Вверх


Плесень на тушах, консервы из гнилого мяса и банкет для проверяющих: подробности по делу Гомельского мясокомбината

4545 0 14:42 / 13.09.2017
Как ранее сообщала «Гомельская праўда», начался суд по резонансному уголовному делу о порче 170 тонн мяса на Гомельском мясокомбинате.
IMG_6749.JPG


Сгноили на 400 тысяч долларов


Слушания проходят в областном суде. Обвиняемыми по уголовному делу выступают десять человек, среди них экс-директор Гомельского мясокомбината Ричард Стефанович, бывшие заместитель Министра сельского хозяйства — главный государственный ветврач Беларуси Василий Пивовар, руководитель ветслужбы области Алла Лозовская, должностные лица мясокомбината. Действия фигурантов квалифицированы по нескольким статьям Уголовного кодекса, в том числе злоупотребление властью и служебными полномочиями, бездействие и служебная халатность.


Все обвиняемые находятся под подпиской о невыезде. К слову, некоторые из фигурантов уголовного дела продолжают трудиться на мясокомбинате, но в других должностях. Ветврач предприятия работает на прежнем месте, как и начальник Гомельской городской ветстанции.


Как ранее сообщала «Гомельская праўда», уголовное дело возбудили в декабре 2015 года в отношении ряда должностных лиц мясокомбината, облисполкома, а также Министерства сельского хозяйства и продовольствия. Поводом для уголовного разбирательства, стал факт порчи более 170 тонн говядины и свинины. Речь идет о периоде с января по декабрь 2015 года. Общая сумма ущерба превысила 7,2 миллиарда рублей (до деноминации) или около 400 тысяч долларов.


Почему образовалось такое количество просроченной продукции с признаками гнили и плесени? Кто покрывал грубые нарушения и пытался исказить результаты министерской проверки? Какова доля участия каждого из фигурантов уголовного дела, предстоит выяснить в ходе судебных слушаний.


Штабеля в холодильнике


По версии гособвинения, Ричард Стефанович, будучи директором мясокомбината, совершил ряд действий против интересов службы. Как руководитель был осведомлен о сложившейся ситуации, сознательно допускал нарушения подчиненными действующих санитарных правил. При этом нес отвественность за принимаемые решения, сохранность и целевое использование имущества.


Согласно материалам дела, с января по декабрь 2015 года экс-директор из-за недобросовестного отношения к службе допустил порчу сырья, что нанесло предприятию ущерб в особо крупном размере. Желая формально выполнить экономические показатели, руководитель неравномерно распределял график поступления скота на убой, не принимал меры по ограничению его количества. При этом осознавал, что произведенное мясо из-за перегруженности морозильных камер будет храниться в непредназначенных помещениях, что приведет к порче. Был осведомлен о накоплении остатков мяса в холодильнике, но не организовал должный учет и движение сырья. Хотя мог реализовать его на другие мясокомбинаты, которые испытывали нехватку.


В морозильниках свинина и говядина складировалась в штабеля. Это затрудняло отгрузку продукции, делало ранее положенное сырье недоступным. Из-за длительного хранения сроки годности истекали, а дезинфекция камер не проводилась. Отдельные замороженные говяжьи и свиные полутуши были повреждены грызунами, загрязнены их пометом. Также после убоя не все туши подвергались ветеринарно-санитарной экспертизе и клеймению. В результате несвоевременной переработки и реализации в холодильных цехах накопилось более 170 тонн испорченного мяса. Несмотря на то, что некачественная, опасная для здоровья людей продукция подлежит изъятию и утилизации, на предприятии была организована переработка испорченного сырья. Допускались случаи его передачи в колбасный цех, отпуск продукции в торговую сеть и дошкольные учреждения Гомеля, подчеркнул прокурор.


