Вверх


Вор должен платить: интервью начальника ИМНС по Гомельской области Галины Пашед

4055 0 15:06 / 09.07.2015

12 июля, в день профессионального праздника, налоговики нашей страны отметят четвертьвековой юбилей своего ведомства. Ведомства, надо сказать, более чем серьезного. И каждый, кто с должной серьезностью и ответственностью относится к налоговому законодательству, понимая, что налоги — это движитель экономики, формирующий бюджет государства, может с чистой совестью считать себя сопричастным к этому празднику. Впрочем, в жизни налоговых инспекций, как в жизни любой другой структуры или обычного человека, будней все-таки больше, чем праздников.


 И с начальником ИМНС Республики Беларусь по Гомельской области Галиной Пашед корреспондент “ГП”  встретилась в формате ее обычного рабочего графика.

Pashed_4.jpg
 


— Галина Михайловна, юбилей — это всегда время подводить итоги. Давайте не будем нарушать традицию. На четверть века назад возвращаться, видимо, не стоит, но вот об итогах последних месяцев сказать наверняка нужно.


— Разумеется. Тем более что есть о чем говорить. В первом полугодии текущего года в консолидированный бюджет страны от плательщиков области поступило 9,1 триллиона рублей. Доля Гомельщины составила в нем свыше 10%, и это традиционно третье место вслед за Минском и столичным регионом.


Основной источник налоговых поступлений — это, что естественно, различные организации. За счет платежей государ­ственных организаций и субъектов хозяйствования с долей госсобственности формируется более 73,9% налоговых поступлений. Доля негосударственного сектора, конечно, меньше — 19,9%, но и этот сегмент налогоплательщиков уверенно развивается. Это то, что касается организаций различных форм собственности.


Вместе с тем сегодня, как известно, большое внимание уделяется стимулированию малого и среднего бизнеса. В настоящее время на учете в налоговых органах области состоит более 38 тысяч субъектов малого предпринимательства. Их доля в консолидированном бюджете составляет около 1,5 триллиона рублей, или 19,4% в копилке общих доходов.


— Налогоплательщиков с течением времени становится все больше. Согласно вашим данным, по сравнению с 1990 годом количество одних только организаций выросло почти в четыре раза. То есть площадь огорода, который, простите, приходится окучивать, занимает все больше места. Появляются ли новые механизмы, которые помогают налоговикам в этой работе, делая ее более продуктивной? Понятно, что речь не идет о каких-то драконовских мерах.


— Ну о каких драконовских мерах она может идти? Наше налоговое законодательство повернуто лицом к налогоплательщику. Хотя, конечно же, оно трансформируется, отвечая, как принято сейчас говорить, на вызовы времени. К примеру, у нас появился реестр предпринимательских лжеструктур. Изменилось законодательство и в части декларирования. Если раньше свои расходы можно было оправдать займами, то теперь и они облагаются налогами. Так что законодательство меняется. Возможно, не так быстро, как нам хотелось бы, но процесс идет.


— Сегодня у всех на слуху законодательные нововведения, касающиеся тунеядцев.


— Я, знаете ли, не очень люблю это определение. Наверное, не очень корректно огульно называть тунеядцами всех, кто по каким-то причинам временно не у дел. Давайте будем говорить о неработающей категории граждан.


— Давайте. О тех, кто официально не работал, не работает и работать не собирается, занимаясь при этом предпринимательством. Вот какая у нас ставка единого налога?


— Это зависит от направления предпринимательской деятельности.


— А строительство, например. Тот же ремонт, если более узко. У нас треть страны зарабатывает нелегальным ремонтом квартир. Нет, ну треть — это я утрирую, конечно, но данный серый рынок все же не так мал. Ставка единого налога такая неподъемная?


— Чуть больше миллиона рублей. В зависимости от географии и статуса населенного пункта, где проживает интересующее нас лицо.


— И что этому лицу светит, если налоговики застанут его за таким неблаговидным занятием, как незаконная предпринимательская деятельность?


— Первоначально он заплатит ставку единого налога в пятикратном размере. Если попадется вторично, мы передадим все материалы в экономический суд. И тогда к пятикратно увеличенной ставке единого налога, которую вновь придется заплатить, прибавятся штрафные санкции, определенные судом. Как показывает практика, их максимальный размер сегодня достигает двадцати базовых величин.


