Вверх



“ПОЖАРНИКИ”: кузница рэкетиров

3967 0 11:16 / 19.05.2007

За базар в ответе


Под криминальное влияние “пожарников” попали практически все торгующие на центральном рынке. От бабушек, продающих сигареты и семечки, до продавцов бытовой техники. Не делали бандиты скидок и на национальную принадлежность: им платили и белорусы, и украинцы, и цыгане, и узбеки. Установленные суммы дани подавляющее большинство индивидуальных предпринимателей отдавало беспрекословно, по первому требованию. Ибо неповиновение грозило серьезными последствиями. Кого-то в серьезности намерений бандитов убеждала фраза типа “кто откажется платить, тому на голову может упасть кирпич”. Те же, кто продолжал испытывать судьбу, в конце концов жалели об этом. “Пожарники” пускали в ход кулаки, биты, а то и кислоту.

В обмен на деньги бандиты обещали покровительство, обязуясь решать все проблемы, связанные с бизнесом, и обеспечивать безопасность. Так, Евгений Калеев однажды продемонстрировал свое могущество в действии. Помощи у него попросил один из узбеков, который торговал специями и сухофруктами и исправно передавал ему криминальную дань. Как-то вечером узбеку повстречалась в переулке пьяная компания, которая посылала в его адрес оскорбления и угрозы. По телефонному звонку решать проблему тут же прибыл Калеев с приятелем. В результате разборок один из обидчиков узбека был избит до полусмерти (на момент судебного слушания он все еще находился в больнице без сознания).
В состав группы, контролирующей центральный рынок, в числе других входил и Игорь Мельниченко. Он собирал дань с разрубщиков мяса. Размер ежемесячных платежей колебался от 30 до 70 долларов в зависимости от места и заработка. От этого же зависела сумма поборов, которые взимали с валютчиков члены еще одного звена организации. В его состав входил Дмитрий Пинчук. Валютчики каждую неделю платили “пожарникам” от 5 до 30 долларов. Со слов некоторых из них, иногда удавалось какое-то время не попадаться бандитам на глаза. Но рано или поздно в поле зрения вымогателей оказывались все. Со всеми вытекающими последствиями.

Кстати, “пожарникам” платили и валютные мошенники во главе с Роландом Джикией, обманывавшие возле обменных пунктов доверчивых граждан (о разоблачении и преступлениях этой группировки, в состав которой входили и сотрудники милиции, “ГП” рассказывала в прошлом году).

Фирменный стиль


В июне 2000 года Ирина Медкова ждала троллейбус на остановке “Завод химических изделий”. Краем глаза она заметила двоих подростков. Едва повернувшись к ним спиной, почувствовала, как на голову полилась какая-то жидкость. Сначала по волосам, потом по телу. Кожу стало невыносимо жечь. Женщина закричала от боли. К счастью, случайный прохожий услышал крик Ирины и помог ей умыться в луже. Успокаивая женщину, мужчина держал ее за свитер — тот плавился в руках. Ирину с сильнейшими химическими ожогами доставили в больницу. Вышла она оттуда нескоро, с неизгладимыми шрамами.
Кто, а главное — за что сотворил с ней такое? Этот вопрос мучил Ирину Медкову долго. Перебирая в уме всех, кого могла случайно обидеть, так и не вычислила того, кто был бы способен на такое зверство. Да и не могла женщина этого сделать. Потому что на ее месте должна была быть совершенно другая жертва.

Из материалов уголовного дела:
“В состав организованной группы вошли Дмитрий Самардаков, Максим Лямцев, Игорь Песин, Павел Фролов, Вадим Пименов, Андрей Сиваков и другие лица. Цель группы — совершение преступлений (обливание кислотой, поджоги) в отношении лиц, отказывавшихся платить “дань” преступной организации”.


Все они входили в звено, возглавлял которое человек по прозвищу Шамрей. Это была своего рода “зондеркоманда”, бригада мстителей, расправлявшаяся с теми, кто рисковал идти против воли лидеров преступной организации. именно от них “бригадир” и узнавал имена людей, приговоренных к наказанию. Поджоги и выжигание кислотой — это был “фирменный” стиль “пожарников”. Надо же было оправдывать свое название.

Для выполнения столь грязной работы привлекались несовершеннолетние юнцы. Насмотревшись фильмов о бандитах, они были не прочь примерить на себе роль излишне романтизированных киношных героев. К тому же после первой “удачной” операции они услышали волшебные слова: “Отныне можете говорить, что вы “пожарники”. Взрослые лидеры организации понимали: в случае, если подростки попадут в милицию, то по малолетству их действия легко сойдут за детскую шалость. Двоих подростков уже проверили в другом деле — они как-то помогли совершить квартирную кражу. Выкрав ключи от квартиры у своего одноклассника и сделав с них копии, они вручили дубликаты Самардакову. После этого “выставить” квартиру тому, разумеется, не составило особого труда.

