Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Продать самому себе, чтобы разбогатеть. Интервью с заместителем председателя экономического суда Гомельской области Дмитрием Федорцовым

1465 0 17:51 / 20.07.2022
Почему изменения в Налоговый кодекс вызвали бурные обсуждения в белорусском бизнес-сообществе? Какими незаконными способами пользуются субъекты хозяйствования, чтобы минимизировать налоги? Об этом и многом другом «Гомельскай праўдзе» рассказал заместитель председателя экономического суда Гомельской области Дмитрий Федорцов.

DSC02416.jpg
Дмитрий Федорцов:"  По материалам рассмотренных экономическим судом дел суммы доначисленных налогов незначительны на фоне выручки, получаемой предприятием. Никакой преграды или опасности для ведения бизнеса после уплаты этих средств не было бы"

Совокупность доказательств

– Какова роль экономического суда в теме налогообложения?

– Субъекты хозяйствования обращаются к нам, когда не согласны с решениями контролирующих органов (Министерства по налогам и сборам или Комитета госконтроля) о доначислении к уплате в бюджет сумм налогов, которые были вынесены на основании выявленных нарушений. Согласно главе 25 Хозяйственного процессуального кодекса Беларуси они имеют право подать заявление в экономический суд и оспорить эти нарушения. В 2021–2022 годах к нам поступило 13 дел, из них 11 – связанные с применением статьи 33 Налогового кодекса.

– Это именно та статья, которую наши бизнесмены активно обсуждают?

– Если точнее, то пункт 4 этой статьи. Он предоставляет право налоговому органу самостоятельно корректировать налоговую базу субъектов хозяйствования, когда устанавливает какие-то нарушения. Например, если искажены сведения о фактах совершения хозяйственных операций в бухучетах и декларациях, отсутствует реально совершенная операция (товар не поступил или не выполнены работы), а также, если доказывается, что основной целью совершения хозоперации были неуплата, зачет или возврат суммы налога.

Изменения начали действовать 1 сентября 2019 года и до сих пор вызывают споры, поскольку бизнесмены считают эти формулировки слишком общими, пространными. Якобы отсутствуют критерии оценки «реальности» операции, нет понятного разграничения между обоснованной налоговой минимизацией и основанием применения этого пункта.

Как показывает судебная практика, критика введения этой статьи звучит как раз от тех, кто выдает свои финансовые ухищрения за правомерную минимизацию налоговых платежей, прикрываясь принципом добросовестности плательщика.

– Что может стать причиной для корректировки налоговой базы? Наверняка проверяющие основываются не на одном недостатке.

– Выводы о том, что хозяйственная операция была совершена с целью неуплаты сумм налога (либо не имела такой цели), делаются на основании факторов, которые условно можно разделить на несколько групп.

Организационные: это когда госрегистрация участников сделки произведена по одному и тому же юридическому адресу, участники сделки – родственники, собственники имущества или должностные лица, счета в одних и тех же банках, общие контрагенты.

Налоговые: у фирм идентичные режимы налогообложения, отправка отчетности производится с одних и тех же IP-адресов, один человек ведет бухучет.

Финансовые: все затраты по хозоперациям отражены на счетах одного юрлица, а выручка поступает на счета другого, у взаимозависимого участника сделки нет других контрагентов, как и иных источников дохода, сделка совершается на заведомо невыгодных условиях либо она сама экономически нецелесообразна.

И наконец, кадровые – когда компаниями фактически управляет одно и то же лицо, работники одновременно занимают одни и те же должности.

Здесь важно подчеркнуть, что формальное наличие одного из этих недостатков не может стать основанием для корректировки налоговой базы. Только совокупность доказательств свидетельствует о том, что плательщик действовал с целью извлечения необоснованной налоговой выгоды.

– Какие схемы придумывают предприниматели, чтобы меньше платить государству?

– Чаще всего субъекты хозяйствования умышленно дробят бизнес, искажают сведения о хозяйственных операциях, открывают подконтрольные фирмы-пустышки на территории сельской местности, чтобы те получали налоговые льготы по Декрету Президента № 6 «О стимулировании предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений, сельской местности» (в частности, им разрешено в течение семи лет не платить налог на прибыль).

По материалам рассмотренных экономическим судом дел суммы доначисленных налогов незначительны на фоне выручки, получаемой предприятием. Никакой преграды или опасности для ведения бизнеса после уплаты этих средств не было бы. Они никак не отразились бы на финансовом состоянии фирм или ее работников. Причина всех этих ухищрений проста – обогащение и удовлетворение меркантильных желаний плательщиков.

– Были случаи, когда суд решал, что доначисленная сумма налогов и пени слишком завышена?