— Плюсуем к ним ставку единого налога, помноженную на пять. Итоговая сумма все равно оказывается меньше той, которая набежит за год, если платить налоги аккуратно. Не слишком ли здесь либерально наше законодательство в части штрафных санкций?


— Никому не советовала бы заниматься самоуспокоением. Законодательство корректируется с учетом различных нюансов, и в данном конкретном направлении работа также идет. Это во-первых. А во-вторых, быть пойманным с поличным за занятием незаконной предпринимательской деятельностью, значит, в частности, попасть в соответствующую базу данных. То есть стать предметом пристального внимания со стороны налоговых органов. А они ведь не два и не три раза могут в вашу дверь постучать в течение года. Зачем же постоянно жить как на вулкане? Лучше платить налоги и работать спокойно…


— Тема размера ставок единого налога не слишком популярна в предпринимательской среде в том смысле, что выручка, допустим, сегодня есть, а завтра ее нет, но налог возьми и заплати. Однако разговор о том, насколько соответствуют друг другу налоги и экономические реалии сегодняшнего дня, надо полагать, бесперспективен. Данные, на основании которых рассчитываются налоги, они ведь не из воздуха берутся?


— Государственную политику в сфере налогового законодательства, в том числе и в части системы налогообложения, определяет не Министерство по налогам и сборам, а Минфин. Но, знаете, не хочется в который раз напоминать, в частности, о тех же дорогах, которые нужно содержать. Или о системе здравоохранения, которая также требует денег на свое развитие. Дорогами пользуются все, услугами поликлиник также. Но почему одни вкладывают в это свои деньги, платя налоги, а другие нет? Уверена, что для последних этот вопрос, в свою очередь, крайне непопулярен.


Когда законодательство становится более жестким по отношению к злостным неплательщикам, это нормально. Если ты воруешь — а когда ты уходишь от налогов, ты воруешь, — то плати за это.


— Вопрос “шурабалагановский”, как говорится. Что вам как налоговику и руководителю такого высокого уровня нужно для полного счастья?


— Экономической стабильности для всех, в том числе и для предприятий. Ведь чем стабильнее и прибыльнее будет их работа, тем серьезнее станут налоговые поступления, формирующие консолидированный бюджет. Ответственности хотелось бы больше — со стороны наших граждан, в частности. Как правило, они обращаются к нам, когда получают некачественную услугу. А где чек, спрашивается? Чека нет. А почему? Не взяли. Ну и как нам собирать доказательную базу? 


Мы вот на Европу пытаемся равняться. Так там и речи быть не может, чтобы кто-то чек не взял. Там за тобой бежать будут, если чек не возьмешь, чтобы тебе его вручить. В некоторых странах вообще ответственность предусмотрена для тех, кто уходит без чека. Может, и нам избрать этот путь? Вы знаете, когда мы проводим мониторинг работы тех же маршруток, то реальная выручка в отдельных случаях оказывается в четыре раза больше той, которую нам обычно показывают. Ведь когда нет чека, то и выручки вроде бы нет. Потому что одни чеки не выдают, а другие их не требуют.


— Давайте в канун юбилея закончим разговор на позитивной ноте. Что вы хотели бы пожелать своему коллективу?


— Я не просто люблю свой коллектив, я его обожаю. Жаль, что из-за работы и спасибо порой сказать не успеваешь. Особенно нашим маленьким инспекциям, в которых всего-то восемь-десять человек, а объем работы там такой же, как у всех. Люди у нас работают замечательные. Материального благополучия хочу пожелать всем, спокойных, адекватных налогоплательщиков. И, кстати, слова благодарности хочу произнести в адрес тех плательщиков — и больших, и маленьких — которые формируют наш консолидированный бюджет. Низкий поклон всем и, в частности, Мозырскому НПЗ, на долю которого приходится больше половины всех налоговых поступлений.


Непростая у нас, конечно, работа. Неблагодарная. Ведь кому понравится, что кто-то заглядывает в твой карман и считает твои деньги? Но иного не дано. Поэтому пусть нелегок и, повторюсь, иной раз неблагодарен наш труд, но он благороден.


0 Обсуждение Комментировать