Подмена фотоулик


Также директор обвиняется в умышленном искажении результатов ветеринарного мониторинга и проверок. Вместе с другими должностными лицами предприятия: заместителем по производству, главным ветеринарным врачом мясокомбината, начальником холодильника пытался скрыть факты хранения и использования недоброкачественного мяса. Согласно материалам уголовного дела, 26 октября 2015 года Стефанович проводил обследование холодильных камер вместе с первым заместителем председателя облисполкома Александром Максименко и гендиректором ОАО «Управляющая компания холдинга «Гомельская мясо-молочная компания» Светланой Шейко. Поводом для проверки стала информация, поступившая из органов госбезопасности, о факте хранения гнилого мяса. В результате обнаружили штабелированное мясо говядины, весом не менее 25 тонн, свежесть которого вызывала сомнения из-за темного цвета и плесени. Но директор с заместителем убедили Максименко и Шейко, что продукция соответствует требованиям по качеству.


Еще нужно было избавиться от неопровержимых фотоулик — в облисполкоме находились снимки с фактами нарушений. Желая показать мнимое благополучие руководству области, Стефанович поручил своему заместителю и главному ветврачу мясокомбината сделать фото, на которых отсутствуют нарушения. Предполагалось заменить ими старые снимки, что хранились в облисполкоме. В результате главный ветврач предприятия в присутствии руководителя ветслужбы области и начальника гомельской городской ветстанции предоставил Александру Максименко новые фотографии, чем ввели в заблуждение, что правила соблюдаются.


Молчание и банкет


В уголовном деле фигурирует еще один эпизод коррупционной деятельности обвиняемых. 30 октября в Минсельхозпрод из Комитета госконтроля поступило для проверки обращение от гражданки. В нем сообщалось, что на мясокомбинате хранится гнилое мясо и просроченная продукция. Чтобы проверить сигнал, на предприятие направили министерскую комиссию. Как и стоило ожидать, специалисты обнаружили всё те же 25 тонн говядины с душком.


Как отметил прокурор, Стефанович узнал, что члены комиссии установили грубые нарушения, и опасаясь разоблачения, позвонил главному государственному ветврачу Беларуси Василию Пивовару. В завуалированной форме попросил повлиять на его починенных, чтобы скрыть факты выявленных нарушений. Учитывая приятельские отношения, Василий Пивовар согласился помочь. Чтобы отблагодарить членов комиссии за молчание, для них организовали обед, угощение, а также банкет. Директор мясокомбината вместе со всеми участвовал в вечернем застолье.


Однако замять дело не удалось. Василий Пивовар узнал о предстоящей внеплановой проверке Гомельского мясокомбината. Приняв меры конспирации, он позвонил с чужого телефона и предупредил приятеля. Рекомендовал в кратчайшие сроки избавиться от протухшего мяса. Руководитель комбината связался по телефону с директорами Калинковичкого и Жлобинского мясокомбинатов, попросил срочно принять для переработки по 20 тонн мяса — естественно просроченного.


Кроме того, был заключен договор с Оршанским мясоконсервным комбинатом. После направлено на переработку более 18 тонн замороженной говядины с признаками порчи и плесени. Сопроводительные ветеринарные документы содержали заведомо недостоверные сведения. Из части отгруженной говядины изготовили более 3200 банок тушенки, непригодной для питания людей. Партия консервов вместе с оставшимся сырьем была изъята 2 декабря.


По версии гособвниния, должностных лиц подтолкнуло на преступление желание скрыть истинное положение дел на предприятии, допущенную бесхозяйственность, а также боязнь негативных последствий для себя.


Уголовное дело в отношении бывшего первого заместителя председателя облисполкома Александра Максименко, который изначально фигурировал в информации следствия, прекращено, сообщили в пресс-службе областного суда. Обвинения сняты за отсутствием в действиях руководителя состава преступления.


«Гомельская праўда» продолжит следить за ходом судебных слушаний.


2.JPG


3. В зале суда нет свободных мест.JPG


В зале суда нет свободных мест


4. Экс-директор мясокомбината Ричард Стефанович в суде.JPG


Экс-директор Гомельского мясокомбината Ричард Стефанович в суде


5 То самое испорченное мясо. .jpg


То самое испорченное мясо


6.JPG

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать