Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Курсы подготовки к ЦТ в Гомеле (3).png



Простились тихо, ушел в небытие. Нужны ли Гомелю крематорий, колумбарий и новые ритуальные залы?

7349 0 19:06 / 21.11.2021
Умер близкий человек… Что делать в первую очередь? Где организовать прощание: в квартире или ритуальном зале? Провести традиционное захоронение или предать тело огню? Журналист «Гомельскай праўды» узнала тонкости траурной церемонии, изучила новую редакцию Закона «О погребении и похоронном деле», а также узнала о самых неординарных и дорогих способах захоронения.

a47fa28fbb7662599715d8c0.jpg
Прощаться тоже нужно красиво

Завесили в доме зеркала

О похоронах невозможно говорить легко, даже если скончался незнакомый вам человек. Подобные беседы абсолютно у каждого ассоциируются с личной потерей. Тем не менее, современный кинематограф и режиссеры клипов абсолютно спокойно включают в сценарии похоронную тематику. А в Испании ежегодно проходит выставка погребальной культуры. В этом году там презентовали урну, разукрашенную под матрешку, а также гробы в форме продолговатого черного ящика с розовой подарочной лентой и бантом, как в популярном сериале «Игра в кальмара».
В нашем областном центре подобный креатив вряд ли соч­тут за адекватную идею. Но изменения в похоронных традициях есть, пусть и не такие кардинальные. Буквально за последний год в регионе открылись сразу несколько ритуальных залов. Это специальные помещения, где родственники и близкие люди могут с комфортом проститься с ушедшим в мир иной. Центральное место в таком зале занимает пьедестал для гроба, вокруг сиденья, место для икон, свечей и портрета умершего.

В Мозыре ритуальный комп­лекс открыли в этом году. В него входят два зала вместимостью до 150 человек, комната отдыха с диваном, на который можно прилечь или даже переночевать, мини-кухня. Там же расположена комната для бальзамирования, нанесения грима и полной подготовки усопшего, холодильные камеры для сохранения тела в случае откладывания дня похорон. 

К слову, это второй ритуальный зал в райцентре – первый открыт РУП «Белсудэксперт­обеспечение».

DSC01374.JPG

Подобные залы – комфорт­ный вариант для тех, кто не хочет ставить гроб с покойником у подъезда многоэтажки или заносить его в зал квартиры, расположенной на девятом этаже. Поэтому все больше людей арендуют ритуальные залы, а после похоронная процессия отправляется на кладбище. В Мозыре час аренды обойдется родственникам в 35 или 59 рублей, в Гомеле – 90, в Жлобине – 35, в Хойниках аренда посуточная – 50 рублей.

Нормы санитарные и этические

До недавнего времени в Гомеле был лишь один траурный зал в здании морга на улице Ауэрбаха. Однако отремонтированные помещения предназначены в том числе и для выдачи тел, поэтому организовать там прощание можно лишь в свободные временные окошки.
В прошлом году открылся траурный зал на улице Циолковского. Прощания проходят практически каждый день. Ранним утром и вечером зал простаивает, все хотят забронировать его в обеденное время. Примерно с 12 часов, крайнее – 15.00. Час на прощание, еще час на кладбище и примерно в 17.00 поминальный обед.

– Если родственник умер дома, никуда самим тело везти не нужно. Сначала вызовите скорую и милицию, приготовьте свой паспорт и паспорт умершего, уложите покойника на что-нибудь твердое. А уж затем связывайтесь с ритуальной службой, ее специалисты все подскажут и организуют, – рассказывает директор похоронного дома на Циолковского Игорь Бенесевичус. – К слову, ритуальные агентства в Гомеле можно пересчитать по пальцам, остальные – посредники, которые все равно обращаются к первым. Поэтому, если они обещают организовать похороны за 300 рублей – не верьте, потом выставят счет намного дороже. Самое скромное прощание сегодня обойдется примерно в 600 рублей. Ну а выше ограничения нет, ведь некоторые заказывают из Минска гроб за тысячу долларов.

