Вверх



МОРОЗОВЦЫ: империя зла (часть3)

12963 0 11:16 / 06.02.2007

На общее


В середине 90-х годов прошлого столетия держателем бандитской кассы, общака, был назначен Острецов-Гутыро. Значительная часть средств из него предназначалась для того, чтобы “греть зону”. На эти деньги собирались передачи осужденным участникам группировки, которые иногда все же попадали за совершение преступлений за решетку, оплачивались услуги адвокатов. На заре банды Матюшков и Морозов даже вели компьютерный учет поступающих и расходуемых денежных средств. Под видом деятельности коммерческой структуры они сняли офис в одной из гомельских гостиниц. Правда, потом, поняв, что это чересчур неосмотрительно, оттуда съехали и зачастую решали свои бандитские дела в ресторане “Турист”. Вообще же пополнение общака было строгой обязанностью всех бандитов, как морозовской группировки, так и других. Сокрытие преступной прибыли могло дорого стоить. Один из участников преступной организации Хохов попытался было в декабре 2003 года утаить полагающуюся по установленному порядку долю от 12 тысяч долларов, которые он похитил путем мошенничества у гомельчанки. Бандиты, узнав об этом, избили ушлого Хохова и забрали все деньги.

"Попробуйте только пикнуть"


Члены преступной организации с каждым новым совершенным преступлением, сошедшим им с рук, чувствовали свое превосходство, принадлежность к некой высшей касте. Обычные люди им представлялись простыми смертными, ничего не знающими об истинных красках “настоящей жизни”. И уж если кто-то из них мог позволить себе хотя бы посмотреть или заговорить с ними в непотребном тоне, такая смелость приводила бандитов в ярость. Так, был жестоко избит Ярочкин, которого летом 1999 года на улице Ефремова в Гомеле облил грязью проехавший мимо “Фольксваген”. Мужчина весьма эмоционально ругнулся в адрес водителя и тут же пожалел об этом. Выскочившие из машины молодчики на глазах у прохожих с остервенением его избили. Оскорбленный Ярочкин тут же отправился в милицию, где назвал и марку, и номер автомобиля. На следующий день он уверенно опознал своих обидчиков и подтвердил показания на очных ставках с ними. Однако совсем скоро вполне конкретными угрозами его вынудили написать заявление в прокуратуру о том, что он… обознался. Ничем не закончился ночной уличный инцидент и для Олега Янкова и Гуторова, прогуливавшихся с американским стаффордширским терьером. Просьбу супружеской пары взять собаку на поводок они проигнорировали. Когда пес подбежал к женщине, ее муж был вынужден использовать газовый баллончик и сразу же получил удар в лицо. Завязалась драка, в которую по команде хозяина “Рви!” включился и терьер. Искусанные и избитые молодые люди были доставлены в больницу, а нападавшие — в милицию, откуда совсем скоро благополучно вышли. А Андрей Иванов и вовсе устроил стрельбу в фойе клуба “Браво”. Во время танцев он стал приставать к понравившейся ему девушке. Ее парень отреагировал так, как сделал бы любой другой на его месте, — попросил оставить подругу в покое. Для разборок молодые люди вышли в фойе, где Иванов, схватив девушку за шею, приставил к ее голове пистолет. Парень оторопел. Он не знал, что оружие, приставленное к голове его любимой, было газовым. Сыпля угрозами, разъяренный бандит выстрелил несколько раз вверх. Девушке в этот момент удалось вырваться и выбежать вместе с парнем на улицу, где стрельба продолжилась. Стрелка задержали той же ночью, но, как нетрудно догадаться, ненадолго.

Мы такая же власть


Постепенно банальные поборы стали казаться Морозову примитивным криминальным ремеслом. Он мечтал о больших деньгах и понимал, что получить их можно только у успешных бизнесменов. Да вот только платить по-хорошему мало кто хотел. В качестве весомого аргумента жертвы вымогательства все чаще слышали: “Мы такая же организация, как и государственная, только работаем параллельно”. В поле зрения бандитов попало одно из предприятий, занимавшихся установкой домофонных систем. Они ловко использовали внутренний конфликт между ее учредителями. Одни партнеры обвиняли другого, Игоря Рослякова, в обмане и потребовали передать им около четырех тысяч долларов США. Считая эти претензии необоснованными, он выплачивать деньги не стал. Совсем скоро на пороге дома Рослякова появился незнакомый ему ранее Горбатый и посоветовал “очень хорошо подумать” об отношениях со своими партнерами. Затем требования звучали все настойчивее и конкретнее: либо отдать требуемую сумму, либо выйти из состава учредителей фирмы. Не оправдались надежды бизнесмена и на помощь доблестной милиции в лице небезызвестного уже нам Николая Лосева, к которому он обратился за защитой своих прав. Поняв, что жизнь дороже бизнеса, Росляков вышел-таки из состава учредителей. На его место с 70-процентными долями на имущество фирмы, ранее принадлежавшее ему, пришла жена Семченко. Так фирма полностью перешла под контроль преступной организации Морозова. После отказа платить деньги другого директора частного предприятия, занимавшегося кабельным телевидением, в офисе сожгли транслирующее оборудование. А затем здесь появились трое парней с жестким требованием: “Чтобы жить спокойно, нужно платить”. Так как в это время у многих гомельских предпринимателей горели торговые киоски, офисы, поджигались их автомашины, а сами бизнесмены подвергались избиениям, директор был вынужден согласиться. Договорились о ежемесячной плате в сумме 100 долларов. В декабре 1997 года руководителя в категоричной форме заставили принять на работу одного из бандитов. Александр Иванов был зачислен экспедитором, ему ежемесячно начислялась зарплата, но на фирме он даже не появлялся.

