Вверх

gp_banner.jpg

Как я стала белоруской: Оксана Ткаченко бежала от украинской войны и теперь считает Гомель вторым домом

1218 0 11:00 / 11.11.2020
Оксана Ткаченко родилась и выросла в Донецке. Там окончила школу и получила диплом педколледжа, два высших образования – по украинской филологии и психологии. Но обстоятельства сложились так, что в 2014 году ей пришлось выехать из родного города в белорусский Гомель. Стала ли южная столица нашей страны домом для украинки и как сложилась судьба педагога c воюющего Донбасса, узнала корреспондент «Гомельскай праўды».

4E6A6239.JPG

СОБРАТЬ ЧЕМОДАН ЗА 20 МИНУТ

Оксана встретила меня в собственной однокомнатной квартире в доме на Речицком проспекте – за шесть лет учительница начальных классов гимназии № 51 смогла накопить со своих педагогических зарплат первый взнос на потребительский кредит, немного помогли друзья. Зато, улыбается собеседница, теперь она ни от кого не зависит и может не бояться выселения, чувствует себя твердо стоящей на ногах:

– Не привыкла висеть на чужой шее или быть кому-то должной: работаю с 18 лет, всего добиваюсь своим трудом. Ни копейки у родителей с совершеннолетия не взяла. Так что вопрос собственного жилья был принципиальным, два года назад мечта осуществилась.

С порога хозяйка предупреждает: у нас есть максимум полтора часа – в 12.30 начинаются занятия в 3 «Г» классе, к детям она опаздывать не привыкла.

– Мы обычно приходим за час до уроков и делимся последними новостями, – с блеском в глазах и легким украинским акцентом начинает диалог Оксана. – Ученики рассказывают, где успели побывать за выходные или прошедший вечер, что нового увидели и какую тему хотят обсудить на классном часу.

Предлагаю перенести разговор о гимназии на потом и возвращаю героиню к главному – истории переезда из Донецка в Гомель. Еще в начале лета Оксана ставила новые окна на даче и даже не собиралась никуда уезжать из родного города, а уже в августе кардинально поменяла планы.

– В подвешенном состоянии мы находились с 2004 года и привыкли к неопределенности в политике страны. Не воспринимали события как что-то страшное. Но когда знакомые позвонили и сказали, что последний поезд уезжает в Беларусь через полчаса, а у меня есть 20 минут на сборы – тогда действительно начала переживать за близких, – на глазах Оксаны проступили слезы.
 – Было неизвестно, появится ли еще возможность покинуть Донецк в ближайшее время, поэтому мы с дочкой решили уехать.

В доме украинки даже не было приличной дорожной сумки. Вещи собирали в маленький чемодан для путешествий. Взяли дежурный портфельчик с документами и справками, спичками, солью и фонариком – он много лет лежал наготове. Понимая, что скоро осень, учительница схватила по паре сапог и туфель, два платья, что-то из верхней одежды. Сама была в джинсах и футболке – на этом все.

Оксана оставила полностью упакованную техникой и мебелью квартиру в Донецке с дорогой европейской посудой и обустроенный своими руками дачный участок. Все драгоценности мира ей показались ничтожными по сравнению с тем, что никогда в жизни она не сможет обнять маму, которая вышла замуж во второй раз и еще в 1989 году переехала в Гомель:

– Поехать могли в Санкт-Петербург к друзьям или в Гомель к маме. Выбор стал очевидным: в экстремальной ситуации, когда не знаешь, будешь ли завтра жив, происходит полная переоценка ценностей и семья выходит на первый план.

Собирались настолько поспешно, что первые 12 часов до Днепра ехали без воды и еды – их банально не успели купить, а выйти из поезда было нельзя – кругом обстрелы. Поезд ехал с задержкой по измененному маршруту, чтобы пассажиров не задели отголоски украинской войны. Прямого выезда в Гомель не было, поэтому сутки езды до южной столицы Беларуси превратились в «путешествие» длиной в несколько дней.

– Зато теперь могу с уверен­ностью сказать, что не боюсь ничего, – констатирует Оксана. – Когда говорю на эту тему – очень сентиментальной становлюсь, слезы вот блестят. Хотя раньше всегда держала эмоции в себе.

В ДУШЕ – КАЗАЧКА, ПО ПАСПОРТУ – УКРАИНКА

Если говорить о национальности, то Оксана все-таки называет себя не украинкой, а казачкой.

– Вообще-то бабушка и дедушка у меня русские, с Кубани. Их вывезли в годы советских репрессий в тогдашнюю Юзовку на Донбассе еще детьми, – делится фактом био­графии учительница. – Там наша семья и осела. Там родились моя мама и я. Теперь, наверное, я человек мира – везде пожила, помотало прилично.