Как только жертва была определена, Шамрей передавал Самардакову и Лямцеву кислоту. Те в свою очередь во дворе школы вручали ее непосредственным малолетним исполнителям.

Эльвира Кузнецова торговала на рынке фруктами. Когда ей понадобились деньги для закупки товара, она на свой страх и риск обратилась к Пожарнику. Тот не отказал и одолжил 3000 долларов под 20% в месяц. Вскоре женщина взяла еще столько же. Только одних процентов по бандитскому кредиту она ежемесячно выплачивала огромные суммы. Чтобы рассчитаться, ей пришлось продать свою квартиру. Однако, попав в долговую кабалу, окончательно от вымогательств и угроз отделаться Кузнецовой все равно не удалось. Однажды в подъезде женщину, упрямо стоявшую на своем “нет”, и облили кислотой.

Другую должницу Наталью Ильину сперва пугали, поджигая входную дверь в ее квартиру. А потом также решили проучить несговорчивую женщину с помощью кислоты. Тщательно спланировав преступление, юные исполнители, которым доверили задание, перепоручили его своему знакомому. И тот… обознался, облив кислотой Ирину Медкову.

Таким же кислотным способом наказали женщину, торговавшую на рынке мясом и упорно отказывавшуюся платить “пожарникам” дань.

Перестарались…


В августе 2000 года двое азербайджанцев привезли на грузовом автомобиле в Гомель восемь тонн арбузов и дынь. Понятно, что столь крупный груз невозможно было скрыть от всевидящего ока “пожарников”. Но на требование заплатить положенную дань азербайджанцы ответили категорическим отказом. Никакие уговоры и угрозы не возымели своего действия, и тогда было принято решение наказать строптивцев по-серьезному. Организация поджога грузового авто с овощами была поручена Самардакову и Лямцеву.

Непосредственными исполнителями назначены Пименов, Сиваков и их знакомый Сергей Мельников.
Ночью грузовик, припаркованный недалеко от рынка, троица облила бензином и подожгла. Не зная того, что в кабине крепким сном спят два человека. Позже, в качестве причины пожара, в результате которого погибли азербайджанцы, прибывшие специалисты назовут неосторожное обращение с огнем при курении. Об этом ЧП напишут в местных газетах, которые “пожарники” будут с бахвальством показывать своим знакомым со словами: “Это наши малые сделали!” Для азербайджанской диаспоры, торговавшей на рынке, произошедшее стало настоящим шоком. Но все молчали. Потому что боялись: “пожарники” могли поджечь любую другую машину.

Таким же способом, но, к счастью, без человеческих жертв, наказали за несговорчивость директора одной из фирм, занимавшейся изготовлением деревянных дачных домиков и беседок. После пожара, в результате которого сгорели выставочные образцы продукции и пиломатериалы, бизнесмену пришлось закрыть свое дело.

Анатолий ДМИТРИЕНКО, заместитель начальника УБОПиК МВД РБ по Гомельской области:
— Потерпевшие от поджогов, обливания кислотой и избиений находились в постоянном страхе, опасаясь более страшной расправы в случае их обращения в милицию. Поэтому некоторые из них сразу заявляли, что облились кислотой по собственной неосторожности. Но иногда некоторые жертвы все же были настойчивы в своем стремлении наказать обидчиков. И если дело приобретало такой оборот, при котором правоохранительные органы могли выйти на исполнителя, а то и на заказчика преступления, пострадавшему бандиты предлагали решить вопрос полюбовно. Хотя чаще всего просто показывали кулак. Но если человек был со связями, то “пожарники” предпочитали откупиться. И многие пострадавшие шли на это, потому как понимали: упираться себе дороже. Известен случай, когда одному из участников группировки удалось с легкостью откупиться от сотрудника милиции, которого накануне серьезно избили.


Приговор


Калеев, Мельниченко и Пинчук признаны виновными в участии в преступной организации и вымогательствах, а Калеев еще в умышленном причинении тяжких телесных повреждений. Все они приговорены к лишению свободы от 8 до 13 лет с конфискацией имущества.

Виновным в участии в преступной организации признан и Самардаков. В суде кроме этого была доказана вина его, а также Лямцева, Песина, Фролова, Пименова и Сивакова в умышленном причинении тяжких телесных повреждений, выразившихся в неизгладимом обезображивании лица; умышленном уничтожении имущества, повлекшем по неосторожности смерть двоих человек (по этой же статье осужден и Мельников).

Обвиняемые приговорены к лишению свободы на сроки от 4 до 7 лет.

 
Продолжение...

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...