"В наше время люди пропадают бесследно..."


Постепенно средства, попадающие в общак, начали составлять приличные суммы, которые позволяли организовывать свой бизнес и через подконтрольные фирмы отмывать “грязные деньги”. Одной из таких фирм стало предприятие “Союз-Сервис”, возглавлял которое Сачев. В середине 90-х оно даже строило ни много ни мало автомобильный рынок в Гомеле. Для выполнения строительно-монтажных работ привлекалось другое предприятие, директором которого был Виктор Немченко. Однако за произведенные подрядчиком работы “Союз-Сервис” платить не спешил, образовалась задолженность в размере более 20 тысяч долларов США. А поскольку у фирмы и без этого имелись внушительные долги, то истребовать эти деньги не представлялось возможным. Осенью 1998 года Сачев обратился к Немченко с просьбой обналичить через его фирму деньги. Бизнесмен откликнулся на просьбу с той лишь надеждой, что предоставился удобный случай обратить эти средства в счет погашения задолженности. Около двух миллиардов неденоминированных рублей поступило на счет фирмы Немченко со счета ООО “Восток-С” — дочернего предприятия “Союз-Сервиса”, директором которого по документам числилась жена Сачева. Однако вопреки договоренности Немченко не стал обналичивать деньги, а использовал их для нужд своего предприятия. Такой наглости не ожидали ни Сачев, ни Морозов. В офис прибыла “убойная сила” в лице Семченко и Горбатого. Они, угрожая расправой, требовали вернуть “их деньги”. Немченко, который ранее служил в правоохранительных органах, осознавая, что угрозы нешуточные, обратился к своим бывшим сослуживцам. Какое-то время они его даже сопровождали по городу. И тогда бандиты достали свой “козырь” в лице начальника уголовного розыска областного УВД Лосева. Он также потребовал вернуть деньги “блатных”: “В наше время люди пропадают бесследно. Зачем тебе в жизни проблемы?” Но Немченко, продолжая отстаивать свои права, официально обратился за защитой в УВД и КГБ. И только после этого угрозы прекратились. Нет, никто бандитов не задерживал и уголовного дела в отношении них не возбуждал. Заявление Немченко о вымогательстве рассматривалось дольше месяца. Решение по существу принято не было. С помощью подконтрольных предприятий Морозову удавалось решать и личные вопросы. Так, в августе 2001 года он был фиктивно трудоустроен в ООО “Климат” на должность простого менеджера. Понятно, что ему абсолютно не нужна была весьма скромная зарплата, он преследовал иные цели. Официальное трудоустройство позволило Морозову получить с фиктивного места работы необходимые положительные характеристики “о социальной адаптации”, которые явились одним из оснований для снятия его с психиатрического учета. В свою очередь справка от психиатра, наряду с другими документами, требовалась для получения разрешения на оружие. И такие разрешения — на приобретение, ношение и хранение охотничьего и газового оружия — Морозову в милиции выдали. В “Климат” был принят на работу экспедитором и Данченко, которому трудоустройство было необходимо для выхода на свободу из колонии, где он отбывал наказание за умышленное покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах. Именно подтверждение о трудоустройстве стало одним из существенных оснований для замены неотбытого им срока лишения свободы исправительными работами.