На сегодняшние события в Беларуси пока еще иностранка смотрит категорично:

– В моей украинской жизни было три «майдана»: я видела, чем это закончилось. Мы улицы после бомбежек расчищали, наблюдали, как рушатся стены домов друзей, переезжали от знакомых к знакомым, чтобы спрятаться от ударов «Града». Это страшно. Приехав сюда, полгода вздрагивала по ночам, поэтому боюсь повторения тех событий в Беларуси. 

Протестующие многого не ценят и глубоко ошибаются, замечает украинка и приводит свои аргументы: после смены власти в ее стране в разы подорожала коммуналка, а большинство соцуслуг – от медицины до образования – стали платными. 

Почему я говорю, что Оксана пока еще иностранка? За шесть лет она прикипела душой к Гомелю и уже получила белорусский вид на жительство, уезжать никуда не хочет. Сейчас собирает документы на гражданство. Конечно, если бы она приехала по программе беженцев, то все было бы проще – пострадавшим с Украины в Беларуси очень помогли:

– Для нас тогда организовали свободный «зеленый коридор», всем, кто оформил статус беженца, давали жилье и матпомощь, обеспечивали работой. 

Но от всего этого учительница отказалась по одной причине: программа подразумевала своего рода распределение – куда отправят, туда и придется ехать. Наша же героиня принципиально хотела остаться в Гомеле с мамой. И все получилось.

Единственная боль Оксаны Ткаченко – ее 28-летняя дочь. После того, как на родине все более-менее успокоилось, она вернулась к жениху в Донецк. Там они расписались, там теперь живут и работают журналистами.

Для украинцев в 2014 году открыли «зеленый коридор», беженцам в Беларуси давали жилье и матпомощь, обеспечивали работой. Оксана Ткаченко от всего отказалась – принципиально хотела остаться в Гомеле с мамой. И все получилось

– Дочь – корреспондент, а зять – оператор. Люблю их безумно и, как фанат своей работы, понимаю стремление реализоваться в профессии. Но, как мама, в кошмарном сне не могла подумать, что дочка захочет жить так далеко, – с дрожью в голосе делится сокровенным Оксана. – У них две аккредитации – от ДНР и Украины. Вижу, что дочь счастлива – это главное, поэтому принимаю ее выбор, пусть и с добавленными седыми волосами (улыбается). 

ИННОВАЦИИ ВО ВСЕМ

Профессию Оксана выбрала еще в четыре года, с тех пор ни разу не усомнилась в выборе. Это призвание, с полной уверенностью заявляет собеседница, и большое счастье знать, кем ты хочешь быть. К этому призывает и родителей своих учеников: увидеть, к чему тянется ребенок, развивать в нем это качество. С самого начала определить, кем он хочет стать, а после выстраивать большой проект под названием жизнь: подтягивать нужные предметы, формировать базу знаний и умение правильно искать полезную для тебя информацию, идти к конкретному результату.

– Я тоже не Менделеев. Кому-то дано одно, кому-то другое. Не могут все 26 человек из класса быть отличниками. Ребенок должен быть универсалом в том, что нравится. В остальном ему обязан помочь педагог через дифференцированный подход.

Любовь к педагогике родители Оксаны увидели примерно в шестом классе, когда она обменяла десять книг из семейной библиотеки на пустой классный журнал.

– Книги раньше были огромной ценностью. Мои родные сдавали макулатуру и по абонементу покупали за 25 рублей новые издания. Однажды меня отправили разбирать макулатуру, там я нашла настоящий школьный журнал, – признается наставница. – Да еще и незаполненный – это же мечта. Понимала, что просто так мне его не отдадут: нужно или украсть, или выменять. Предложили принести из дома десять книг – я и согласилась. Вынесла журнал под школьным фартуком, дома втихаря написала в нем весь список своего класса, а с другой стороны с наслаждением выставляла оценки и прописывала темы уроков. Родители ругали, конечно, но не сильно – поняли, наверное, что это бесполезно.

Бунтаркой Оксана была всегда, на втором курсе ее даже чуть не отчислили из университета за несоответствие званию «советский учитель». Но потом восстановили, а впоследствии и вовсе гордились выпускницей.

– Это скорее не инакомыслие, а борьба за справедливость: всегда высказывала свои альтернативные взгляды на педагогику и хотела что-то изменить в классической школе, внедрить инновации. Тогда это было в новинку, преподавателей это пугало. Я большая альтернативщица и всегда выступаю за то, что приносит результат, делает тебя более совершенным и в профессии, и в жизни. 

Приехав в Гомель, Оксана сразу начала искать работу. И нашла ее всего за день. В отделах образования предлагали должности нянечки в детском саду или системного администратора, в школах разворачивали на крыльце – нет свободных мест. Помог случай. В одном из отделов вахтер услышал разговор о поиске работы и предложил сходить в гимназию № 51: там, мол, всегда есть вакансии. Правда, заметил собеседник, в школе сложно работать. Приéзжая учительница решила попытать удачу – и не прогадала: директор гимназии Александр Пахучий взял Оксану Леонидовну учителем и поставил на только что набранный первый класс. 

Более 15 лет в Донецке украинка занималась современными технологиями и руководила координационным центром по инновациям, посещала семинары и конференции по этой теме на Украине и в России. На сегодняшний момент о педагогике она знает, пожалуй, все. Поэтому взять пусть даже самый сложный класс была согласна:

– Сами понимаете, в конце августа все уже сформировано, какой дают – такой бери. Класс по большому счету был коррекционным. Но мы справились – через месяц уже давала мастер-класс по ведению факультатива. А еще класс стал единственным от области, кого принимали в пионеры на центральной площади Минска. Для меня было важно объединить ребят и сделать командой. Надеюсь, получилось – до сих пор группками прибегают и делятся своими успехами в среднем звене.

Отлично пережили ученики 3 «Г» класса и самоизоляцию – они давно привыкли работать с компьютерами и презентовать свои работы онлайн.

– Современные дети рождаются с телефоном в руках и аккаунтом в соцсетях. Заставить их мыслить по-другому мы просто не имеем права. Меняться надо нам, учить логически и критически мыслить, работать с полезной информацией. Анализ, а не тестирование должны быть в приоритете.

При всем при этом учительница совсем не карьеристка. Более того, не побоялась в 43 года начать все с нуля. Проработав в 70-й гимназии Донецка почти 30 лет, при переезде потеряла все регалии, заявить о себе пришлось заново. Нужно было пересдать экзамены на соответствие занимаемой должности: планомерно все восстановила. Кроме тридцати лет украинского стажа – пока они заморожены и не подтверждены.

– Когда пришла в 51-ю, почувствовала себя вновь студенткой. Но Александр Павлович Пахучий в меня поверил, спасибо огромное ему за это. Да и я не за сало свои регалии купила, просто их пришлось доказать. Начала развиваться, втянулась в белорусскую систему образования, уже внедряю сетевые и Scrum-проекты. Участвую в конкурсах профмастерства и преподаю инноватику в институте развития образования, пишу методички.

В 2017 году Оксана Ткаченко участвовала в конкурсе «Учитель года», заняла второе место в Гомеле. Дальше идти просто бессмысленно – ведь педагог не знает белорусского языка, несмотря на схожесть его с украинским. Поэтому понимает, что выступать наравне с местными учителями не сможет. Помогает Оксане «побороть» это неумение учительница гомельской школы № 11 Ирина Голованова, вместе они выпустили книжку по самостоятельным работам для 3-х и 4-х классов. Но пока этого недостаточно, считает наставница:

– Уже разобралась с орфографией, но идти к детям надо с умением говорить и с багажом лексики, а на разговорном уровне языком я еще не владею, поэтому белорусский в моем классе преподает другой учитель.

Свой класс педагог превратила в семью, а сама стала для двух десятков детей второй мамой. 

– Нам передают малышей, родители должны абсолютно доверять учителю, как и дети. Нельзя выбирать статус или конкретную школу – всегда выбирайте учителя. Того, кто любит людей и свою профессию.

На следующий первый класс у педагога уже очередь. Есть и масса планов на будущее: например, открыть частную школу, но на базе государственной. Чтобы она была альтернативной, но не шла вразрез с госполитикой. Интересно? Вот и мне тоже. Что из этого получится – посмотрим. Но я уверена, что получится. Потому что своим задором и энтузиазмом Оксана заряжает на месяц вперед. 

В сорок с небольшим, улыбается педагог, жизнь только начинается. Если верить в то, что делаешь, и любить свою профессию, то с нуля построить карьеру и добиться успеха можно. Это 49-летняя учительница начальных классов доказала на собственном примере.

– Господь не посылает нам бóльших испытаний, чем мы можем преодолеть, – провожает меня своим любимым высказыванием украинка с белорусской душой.
Общество
Фото Олега Белоусова
речицанефть.jpg
водители.jpg
0 Обсуждение Комментировать