– Подобный пример рассматривался недавно. Контролирующий орган принял решение о доначислении хозяйственному обществу налога на прибыль, налога на добавленную стоимость и пени. Основанием послужили установленные факты искусственного дробления бизнеса: работу выполняли сотрудники одного общества, а акты о выполненных работах оформляли от имени ИП, который одновременно был директором общества, а его жена – учредителем. Поэтому в сумму, с которой полагалось заплатить налоги, обществу включили выручку от реализации товаров, работ, услуг по актам, оформленным от имени индивидуального предпринимателя. Итого получилось 50,8 тысячи рублей (к тому же 9,7 тысячи рублей пени).

Однако в ходе судебного разбирательства было установлено, что некоторые такие работы выполнялись работниками другого предприятия, подконтрольного директору. Так что часть полагаемой к выплате суммы была отменена: это 17,2 тысячи налогов и 4,8 тысячи рублей пени. 

Примеры, которые не нужно повторять

№1 Директор фирмы по сдаче в аренду имущества захотел воспользоваться преференциями ИП (в частности, они могут платить налоги без НДС) и одновременно снять с головного офиса некоторое налоговое бремя. Он и его сын (по совместительству менеджер по закупкам) оформили на себя как на частных предпринимателей в безвозмездное пользование значительные площади двух торговых цент­ров в Калинковичах и в Мозыре, которые позже сдавали в аренду. Но сверка счетов и обслуживание помещений легли на плечи штатного работника основной фирмы (которой и принадлежали эти центры), подача деклараций происходила с одного IP-адреса, налог на переданную в безвозмездное пользование недвижимость учитывался в затратах общества – иными словами, никакой фактической деятельности ипэшники сами не вели. Заработанные средства, поступавшие на расчетные счета, отец и сын перечисляли фирме в виде беспроцентных займов, предоплаты за отгрузку стройматериалов и оказание рекламных услуг. По факту ничего из вышеперечисленного не было выполнено. 

За счет искусственного распределения выручки между ИП и фирмой, полученной от сдачи в субаренду помещений, они добились желаемого – меньше платили НДС и налога на прибыль. Когда налоговый орган провел проверку, то доначислил обществу в бюджет НДС в размере более 313 тысяч рублей, налога на прибыль более 407 тысяч рублей и подоходного налога более 272 тысяч рублей. 

№2 В Гомельском районе открылось производство хлебобулочных изделий. В течение семи лет оно пользовалось налоговыми преференциями, но, когда пришло время «полной оплаты», субъект хозяйствования зарегистрировал новое юрлицо, на которое переоформил производственные линии, работников, перевел активы. Получилось, что он якобы начал новое производство (в котором ничего не изменил), чтобы еще семилетку не платить налог на прибыль. Когда организация собралась провернуть эту схему в третий раз, то налоговые органы пришли с камеральной проверкой и выявили нарушения. Далее последовало решение о доначислении субъекту хозяйствования налога на прибыль с 2016 по 2020 год с пеней более четырех миллионов рублей. 

№3 Воспользоваться льготами Декрета № 6 захотел и предприниматель из Гомеля, у которого было работающее частное производство в областном центре. Чтобы получить налоговые преференции по налогу на прибыль, он зарегистрировал подконтрольную ему фирму в Добруше, через которую оформлял якобы выполненные для него работы по монтажу электронных компонентов. Хотя фактически всю деятельность осуществлял у себя в областном центре. В райцентре никаких работ не было, только офис, где подписывались акты выполненных работ и другие документы. За эту «выполненную работу» на счета добрушской фирмы по договору подряда переводились деньги, которые впоследствии обналичивались посредством заключения договоров займа с учредителем общества, а также снимались в качестве дивидендов тем же учредителем. Общая сумма незаконного обогащения составила более 400 тысяч рублей.

№4 С 2017 по 2019 год общество решило продать три объекта недвижимости, которые ранее сдавало в аренду и получало от этого неплохой доход. Но продажная цена этих объектов, отраженная в бухучете (от ее суммы зависел размер налогов) и договорах купли-продажи, привлекла внимание налоговых органов: она оказалась в десятки раз меньше, чем рыночная стоимость этой недвижимости, и была значительно ниже доходов, которые получал владелец от сдачи этих помещений в аренду. Оказалось, что покупателями стали хозяева общества и их родственники. После «выгодной покупки» они продолжили сдавать в аренду приобретенную недвижимость тем же арендаторам, получая при этом неплохой доход. Установленные по делу факты доказали, что сделки были экономически невыгодными, а стоимость реализации объектов намеренно искажена в целях ухода от уплаты налогов. По итогу субъекту хозяйствования доначислили к уплате в бюджет более 605 тысяч рублей налогов и более 78 тысяч рублей пени.
Фото Ивана Кузменкова
Общество
речицанефть 22.09.jpg
белоруснефть.jpg
УПК Белоруснефть Обучение А5_pages-to-jpg-0001.jpg
морозовичи-агро2.jpg
0 Обсуждение Комментировать