Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

ГП 816х197.png

Ребенок войны, ветеран труда ОАО «Гомельдрев», бывший моряк и в 90 лет не теряет бодрости и оптимизма

1164 0 08:55 / 25.05.2022
Эту фразу гомельчанин Василий Дмитриевич повторял неоднократно: когда вспоминал тяжелые времена военного лихолетья, рассказывал о морских буднях, работе на «Гомельдреве», дне сегодняшнем. Весь его жизненный путь, солидный и трудный, пройден с честью и достоинством. Про таких людей говорят: старость дома не застанет.

Всю жизнь я крошки хлеба не бросаю…

Родился в 1932-м в многодетной семье, где воспитывались трое мальчишек. Отца не помнит, тот скончался от полученных ран на фронте Гражданской войны. Тяжело было маме Анисье Арефьевне растить сыновей, но она никогда не жаловалась на судьбу. Счастливое и беззаботное детство Василия прервала война, начавшаяся, как только он окончил первый класс.

Img_2691+.jpg
Неисправимый оптимист и жизнелюб Василий Губкин радуется каждому прожитому дню. Фото автора

– Очень жестокие были в Гомеле немцы, – вспоминает Василий Дмитриевич. – В центре города находился лагерь для военнопленных. Территория огорожена металлическим забором с колючей проволокой. Суровая зима, жуткий холод в сорок градусов. Мы с двоюродной сестрой Раей видели, как из барака вывозили трупы замерз­ших пленных. Эта картина и сейчас перед глазами.

С комом в горле он говорит о детстве и удивляется, как выжил. Помнит, как пекли хлеб из желудей, шелухи и мерзлых картофельных очисток, ели его с удовольствием. Как в 1943 году вместе с мамой, дедом и братом шли в колонне, подгоняемые немцами, в сторону деревни Залипье, воспользовались моментом, спрятались в кустах и отсидели в болоте три недели. «Сидишь на кочке, а ноги в ледяной воде. Дрожишь от холода, но понимаешь, если выйдешь из болота, немцы убьют».

Врезался в память случай, который помог не умереть от голода:

– В 1943-м мама набрела на немецкую машину, груженную свежим хлебом, а возле нее лежали убитые фрицы. Она не растерялась, вместе с дедом выломали дверь и набрали, сколько могли унести, насушили в печи сухарей, утром сложили в мешки, доставали понемногу, благодаря этому и выжили.

Бомбежки, разруха, страх, голод и холод... Это время навсегда оставило глубокий след в сердце Василия Губкина. Невозможно передать словами эмоции, когда узнал, что наши войска освободили Гомель:

– Люди улыбались на улицах, где стояли полуразрушенные дома, плакали и обнимались. Вы не представляете, какое это счастье – жить в мирной стране.

Его, не понаслышке знающего, сколько горя и страдания приносит война, очень беспокоят события на Украине. Василий Дмитриевич убежден: ни при каких обстоятельствах нельзя допустить, чтобы нацизм и фашизм вновь подняли голову, он поддерживает миро­любивую политику нашего Президента.

Чистил сапоги солдатам на вокзале

Как только Гомель освободили, семья Губкиных вернулась в родную Новобелицу на улицу Урицкого. На месте дома было пепелище с уцелевшей печной трубой, но сарай остался невредимым. В нем и жили, пока в 1944 году мама не выписала лес для строительства дома. Дети в то время взрослели рано. Вот и Василий, чтобы не умереть от голода, чистил сапоги советским солдатам на базаре возле железнодорожной станции в Новобелице.

– Кто-то давал кусочек сахара, хлеба и даже деньги. Благодаря этому я мог купить тарелку супа, картошку и даже бисквитное пирожное, – улыбаясь, вспоминает он.

Еще один эпизод из военного детства:

– Когда мама вступила в черкасовскую бригаду, всей семьей стирали окровавленную солдатскую форму. Мой дед Арефий Ва­сильевич сделал бук – бочку без дна и крышки. В нее мы складывали одежду. Мыло было большой роскошью, поэтому одежду пересыпали золой, заливали кипятком, накрывали шинелью, и там она «бучилась».

Трудовой героизм в тылу был нормой жизни. Советские люди понимали, что фронту нужны человеческие и материальные ресурсы. Каждый старался работать за двоих, невзирая на тяготы и возраст.

Исправил тройку на пятерку и стал моряком

После войны Василий Губкин окончил три класса и устроился на «Гомельдрев», где постиг азы профессии столяра. Потом призвали в армию. Хотел стать моряком, как брат. Но вот незадача: узнал, что на флот берут с образованием не ниже пяти классов. Тут же недрогнувшей рукой исправил в документе тройку на пятерку. В воен­комате подлог не заметили и отправили во Владивосток. Там 18-летнему парню выдали морскую форму и целый мешок с обмундированием. Он вместе с 40 новобранцами в трюме пассажирского корабля прибыл на остров Русский, где учился на комендора. Через девять месяцев Губкин попал на большой десантный корабль матросом-комендором. К службе адаптировался быстро, не раз попадал в шторм, но всегда ему помогали оптимизм и поддержка товарищей. Бороздил Берингово, Охотское и Японское моря. На флоте приняли в комсомол. Для него это стало не только почетным и волнительным событием, но и стимулом служить еще лучше. Пять лет на корабле стали хорошей школой жизни.

Матрос Губкин бороздил Берингово, Охотское и Японское моря, 
не раз попадал в шторм, но всегда ему помогали оптимизм и поддержка товарищей

– Нас, дембелей, во Владивостоке встречал звуками марша сводный оркестр Тихоокеанского флота, – с гордостью говорит Василий Губкин. – Вся набережная была заполнена людьми. Это настоящий праздник.

Возвратился на Родину

После армии юноша работал на родном предприятии, параллельно окончил восемь классов вечерней школы. Затем поступил в политехнический колледж, учился в институте по переподготовке инженеров материально-технического снабжения в Сыктывкаре. Вся его трудовая деятельность связана с «Гомельдревом», где проработал 45 лет. Имеет много благодарностей и грамот. Особенно ценны для него благо­дарственное письмо Белорусского союза военных моряков, благодарности администрации и профкома ОАО «Гомельдрев», управления соцзащиты администрации Новобелицкого района Гомеля.

Сегодня Василий Губкин – ветеран труда, принимает активное участие в общественной жизни родного предприятия, поет в хоре ветеранов, которым руководит Елена Ушанова.

Вместе с супругой вырастили двух детей, в семье воспитываются три внука и три правнучки. Есть у нашего героя сокровенное желание – чтобы хоть одна правнучка научилась играть на аккордеоне, а он услышал, как она музицирует.

Когда Василий Дмитриевич встречает людей в морской форме, его сердце замирает, а воспоминания возвращают в те далекие времена, когда матросом-комендором бороздил моря на большом десантном корабле. Его мечта – побывать еще раз во Владивостоке, выступить перед матросами на острове Русский. Вот такой он, мой собеседник, преданный Родине и верный присяге до конца жизни, человек неиссякаемой энергии и творческого потенциала.
Общество


нефтебурсервис1.jpg
белоруснефть.jpg
УПК Белоруснефть ОБЪЯВЛЕНИЕ ф.А5.jpg
морозовичи-агро2.jpg
0 Обсуждение Комментировать