Вверх

Особенности бизнеса по-наровлянски

1336 0 22:00 / 05.03.2010
По итогам ушедшего года вклад в консолидированный бюджет Наровлянского района расположенных здесь предприятий среднего и малого бизнеса составил более 35%. Далеко не каждый регион Гомельщины может похвастать таким показателем.
Об особенностях бизнеса по-наровлянски мы побеседовали с председателем Наровлянского райисполкома Валерием Шлягой.

— Валерий Васильевич, в вашем районе есть, наверное, что-то особенное, что подвигло предприимчивых людей на более активную организацию своего дела именно здесь, а не в крупных райцентрах Гомельщины?
— Как раз ничего такого особенного у нас и нет. А подтолкнула заниматься этой темой сама жизнь. Нужно было искать альтернативу, что-то создавать, потому что в силу чернобыльских событий в районе начало сокращаться число предприятий и организаций. Причем такими темпами, что если бы сидели сложа руки, на сегодняшний день на Наровлянщине не осталось бы ни одного промышленного предприятия. Дошло до того, что и нашу градообразующую кондитерскую фабрику “Красный Мозырянин” тоже пытались расформировать. Уже и часть оборудования продали. То же самое было с Наровлянским заводом гидроаппаратуры. К счастью, эти предприятия удалось отстоять. Но кое-что и потеряли.
Конечно же, мы не питали иллюзий на счет числа инвесторов. Понимали, что в район со статусом одного из самых потерпевших в результате чернобыльской катастрофы очереди на организацию своего дела не будет. Тем не менее инициативные решительные люди нашлись, и с их помощью в 1997 — 1998 годах на Наровлянщине начали создавать и развивать предприятия частной формы собственности. Особенно активно этот процесс пошел в 2000-х годах.
— Но ведь в то время законодательная база в части механизма отчуждения имущества для создания новых производств, мягко говоря, оставляла желать лучшего…
— Вы правильно сказали: мягко говоря, оставляла… Скажу больше, тормозила. Например, стояла у нас 20 лет пустая школа, закрытая после чернобыльских событий. Здание разворовывалось, приходило в негодность, но отчуждение его было невозможно. А прими власть на месте положительное решение по этому вопросу, оно было бы истолковано однозначно: с позиции получения кем-то из руководства района личной выгоды. Поэтому, чтобы избежать подобных оценок, дело зачастую не сдвигалось с мертвой точки. В те годы мы потеряли восемь реальных инвесторов, желавших создать свои производства в районе. Люди видели, что процесс отчуждения помещений растягивается на годы, и отходили в сторону. Одно время вообще отчуждение стояло на нулевой отметке.
Для активизации работы по созданию в районе частных предприятий была создана специальная рабочая группа, в состав которой вошли все заинтересованные службы, потенциальные инвесторы, работники исполкома, закрепленные за тем или иным проектом. Первые полтора года еженедельно эта группа собиралась у меня в понедельник. Да, мы в буквальном смысле слова водили инвесторов за руку по чиновничьим кабинетам. И вопросы, которые касались исполкома, старались решать максимально быстро. Задача была — ни на один день не затянуть процесс создания новых предприятий. В итоге даже в те годы в районе заработали производства частной формы собственности.
Конец 2008 — начало 2009 года можно назвать революционным в части законодательства по развитию частного бизнеса. На уровне руководства страны были приняты документы, значительно упростившие процедуру отчуждения. Законодательная база стала содействовать быстрому созданию новых производств. Да, остались определенные нюансы, но речь уже не идет о годах оформления, а о месяцах.
— Какие нюансы вы имеете в виду?
— Прежде всего то, что порядок отчуждения одинаков и для Минска, и для Наровли. Согласитесь, имидж территории у нас абсолютно иной, нежели в столице или, скажем, в Мозыре. И интерес к отчуждаемому имуществу разный.
— Валерий Васильевич, вы настраивали будущих наровлянских бизнесменов на вкладывание денег в какие-то определенные сферы?
— Каких-то специальных установок не было. К настоящему времени в районе  работает несколько частных предприятий самых разных отраслей. Например, “БелКонсалт-А” занимается строительными работами и производством мягких кровельных и гидроизоляционных материалов. “Велис” изготавливает также и полиэтиленовую пленку на основе полиэтилена высокого и низкого давления. “НаровляТеплоИзоляция” выпускает предизолированные трубы. Перечисление можно продолжать и далее.
