Вверх



В ожидании МРЭК — в постели и памперсе, а после — в огороде с тяпкой. Ради инвалидности некоторые пациенты готовы на все

6068 0 16:59 / 15.06.2018
На что готовы пациенты ради больничного листа или группы инвалидности? Чем заканчиваются клевета на врачей и скандалы в поликлиниках? Почему к медицине сложилось потребительское отношение, разбиралась корреспондент “Гомельскай праўды”.
IMGL5120-2.jpg
Недовольные результатами комиссии есть всегда

На что жалуемся
Мы не привыкли ценить то, что достается даром. Не задумываемся, во сколько обходится государству наш бесплатный поход в поликлинику или операция в больнице. Если бы каждое обращение к врачу выливалось в энную сумму, глядишь, по-другому бы относились и к своему здоровью, и к медицине. Что скрывать, после визита некоторых пациентов впору выдавать больничный самим докторам. Взглянем на потребителей медицинских услуг глазами врачей.

В Минздрав поступило гневное письмо от гомельчанки. Она утверж­дала, что не получила в больнице должного лечения, также обвиняла врача в вымогатель­стве взятки. В ходе проверки факты не подтвердились. Как выяснилось, пенсионерке была оказана медпомощь в полном объеме, при этом пациентка поступила в больницу пьяной, нарушала режим. Доктор, которого гомельчанка незаслуженно обвинила, подал в суд за клевету. Ответчица заплатила штраф и компенсацию морального вреда.

Тысячи людей ежедневно проходят через живой конвейер под названием “Поликлиника”. Как ведут себя “болезные” в очереди за здоровьем?

— Большинство пациентов всё же корректно относятся к работникам медучреждений, — отметил заместитель главного врача Гомельской центральной городской поликлиники Александр Войтюк. — К сожалению, бывают единичные случаи неадекватного поведения, оскорбления медиков. За свою несдержанность некоторым приходилось даже отвечать в суде. Несколько лет назад терапевт поликлиники обратилась с иском о защите чести и достоинства и выиграла дело.

Бывают пациенты — любители раздувать скандал в расчете получить желаемое нахрапом. Поводом, например, может стать отказ в выдаче листка нетрудо­способности. Человек не вышел на работу или не протрезвел после выходных, рассчитывает закрыть прогул больничным. Не получив заветный листок, начинает ходить по кабинетам, ругаться, пытаясь втянуть в конфликт как можно больше людей. Отдельных хулиганов удается утихомирить лишь вызовом милиции.

Еще один сдерживающий момент — видеонаблюдение. Стать героем фильма “Скандал в поликлинике”, который увидят правоохранители, не каждый захочет.

Хамо сапиенс

Любители закинуть за воротник могут позволить себе прийти на прием нетрезвыми или вызвать терапевта на дом. Иные возьмут больничный, а сами уходят в запой. Такое нарушение режима не проходит бесследно. Пометка делается в листке нетрудоспособности, также информируется наркодиспансер.

Отдельная категория — хамо сапиенс, которая обожает засыпать гневными обращениями и звонками всевозможные инстанции. Плевать, что не по профилю, дай маякну. Благо появилась масса возможностей: от банальных письменных обращений до электронных, а также прямые и горячие линии, личные приемы граждан.

— Каждое поступающее обращение у нас тщательно рассматривается, создается комиссия, — подчеркивает Александр Войтюк. — Порой достаточно поговорить с человеком, разъяснить суть, и конфликт исчерпан.

Но есть личности, которые отказываются приходить на комиссию, продолжают строчить необоснованные претензии. Главные аргументы: ими не занимаются, не уделяют внимания, не лечат. Пациентам снова и снова назначают дорогостоящее обследование, для них собирают консилиум с участием республиканских специалистов, но жалобы не прекращаются. Бывает, нервы сдают и у самих медиков, они увольняются.

Иной раз люди сами безответственно относятся к своему здоровью, а потом винят врачей. К примеру, пациента направляют на обследование, однако тот игнорирует рекомендации. В итоге попадает в больницу. Другой не принимает прописанных лекарств. Получает инфаркт. Врачи буквально вытягивают с того света, проводят сложные операции, выхаживают в стационаре. Всё заметьте, бесплатно. А между тем пребывание, обследование и лечение пациента в областном кардиоцентре в среднем обходится в 140 рублей в день, в хирургическом отделении — до 250 рублей. Стоимость высокотехнологичной операции может достигать 18 тысяч рублей.

— Нужно понимать, наше здоровье зависит от медицины всего на 10%, — пояснил Александр Войтюк. — Ключевую роль играют вредные привычки, образ жизни, питание, наследственность. Человек сам должен заниматься профилактикой, своевременно обращаться к врачу. С нашей стороны, поверьте, делаем всё возможное. Окажем помощь, в каком бы состоянии пациент ни находился.

IMGL5099.jpg
Увесистые папки — переписка по обращениям граждан в вышестоящие инстанции только с начала года,  отметил главный врач областной МРЭК Юрий Запорованный

Экспертная страховка

Ничто так не активизирует пациентов, как вопросы, связанные с инвалидностью. Особенно, если человек решил, что ему положена группа. К сведению, на Гомельщине проживает примерно 91 тысяча инвалидов. Ежегодно через МРЭК (медико-реабилитационную экспертную комиссию) проходят около 28 тысяч жителей региона. Из них 11 тысяч обращаются за установлением группы впервые. Только вдумайтесь, на сколько инвалидов в год прирастает область! Тем не менее государство по мере возможностей старается поддержать своих граждан, которые оказались в сложной жизненной ситуации.

— Процедуру освидетельствования проводят три опытных врача-эксперта. Подавляющее число пациентов, 96%, соглашаются с решением специалистов, — рассказал главный врач областной МРЭК Юрий Запорованный. — Однако недовольные результатами комиссии есть всегда.
Иногда выражают гнев весьма нестандартно. Пару лет назад мозырянка отправила в Минздрав жалобу на 12 телеграммах. Порыв вызван тем, что женщину не устроило решение МРЭК. Однако при рассмотрении выяснилось, что оно было обоснованным.

ВАЖНО. Тем, кто считает заключение комиссии неправильным, не стоит сразу впадать в панику. На такой случай законом предусмотрена “страховка”. Пациент вправе обжаловать вердикт первичной МРЭК в областной комиссии. Снова не согласен? Направят в РНПЦ экспертизы и реабилитации в Минск. Наконец, высшая экспертная инстанция Беларуси — межведомственная научно-экспертная комиссия. Вынесенное решение областной МРЭК также можно оспорить в суде.

По словам Юрия Запорованного, никаких лимитов на выдачу группы или препятствий для обжалования решения экспертов нет. В прошлом году более 1800 человек были направлены на вышестоящие этапы экспертизы. Случаи обращения в суд также не редкость. За минувший год таких было восемь.

Последнее время выросло количество обращений граждан, которые не согласны с установленной группой или добиваются права на инвалидность, отмечают в областной МРЭК. Среди “несогласных” особо активны человек тридцать. Считают неправильным решение гомельских специалистов и столичных светил.
Есть любители по пять-семь раз пройти все круги и инстанции в надежде добиться своего. Но люди не учитывают одного — ведомства, которые не входят в экспертную вертикаль, тот же облисполком или Минздрав, не могут повлиять на решение врачей МРЭК.

Десять лет жалуется пенсионер из Гомеля. Обращался в Мин­здрав, Администрацию Президента, управление здравоохранения облисполкома, к помощнику Президента по Гомельской области. Мужчина ратует не за себя, за сына-инвалида, добиваясь тому прибавки к пенсии. Говорит док­тору прямым текстом: “Пойми, сын не работает, выпивает. Когда я помру, за что жить будет?”
ИНВАЛИД_цвет.jpg
Заберите протез, дайте группу
Почему люди так рвутся в инвалиды? Ведут борьбу за вторую группу вместо третьей, недовольны снятием группы? Не секрет, что некоторыми движет личная выгода, желание взять от государства полагающиеся льготы и пенсию. Обладатели первой и второй группы платят 10% от стоимости на все лекарства, а третьей группы — 50% от стоимости лекарства только по основному заболеванию. Разница очевидна. Предоставляются льготы на кредитование, по плате за коммуналку, за проезд. Предприниматели-инвалиды осво­бождаются от уплаты налога.

Наличие группы — легальный способ не работать и не платить налог на “тунеядство”. Одни жаждут получить корочку для себя, другие — для пожилых родителей. Ведь опекун получает официальное пособие по уходу за инвалидом, нуждающимся в постоянной помощи. В практике экспертов бывают курьезные случаи. Комиссия приезжает домой к немощной старушке, та лежит на кровати в памперсе. Спустя время соцслужба наведывает сельчанку без предупреждения. Инвалид первой группы в огороде кар­тошку копает, а опекун — в России на заработках.

Врачи постоянно сталкиваются с попытками симуляции. Так, семья из Гомеля рассчитывала получить первую группу инвалидности для виновника ДТП, чтобы избежать огромных выплат по искам. Однако лежачий, “недееспособный” пациент во время комиссии на дому вполне себе встал на ноги. Есть и случаи умышленного преувеличения симптомов болезни. К примеру, пациент идет на МРЭК, еле шаркает. Врачам жалуется на сильные боли. А домой бодрячком — костыли в сторону.

— После ампутации ноги пациенту устанавливают вторую группу сроком на год, — рассказал заместитель главного врача област­ной МРЭК Василий Ермаченко. — Нога, конечно, не вырастет, но пациент станет на протез, выйдет на третью группу инвалидности. Бывает, узнав о понижении группы, снимают протез, выбрасывают в урну, мол, не могу пользоваться, натирает. Не нужен протез, верните вторую группу.

Жалоба из-за улыбки
Зачастую люди не понимают, как определяется группа инвалидности. Ошибочно считают, что наличие заболевания и инвалидность — одно и то же.

— Значение имеет не диагноз, а последствия болезни, — разъясняет врач. — После инсульта один пациент может частично восстановиться, другой потеряет трудоспособность — группы будут разные. Эксперты МРЭК оценивают, насколько выражены ограничения по передвижению, возможности общаться, обслуживать себя, работать по профессии. Потеря пальца будет не критична для учителя географии, но поставит крест на карьере скрипача.

Практика показывает, что жалобщики со стажем не внемлют никаким разъяснениям. Поводом для несогласия с решением эксперта может быть что угодно: не так посмотрел, сидел на комиссии надутый или… улыбался. Порой люди пишут по нескольким адресам сразу, а в письме изливают всё, что накипело, не только на врачей МРЭК, но и всех неугодных им: коммунальщиков, правоохранителей.

— Это движение в стиле нон-стоп, — говорит Юрий Запорованный. — Замечено, что как только пациент добивается желаемого, он ставит перед собой следующую цель.
Есть и другой аспект проблемы. Претендентам на группу постоянно требуется проводить дорого­стоящее обследование в стационаре. А в это время другие пациенты вынуждены ждать очереди на УЗИ, компьютерную томографию.
Не стоит забывать, что добиваясь прибавки к пенсии, можно потерять гораздо больше. К примеру, одна женщина упорно настаивала на повышении степени утраты профессиональной трудоспособности. Дошла до Минска, в итоге получила доплату к пенсии 20 рублей. Но по результатам экспертизы ей запретили работать в своей должности, потеряла основную зарплату — около 1400 рублей.

Квест для скорой
С чем только не сталкиваются на дежурстве бригады скорой помощи: с хамством, оскорблениями нетрезвых пациентов, агрессивным поведением со стороны род­ственников больного. Несколько лет назад в Светлогорске судили местного жителя за избиение водителя скорой помощи, сообщила пресс-секретарь областного суда Ольга Барсукова. Как оказалось, молодой человек напал на 59-летнего мужчину. Решил, что скорая слишком долго ехала по вызову к его матери. Обвиняемого приговорили к трем годам ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа.

Как рассказал главный врач Гомельской городской станции скорой медицинской помощи Михаил Приступин, нападений на врачей за последние годы не зафиксировано. “Думаю, это связано с тем, что мы тесно работаем с правоохранителями, привлекаем хулиганов к ответственности, — пояснил собеседник. — Еще семь лет назад не обходилось и недели без вызова милиции. С начала года нами инициировано четыре административных протокола о привлечении граждан к ответственности. Чаще всего за оскорбления в адрес медработника или ложный вызов". В одном из случаев нетрезвая компания развлекалась вызовом скорой по несуществующему адресу. Сидели на лавочке, засекали время, как быстро приедет спецтранспорт. А в это время неотложку ждали те, кому действительно было плохо. Михаил Приступин отметил, что за последнее время ложных вызовов стало в разы меньше. При этом люди могут вызвать скорую в случаях, когда их жизни ничто не угрожает, а вопрос мог быть решен в поликлинике.

Бесплатная медицина становится объектом не только словесных, но и виртуальных нападок. На сайтах и в соцсетях каждый может выразить свое фи. Один пользователь негативно отозвал­ся о кабинете неотложной стоматологиче­ской помощи в Гомеле: “Обратился ночью, зубной камень на нижних зубах резал язык. Вместо удаления двух-трех камней, отправили в частную контору утром”. Обиженному невдомек, что его ситуация не считается неотложным состоянием. Если не следил за зубами, нарастил камни, зачем винить врачей? Или порезанный язык угрожал жизни?

Наше государство небогатое, однако необходимую помощь окажут бесплатно. В то время как некоторые ругают отечественную медицину, к нам едут лечиться из-за рубежа. Только в прошлом году в медучреждениях Гомельщины прошли лечение и диагностику около 15 000 иностранных граждан, отметил заместитель начальника главного управления здравоохранения облисполкома Николай Куденьчук. Доходы от экспорта медицинских услуг превысили 1 275 000 долларов.

…Никакими суммами не оценишь спасенную жизнь родного человека, возращенное после операции зрение, возможность ходить, жить без боли. В народе говорят: “Врачи на больных не обижаются”. Поверьте, обижаются! Ведь они тоже люди, и под белым халатом бьется живое сердце.
Фото Алексея Герасименко

0 Обсуждение Комментировать