"Либо под асфальт, либо квартира"


Морозовцев интересовали не только деньги, в качестве объектов вымогательства выступали квартиры. Вставшему в дружный строй морозовской группировки Яковлеву после освобождения из мест лишения свободы в 1999 году необходимо было решить актуальный для него квартирный вопрос. Через год подвернулся удобный случай. В одном из строительных магазинов при инвентаризации была обнаружена недостача линолеума на сумму около 15 тысяч долларов, обвинили в которой заведующую складом Синицкую. Несмотря на то, что женщина в период исчезновения почти вагона линолеума находилась в отпуске, ее заставили недостачу признать и возмещать, продавая личное имущество и занимая деньги у родственников. А затем заведующий магазином Яночкин сказал, что отныне она должна отдавать деньги “серьезной фирме”. Спустя несколько дней он подвел Синицкую к незнакомым ей молодым людям. Это были Яковлев, а также директора других фирм Токарев и Тарасюк, которые и стали требовать скорейшего расчета с ними. А если будет тянуть, то пообещали ее семью “закатать под асфальт”. На сетование женщины на то, что у нее нет денег, последовал ответ: “Рассчитывайся квартирой”. Опасаясь угроз, Синицкая уговорила свою свекровь, которая являлась собственником двухкомнатной квартиры, где жила семья, оформить жилье на Токарева. Впоследствии квартира перешла Яковлеву. А недостача в магазине была скрыта с помощью оформления подложных документов. Еще одной жертвой бандитов стал человек, который, казалось бы, не мог представлять совершенно никакого интереса для преступников. Ну что возьмешь с неработающего пьющего одинокого мужчины, страдающего к тому же эпилепсией? Но это только на первый взгляд. Матвеев имел одну-единственную ценность, на которую и позарились морозовцы — однокомнатную квартиру. Проживавшего в одиночестве мужчину сначала уговаривали по-хорошему, а потом, видя его упрямство, стали бить. Страдая от побоев, Матвеев обращался за помощью к своим немногочисленным знакомым и родственникам и просил прописаться в квартиру кого-нибудь из них. Однако те, осознавая, что имеют дело с бандитами, в страхе отказывались. Измученный вымогательствами Матвеев в конце концов согласился и оказался на улице. Правда, для придания видимости правомерности своих действий, через три месяца на него оформили полдома в деревне Старые Терешковичи, но жить в нем не было совершенно никакой возможности. Через год Матвеев умер в подъезде одного из домов в Гомеле.

Кровавые дела минувших дней


В ходе расследования уголовного дела удалось раскрыть еще ряд преступлений прошлых лет, которые были совершены людьми, так или иначе связанными с членами преступной организации, но непосредственного отношения к ней не имевшими. Так, в ходе следствия установлены обстоятельства убийства майора милиции, совершенного 1 марта 1997 года. Оказалось, что погиб он от рук своих же коллег. В тот вечер он возвращался домой в хорошем настроении после торжественных мероприятий, посвященных Дню милиции, где его наградили грамотой. Проходя по парковой аллее напротив железнодорожного вокзала, сделал замечание шумной компании, распивающей спиртные напитки на скамейке. В компании оказались три милиционера в штатском, которые тоже отмечали профессиональный праздник, — Реутов, Бондарчук и Громыко, и их знакомый Примаченко. Самолюбие находившихся в приличном подпитии людей было задето донельзя. Мужчину жестоко избили. И только когда он, поверженный, оказался на земле, преступники заметили под курткой форменную одежду и поняли, что их жертва — милиционер. А это значит, что, придя в себя, он непременно отыщет своих обидчиков. Поэтому было сделано все для того, чтобы этого не произошло. Затащив милиционера в машину, они не стали утруждать себя долгими и утомительными поисками укромного места за пределами города. Жертву привезли к оврагу между переулком Спартака и улицей Пролетарской. Кто-то предложил задушить еще живого милиционера, кто-то со знанием дела возразил: “На шее останутся следы. На улице холодно, сам “дойдет”. Для верности мужчину раздели догола и сбросили в крутой овраг, а одежду разбросали по кустам и уехали. Спустя несколько часов Реутов и Бондарчук вернулись и, убедившись, что их жертва по-прежнему находится в овраге, спокойно удалились. Позже судебно-медицинская экспертиза установит, что умер мужчина от переохлаждения. Но перед этим он приходил в себя и, с переломанными ребрами, все-таки пытался выбраться из глубокого оврага… Еще одно убийство, на которое следствию удалось пролить свет, было совершено в мае 1995 года. Кузнецов, Рубанков, Гришков, Говорков, Сидоренко и Малынкин “положили глаз” на тягач “МАЗ-СУПЕР”, принадлежащий филиалу №4 ОАО “Белтрубопроводстрой”. Вскоре созрел план разбойного нападения. Изучив местность и подходы к предприятию, приготовив маски, перчатки, а также обрезок металлической трубы, ночью преступники подъехали к проходной. Чтобы выманить сторожа из сторожки, постучали трубой по колесу машины. И когда тот вышел на лай собак, Гришков ударил его по голове металлической трубой. Потерявшего сознание мужчину затащили в тягач и выехали с территории предприятия. Еще живого сторожа выбросили в лесу недалеко возле деревни Урицкое Гомельского района, где тот от полученных травм умер. Вожделенный “МАЗ-СУПЕР” перегнали в Киев, где продали за 10000 долларов США, а деньги разделили. Продолжение...

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...