. Два ордена Славы – III и II степени, медаль «За боевые заслуги», орден Отечественной войны I степени сияют на груди.

Семенович встретил нас вместе с дочерью Людмилой, ветераном труда, в прекрасном расположении духа, радостной улыбкой. И словно заглянул в юность далекую, повел дорогами судьбы.

– Я россиянин, из Псковской губернии родом. Из крестьянской семьи, пятеро детей нас у родителей было, – поделился бывший пехотинец. Теперь в живых еще только сестренка Нина в Питере, 96 лет ей. Она инвалид, в коляске…

Мечтал паренек…

Получив документы об окончании Харьковского рентгентехникума, Саша Васильев планировал включиться в работу по своей мирной специальности. Выпускники радовались лету, красоте природы, мечтали. Однако в 1940-м призвали в армию, и пришлось продолжить занятия в учебном полку в Рыбнице, где готовили старших сержантов. В июне 1941-го им вручили вожделенные «три треугольника».

– В тот июньский день 1941-го мгновенно разнеслась весть: немцы в большом городском саду высадили десант. Нам поставили задачу поймать и обезвредить. Тогда в отделении у нас было 50 человек, и одна учебная винтовка с пятью патронами выделялась на десятерых. Но мы, орлы, очень рьяно бросились на выполнение задачи, – рассказывает ветеран.

Ординарец командира роты Васильев должен был сопровождать раненого. Вместе с другом тащили в штаб полка. А там не оказалось ни единого человека. Только одна запряженная лошадь бродила как неприкаянная. Тогда усадили на нее командира и повезли в предполагаемое место нахождения санчасти. Там ее не было. Пришлось ехать в соседнюю воинскую часть…

Когда к концу дня парни вернулись в свой полк, все утопало в пожаре и дыму. Догорали казармы и штаб. Кругом убитые курсанты: враг продемонстрировал свой звериный оскал. Потрясенные увиденным, молодые люди пытались узнать у местных жителей, где же немцы. Люди пояснили им, что самолеты, на которых забросили десант, его же и забрали.

Дороги отступления ветеран не любит вспоминать. Это очень тяжелые дни войны, которые хочется вычеркнуть из памяти. Те горестные пути привели на Волховский фронт. Там Александр Васильев в декабрьских боях 1941-го получил ранение. В Ленинграде полтора месяца провел в госпитале, потом снова в строй.

Участвовал в боях за город на Неве. В деталях помнит мощную январскую артподготовку, после чего была прорвана блокада и врага погнали. Воевал на Витебщине, в Латвии, Польше, дошел до Берлина.

Два ордена Славы

Это было в бою за речную переправу в ходе Ломжа-Ружанской операции в сентябре 1944-го. В наградном листе воина командиром 151-го гвардейского стрелкового полка полковником Юдичем подчеркивается, что гвардии старший сержант Александр Васильев заменил раненого командира взвода, с двумя ручными пулеметами вплавь переправился через реку и подавил огнем из них две огневые точки противника. Это помогло продвижению всей роты. Васильев в числе первых ворвался и во вражеские траншеи, метнул 6 гранат, затем продолжил преследование отступавших немцев. Наградой ему стал орден Славы III степени.

В мае 1945-го сержант Ва­сильев в числе первых вошел в немецкий город Миров. И спустя 75 лет нельзя без волнения читать копию еще одного наградного листа: «Старший сержант Васильев со своим отделением с фланга обошел противника и атаковал его. Огнем своего отделения он уничтожил до 20 гитлеровцев». О дерзкой смелости воина говорит такой факт: фактически первым ворвавшись в город, Васильев гранатой заставил замолчать ручной пулемет противника, уложив его расчет, а остальных фрицев, пытавшихся бежать, расстрелял из автомата. Орден Славы II степени вручен ему за город, в названии которого увековечен столь желанный мир.

В семейном архиве бережно хранится благодарность Верховного главнокомандующего, в которой отмечается: Васильев удостоен десяти таких благодарностей! В этом документе зафиксировано мужество пехотинца в боях за четыре польских и 23 немецких города.

Спасали их в госпиталях

После Берлина их бросили на Одер. Снова русскому парню пришлось проявить и мужество, и сноровку. «Дней десять стояли, не могли переправиться, пока наш батальон не уничтожил охранников водной прегра­ды, – делится Александр Семенович. – Была она высотой метров десять…» Потом встреча с англичанами, где, по признанию ветерана, обменялись сувенирами, угостили друг друга своими напитками: «Они нам налили по полстакана вина, да какого-то легкого, ничуть не взяло. Мы же со своих фляжек им «капнули» спирта. Они аж задыхаться стали, и потом ойкали, мол, вот это Русь!».

Четырежды раненый (одно из тяжелых ранений в конце войны вырвало фронтовика Васильева на два месяца в госпиталь), Александр Семенович и сегодня носит осколки в своем теле. Но больше всего докучает хронический бронхит. 

– Мы обычно весной клали отца на «ремонт» в гомельский госпиталь инвалидов Отечественной войны. Спасибо медикам, подлечивали, – поясняет дочь. – Теперь коронавирусная инфекция удерживает дома. Дай бог, дождемся, что все станет на свои места.

С землей украинскою дружен давно

После демобилизации по инвалидности в 1946-м Александр Васильев остался в городе Сарны. Работал рентгенологом, судьбу связал с украинкой Тамарой, врачом-гинекологом. У бывшего пехотинца 40 лет трудового стажа. 46 лет назад не стало супруги. По-гвардейски перенес утрату сына, внука, настраивая себя: надо жить… 

Дочь Людмила опекает отца с заботой и нежностью. В свое время она окончила в Ровно институт инженеров водного хозяйства, долгое время работала инженером-строителем, а после развала Союза обрела опыт классного бухгалтера. А у Александра Семеновича уже была новая жизнь: познакомился с гомельчанкой Марией, переехал к ней. 

– 30 лет мы прожили душа в душу с Машей, да вот ушла она в сентябре прошлого года, – отмечает ветеран, в житейской судьбе которого родные три народа. И разве границу по сердцу проведешь? Больно! 

В августе у него большой юбилей – 100 лет. Оптимизма хватает на десятерых. Вот только внучка и внуки на Украине. Вся их жизнь уже связана с этой страной. И Людмилу, конечно, зовет город, в котором прошла большая часть жизни, масса знакомых, друзей. В Гомеле у нее вид на жительство. Святое дело справить юбилей отца, и она тоже с присущим оптимизмом просит его провести репетицию, исполнить любимые песни военных лет. «Расцветали яблони и груши…» – вытягивает ветеран с таким настроением, словно на подходе к Берлину. А потом еще звонче: «Мы парни бравые, бравые, бравые!» Такие воины и добыли для нас Великую Победу. Земной поклон вам!

IMGL4237.jpg
IMGL4237-2.jpg
IMGL4239.jpg
IMGL4240.jpg
IMGL4242.jpg
IMGL4243.jpg
IMGL4244.jpg

Общество
Фото и видео Алексея Герасименко и из личного архива Александра Васильева
водители.jpg
Untitled-1.jpg
0 Обсуждение Комментировать