— Приходилось ли вам, государственному человеку, выступать в роли менеджера не только в отношении государственных предприятий, а и частных?
— Приходилось, и ничего зазорного в этом не вижу. Я не скрываю, что как государственный человек буду поддерживать новые производства и уже делаю это. Скажу, у себя в районе в последние два года мы начали гораздо более активно, чем ранее, привлекать к реализации различных проектов именно частников.
Знаете, в последние годы у меня изменилось мнение о частном бизнесе. Ранее он представлялся как что-то мелкое, незначительное. Но когда мы видим, что частные предприятия фактически закрыли собой образовавшуюся после Чернобыля прореху в наполнении бюджета, обошли по объемам платежей в бюджет государственные, даже такое крупное для Наровли, как “Красный Мозырянин”, что они работают на голову лучше иных государственных, выпуская конкурентоспособную, доброт­ную продукцию, строят, ремонтируют так, что иным можно только поучиться, о чем это говорит? О том, что идем в правильном направлении. И будем его развивать и под­держивать. Причем если хотим, чтобы эти два сектора экономики развивались динамично и одновременно, власть должна обеспечивать им одинаковую поддержку. Ведь там тоже трудятся наши люди, эти предприятия также платят налоги и работают в том же законодательном поле.
В трудные времена государство же помогало и “Красному Мозырянину”, и Наровлянскому заводу гидроаппаратуры. А чем наш “БелКонсалт-А”, который может дать фору многим строительным предприятиям региона, хуже? Или “Велис”, начавший работать по программе импортозамещения и имеющий экспортный потенциал? Или “Наровля­ТеплоИзоляция”, освоившая выпуск продукции, не имеющей аналогов в области? Поэтому я веду переговоры относительно продвижения товаров и услуг частного бизнеса точно так же, как и государственного.
— Стереотип у вас, видимо, окончательно сломался?
— Можно отчасти считать и так. Чего греха таить, тормоз еще с советских времен определенный был.
— Какие направления в развитии част­ного бизнеса в районе вы видите как перспективные?
— Надеемся, что у нас на предприятии “Велис” появится новое производство по изготовлению из полиэтиленовой пленки тары для пищевых продуктов, причем на экспорт. Потребность в такой таре есть у украинских партнеров. Намечены еще кое-какие планы. С нашими интересами по развитию частного бизнеса совпадает разрабатываемая в настоящее время Государственная программа социально-экономического развития и комплексного использования ресурсов припятского Полесья. При нормальной ее реализации планируем довести вклад частного бизнеса в консолидированный бюджет района до 50 процентов. Но чтобы развиваться дальше, необходимо поднять имидж территории, ее привлекательность. Здесь мы видим будущее в развитии туристического бизнеса. Свои предложения на этот счет представили, когда программа развития припятского Полесья еще версталась.
— Туризм, говорите, намерены развивать… И это в районе, столь потерпевшем от чернобыльской катастрофы?
— Как бы не казалось это удивительным, интерес есть. Мы включили в программу по развитию Полесья наши пожелания, и, думаю, они будут поддержаны: об использовании части территории Полесского радиационно-экологического заповедника под туристические маршруты. Планируем обустроить там экологическую тропу протяженностью 10 — 15 километров. По ходу ее прохождения можно будет знакомиться с местной флорой и фауной. А посмотреть, уверяю, у нас есть что. Воздействие человека на эти места сведено до минимума, поэтому природа здесь находится фактически в первозданном виде.
С тем, что подобный туризм может быть востребован и на Наровлянщине, мы столкнулись года два назад, когда английский инвестор изъявил желание вложить в такой проект 8 миллионов фунтов стерлингов. Но в силу ряда обстоятельств, в числе которых и мировой финансовый кризис, проект затормозился. Но сама идея не заглохла, и мы постараемся ее реализовать с помощью новых подходов и частных иностранных инвестиций.

Беседу вел
Вячеслав МИНКОВ

Власть
водители.jpg

белоруснефть.jpg
0 Обсуждение Комментировать