Вверх


Приехали на время, остались навсегда. Как городские пенсионеры стали сельскими жителями

3402 0 14:25 / 22.03.2018

Так получилось, что годом малой родины для семьи Сакун из Гомеля стал 2006-й, когда супруги вышли на заслуженный отдых. Без работы Людмила Степановна и Владимир Иосифович уже через пару месяцев затосковали. Муторно стало от лежания на диване.


Хотелось к чему-то приложить руки, оставаться полезными для дочерей и внучки. И хотя у обоих в трудовых книжках одни благодарности и награды за добросовестный труд (Людмила 34 года отработала вязальщицей на фабрике «8 Марта», Владимир 42 года прокрутил баранку в одной из ПМК Гомеля), ощущали, будто нечто важное в своей жизни они сделать не успели. Когда дочери после замужества вылетели из родительского гнезда, чувство обострилось.




И так сильно потянуло к земле, на волю, туда, где до самой линии горизонта разбегаются поля, что они по весне засобирались в дорогу.


Притяжение земли


Новоиспеченные пенсионеры решили вернуться в деревню, где зарыта пуповина многих горожан, имеющих сельские корни. В свое время Людмила с Владимиром


уехали из деревни за городскими удобствами и красивой жизнью. Девять лет скитались по чужим углам, пока с помощью родни не наскребли на покупку старого дома по переулку Подгорному в Гомеле. С годами обжились, но к асфальту так и не привыкли. Зависли где-то между небом и землей: уже не деревенские, но до конца и не город­ские, так как родные места не отпускали. Поэтому и мотались в деревню Драгунск Рогачевского района, на малую родину жены, чтобы помочь засевать огороды, косить сено, заготавливать дрова.


Когда старики умерли, хата опустела. Пригорюнившись, сиротливо взирала на дорогу потемневшими окнами. Словно кого-то ждала или высматривала. И от одной только мысли, что больше не засветятся по вечерам окна, тоскливо сжималось сердце. Не один раз Владимир и Людмила вспоминали свою свадьбу, которую отгуляли в тех стенах в 1973 году. Трещали тогда морозы, за окном завывала метелица. Выстуженная хата едва вмещала подвыпившую родню. Кто-то недоверчиво перешептывался: только познакомились — и под венец. Не поспешили ли? А молодожены светились от счастья. «Любовь у нас с первого взгляда, — простодушно признается улыбчивая хозяйка, лукаво посматривая на супруга. — Как один раз глянула — до сих пор не могу наглядеться».


Согласитесь, далеко не каждый на седьмом десятке лет может услышать такое искреннее признание от второй половинки. Но слова Людмилы Степановны имеют свой резон: Владимир Иосифович — человек хозяйственный, мастер на все руки. За шуткой в карман не лезет. Когда-то еще школьником писал заметки в хойникскую районную газету и «Гомельскую праўду». На собранные гонорары купил велосипед. «Вот тебе и малец!» — уважительно ахнули в деревне. Поэтому интерес к газетам у супруга и по сей день: это его отдушина и связь с миром.


Вспоминает семейная чета и те времена, когда Драгунск был крупной зажиточной деревней. Каждый хозяин старался обустроить свое подворье, поставить добротный забор, покрыть доской хату. И сделать это так, чтобы было красивее, чем у соседа. Но десять лет назад, когда супруги вернулись сюда из города, в деревне насчитывалось 370 «живых» домов. Сейчас осталось всего лишь 40. Остальные стоят пустые, с заколоченными окнами и дворами без протоптанных стежек. В последние годы ведется снос ветхих строений: только за прошлый год снесено 27 фундаментов. Деревня доживает свой век вместе со стариками. Несколько молодых семей работают в местном и соседнем хозяйствах, остальные — пенсионеры. Автобус подвозит в Журавичскую школу только троих драгунских школьников. Кстати, местную школу три года назад выкупил заезжий коммерсант. Провел электричество, поставил сторожа. Да так и не появились там обещанные кролики и индюки: что-то не заладилось у молодого предпринимателя.


Однако Драгунск крепкой мозолистой рукой еще держится за землю. Почти в каждом втором дворе лошадка и свиньи. Чтобы прокормить их, люди обрабатывают гектары земли, выращивают картофель, кормовую свеклу, зерно. Зато перед Колядами почти у всех праздник свежины! А это не только свое сало и колбаса, но и венец больших трудов и стараний сельского труженика. Местные жители до сих пор не в силах отказаться и от коров — деревенское стадо прошлым летом насчитывало аж 25 буренок. Это почти экзотика и для Журавичского сельсовета, в составе которого более десятка населенных пунктов. Но большинство сельчан уже давно перешли на магазинное молоко в пакетах.