Как рассказал директор Гомельского специализированного комбината Александр Попов, открыть еще один ритуальный зал в областном центре планируют, сейчас рассматриваются возможные варианты. Это не такая простая задача, как кажется на первый взгляд. Ведь нужно соблюсти не только санитарные нормы, но и этические. Траурному залу не место, например, вблизи многоэтажек, где из окон виден весь процесс заноса и выноса тела.

Побывали мы и в ритуальном доме в Хойниках. Частная компания работает в рай­центре и близлежащих городах чуть более пяти лет, однако лишь в прошлом году открыли зал для отпевания. Одновременно там могут находиться до 25 человек. Расположение для подобного рода заведения, если можно так сказать, идеальное: справа – церковь, слева – кладбище.

Похоронный дом в Хойниках фото Кашпур Dsc01370.jpg
Похоронный дом в Хойниках

Кило двести граммов праха

Некоторые считают не важным, что будет с их телом после смерти – покойнику уже все равно. Другие заранее ставят в известность родню: хотим кремацию, и точка. В Гомеле крематория нет. Появится ли – неизвестно. Слухи и ожидания о его строительстве длятся не одну пятилетку. Построить такой объект в Гомеле порывались пять ин­весторов, но каждый считал затраты, думал и от идеи отказывался. Потом за подсчеты брались студенты Белорусского торгово-экономического университета потребительской кооперации. В 2015 году они разработали план постройки крематория (по задумке его расположили в Осовцах), рассчитали стоимость проекта и время, через которое он окупится, – приблизительно 2,5 года. Студенческая работа тогда заняла первое место в региональной межвузовской олимпиаде.

Если вам обещают организовать похороны за 300 рублей – не верьте. Самое скромное прощание сегодня обойдется примерно в 600 рублей

С тех пор прошло шесть лет. И в нашем 500-тысячном городе все больше людей предпочитают кремировать своих родственников после смерти. В таком случае они обращаются в ритуальные агентства, которые берут все вопросы по доставке тела в минский крематорий на себя. В тот же день урну с прахом (в среднем он весит 1,2 килограмма) привозят обратно в областной центр. Стоимость для гомельчан – более 1100 рублей. Так сколько же желающих из нашего региона предать огню тела умерших родственников? За ответами звоним в Минск, где вот уже 35 лет работает единственный в стране крематорий. Как рассказал заместитель директора по идео­логической работе минского спецкомбината коммунально-бытового обслуживания Сергей Тур, с самого открытия и по сей день учреждение работает круглосуточно и без выходных. С годами востребованность в услугах крематория растет. Если в 2014 году в месяц проводилось до 400 кремаций, то сейчас – около 1200.

– Тела на сжигание привозят со всех регионов страны и из России, – отмечает Сергей Тур. – Иногородних могут обслужить в первую очередь и уже через 3–4 часа выдают урну с прахом. Но никто не ведет отдельную статистику по областям, есть только общая цифра кремированных.

Лишь ветер знает, где тебя искать

Развеять прах по ветру, как иногда показывают в иностранных фильмах, в Беларуси нельзя. Это запрещает новая редакция Закона «О погребении и похоронном деле», которую приняли в июле этого года. Возможно, одним из поводов для внесения изменений стал случай, который произошел в 2019-м в Гродненской области. 

Мама ухаживала за младенцем и не заметила, как со двора частного дома ушла двухлетняя дочь. Ее нашли в реке. После отец сжег тело умершей дочери на своем участке, а пепел развеял.

Сейчас по белорусскому законодательству емкости с прахом можно поместить в ячейку колумбария либо опустить прах в землю в колумбарном стакане. Однако такую услугу предлагают лишь на минских кладбищах. А как же иногородние родственники?

Почему не сделать в нашем областном центре колумбарий? Тихое, облагороженное место, где можно присесть на скамейки и подумать о вечном. Оно вписалось бы вдали от любопытных окон многоэтажек. Это не будет вредить экологии, требовать выделения больших площадей, как происходит с многочисленными кладбищами, которые в прямом смысле взяли Гомель в кольцо.

Сегодня гомельский спецкомбинат обслуживает 20 городских кладбищ. Их общая площадь составляет 209 гектаров. Захоронения запрещены на двух кладбищах – «Южном-1» и «Лещинском». На 16 – разрешены только при наличии места в ограде. Основными же городскими кладбищами являются «Стукачевское» и «Большевик». По подсчетам, их хватит еще на пару лет. Потом выделят новый земельный участок для строительства кладбища.

DSC01396.JPG

А пока у гомельчан есть единственный вариант с урной – подзахоронить в уже существующую могилу родственника. Впрочем, в минском крематории подсказали еще один путь. Можно купить небольшой колумбарный блок на 6–8 ячеек и установить в пределах оград существующей могилы. Хотя на гомельских кладбищах, думается, подобные блоки будут в диковинку. В нашем регионе предлагают похожий вариант – ниши для урн, которые возможно обустроить в виде семейного захоронения. На кладбищенском участке возводят опалубку, потом укладывают плиткой, оставляя место для ниши. Потом в нее помещают урну с прахом, а сверху накрывают гранитной плитой. Это дорого, трудоемко и долго по времени, но после – просто в уходе, красиво и долговечно.

Но пока одни с трепетом и уважением облагораживают могилы умерших родственников, другие «забывают» урны с прахом в крематории. Такие невостребованные «потеряшки» хранят на протяжении трех лет, периодически напоминая о них по телефону, письменно, через средства массовой информации. В этом году после публикаций в газетах и интернете объявились 16 человек. Остальные 76 урн с прахом захоронили в общей могиле.

Станешь деревом, космосом или океаном

Понять подобное поведение даже не берусь. Порой отношение к братьям нашим меньшим более уважительное, чем к людям. Это подтверждает и тот факт, что в Гомеле есть крематорий для домашних животных.

– За три года работы здесь предали огню более 400 питомцев: кошек, собак, хомячков, шиншилл и даже попугаев из областного центра и районных городов, – рассказывает владелец крематория для животных Андрей Анюшкевич. – Некоторые клиенты заказывают не общую кремацию, а индивидуальную. Это позволяет забрать прах животного в экоурне, экобоксе либо поместить останки в кулон или брелок. Да, есть столь преданные владельцы, которые и после смерти домашнего любимца хотят, чтобы он был рядом – носят его прах в брелке на ключах. Другие планируют закопать прах на своем приусадебном участке, а на этом месте высаживают дерево в память о питомце.

Возможно, для Беларуси подобные ритуалы в новинку. Хотя в мировой практике чего только не придумывают для живых и мертвых клиентов. Некоторые компании делают из пепла кремированного человека бриллианты, которые можно вставить в украшение и носить всегда с собой. Другие – предлагают смешать пепел после кремации с чем-то вроде цемента, сформировать из этого пористый шар и опустить на дно океана. Со временем шар станет частью рифа и в нем поселятся морские обитатели. К слову, в шар могут вставить навигатор, что потом позволит посещать место «захоронения» родственника.

Всемирная паутина пестрит и другими нестандартными вариантами. Например, запустить кремированные человеческие останки далеко в космос или на Луну (цена вопроса доходит до 10 тысяч долларов за грамм праха), сделать мягкую игрушку с сердцем из праха (по задумке, ее можно обнять в минуты скорби), набить татуировку или нарисовать картину краской, в состав которой примешивают пепел. Те же биоурны с семенами, куда можно добавить прах вашего близкого человека и высадить у себя на участке. Покупатели подобных услуг во многом делают это ради одного: шанс переродиться в иную форму жизни.


Общество
Фото из интернета и Виктории Кашпур
водители.jpg
доброном_красный-1.jpg
морозовичи-агро2.jpg
речицанефть 25.11.jpg
0 Обсуждение Комментировать