Слово «надо» вместо зарядки


В первые годы Сакуны оставались в деревне только на лето, уезжали в Гомель осенью, после сбора урожая. Потом рискнули перезимовать. Купили бензопилу, «чтобы не махать крыльями», заготовили дров с запасом. Магазин в Драгунске работает (правда, есть проблема с крышей), продуктов хватает. Пенсию сюда доставляет передвижная почта, которая приезжает в деревню пять раз в неделю. Поэтому газеты сельчане читают свежие — как в городе. Есть в деревне ФАП. Здание плохонькое и пол гнилой, но молоденький фельдшер Денис Валерьевич (так уважительно называют местные своего доктора) очень старается. Осенью, например, молодой специалист сам обошел все хаты, чтобы сделать бесплатные прививки от гриппа. Такую же заботу проявила и акушерка из Журавичей, которая в ходе подворового обхода провела осмотры. Так что с медициной ситуация не безнадежная, жить вполне можно, похвалились сельчане.


Чтобы не подводило здоровье, каждый из них волен устраивать жизнь по своему сценарию. Конечно, для хорошего самочувствия одного свежего воздуха мало. Вместо зарядки приходится шевелиться, то есть работать с утра до ночи. Это извечный закон деревни. Но есть здесь и такие, кто сидит на шее у стариков-пенсионеров. Зато не против пошастать по пустующим хатам в надежде что-то стянуть на бесплатную выпивку. На гектары пустующей земли дармоеды не зарятся. И не поднимаются ни свет ни заря, чтобы покормить скотину.


— Знаете, есть слово «надо», которое поднимает лучше любого будильника, — признается Людмила Степановна, рассказывая о подсобном хозяйстве.


Сегодня на их подворье разгуливает более двух десятков молодых кур-несушек, зорко следят за своим гаремом два красавца-петуха. Недавно от укуса лисы сдох верный пес Цезарь, зато исправно воюет с крысами огромный рыжий кот Пух. Заслышав голоса хозяев, в сарайчике подает голос пара свинок, одна из которых крупнее стиральной машины. Чтобы прокормить такую живность, супруги обрабатывают


45 соток земли, где выращивают картофель и зерно, столовую свеклу, разбивают грядки. И сейчас на печке греются пластмассовые коробки с посеянными помидорами. Рассада перцев стоит на подоконниках.


— Это все он, мой мичуринец, — улыбается хозяйка. — Рука у него легкая.


В прошлом году не знали, куда девать его помидоры...


Городские пенсионеры уже привыкли к спокойной и размеренной деревенской жизни. Говорят, что особенно хорошо здесь летом, когда за околицей колышется стена пшеницы. На душе так тепло и уютно, кажется, что жили здесь всегда.


Вместо эпилога


Конечно, было бы нечестно умолчать и о тех проблемах, с которыми столкнулись в деревне городские пенсионеры. О них и рассказали они в своем письме в «Гомельскую праўду». Прежде всего это завышенная чуть ли не в три раза плата за газ: если местные платят по 11 с хвостиком за баллон, то Сакуны — более 30 рублей. Почти аналогичная ситуация и с электричеством. В филиале Рогачевского производственного управления «Рогачевгаз» и Энергосбыте ситуацию объяснили просто: оформите документы на дом и регистрацию — тогда получите тарифы, которые субсидирует государство.


И хотя у Людмилы Сакун дарственная на родительский дом, датируемая 1995 годом, в Журавичском сельсовете подсказали, что в наследство она до сих пор не вступила и свое домовладение в БТИ не зарегистрировала. Чтобы стать законной хозяйкой хаты, требуется оформить кучу бумаг. В том числе и на земельный участок. Подробное разъяснение пенсионеры получили от Татьяны Дроздовой, которая возглавляет сельский исполком. А это не только деньги, время, но и не одна поездка в район, хождение по кабинетам, что так не нравилось в городской жизни.


Вся эта суета и смущает сейчас пенсионеров, которые приехали сюда из города, чтобы помочь в возрождении умирающей деревеньки. Вполне вероятно, что, уже осев здесь, супруги Сакун все же рискнут на все необходимые формальности. Но последуют ли их примеру другие, кто повторит их путь, вернувшись завтра из города в деревню?

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать