Вверх


Только он не вернулся из боя...

1381 0 08:30 / 26.07.2016

75 лет назад войска 63-го стрелкового корпуса 21-й армии держали героическую оборону Днепровского рубежа в районе Рогачева — Жлобина — Стрешина. Это одна из самых ярких страниц начального периода Великой Отечественной войны.


Николай Прищепа с женой в Кисловодске. 9 мая 1941 года


В 63-й стрелковый корпус входила 61-я стрелковая дивизия под командованием Николая Андреевича Прищепы. Ее бойцам и командирам одним из первых пришлось принять на себя удар фашистских орд, проявив в минуты смертельной опасности образцы мужества, стойкости, отваги.


61-я стрелковая дивизия была сформирована в Пензенской области до Великой Отечественной. 22 июня 1941 года бойцов подняли по тревоге, командирам дали несколько часов на то, чтобы попрощаться с семьями, и основные силы убыли на Западный фронт. Дивизии, которая входила в 63-й стрелковый корпус под командованием Леонида Петровского, нужно было развернуть оборону на восточном берегу Днепра по линии Гадиловичи — Рогачев — Жлобин — Стрешин. Противник неоднократно пытался форсировать Днепровский рубеж, но попытки успехов не имели. Упорное сопротивление 63-го стрелкового корпуса вызывало тревогу немецкого командования. Позиции советских войск постоянно подвергались бомбовым ударам люфтваффе и артобстрелам. Бои были чрезвычайно тяжелыми, кровопролитными. Обе стороны несли огромные потери в людях и технике.


13 июля 1941 года 63-й стрелковый корпус перешел в контрнаступление, нанося удары в трех направлениях. Правофланговая 61-я стрелковая дивизия форсировала Днепр в районе деревни Зборово и наносила удар в направлении деревень Близнецы, Фалевичи, Старцы. В центре — 176-я стрелковая дивизия — на участке Рогачев, Лучин. На левом фланге — 154-я стрелковая дивизия — в полосе Лебедевка, Жлобин. Стрелковые дивизии совместными усилиями форсировали Днепр и штурмом овладели городами Рогачев и Жлобин. Это первые города, освобожденные от захватчиков в начальный период войны. Противник был настолько ошеломлен наступлением частей корпуса, что вначале почти не оказывал организованного сопротивления.


В июльском наступлении бойцы и командиры 61-й стрелковой дивизии проявляли массовый героизм. Командир роты 66-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии лейтенант Лисин 23 июля, находясь в разведке, был трижды ранен, но боевой приказ выполнил. Вернувшись в часть, отказался эвакуироваться в тыл и продолжал командовать ротой. Командир 7-й роты этого полка лейтенант Туляков 22 и 23 июля пять раз водил подразделение в атаку.


Личным примером воодушевлял бойцов на выполнение боевых действий и командующий 61-й стрелковой дивизией Николай Прищепа. 23 июля в письме жене Фаине Евгеньевне и сыну Валентину, которое экспонируется в Гомельском областном музее военной славы, он пишет о тяжелых боях на Гомельщине: «...в бою с 4 июля не выходя. Дивизию фашисты назвали дикой по той причине, что от нас им основательно достается... Писать начал вчера, но разгорелся бой. Не кончил и кончаю сегодня, т. е. 24. 07. 1941 г... По мере того, как будет возможным, буду вам писать, а вы пишите почаще...».


Письмо Николая Андреевича жене с фронта


31 июля 1941 года за умелое руковод­ство соединением в ходе наступательных боев Николаю Андреевичу Прищепе присвоено звание генерал-майора.


До конца июля соединения 63-го стрелкового корпуса продвинулись на запад и вклинились в расположение противника более чем на 30 километров.


10 — 14 августа фашистские войска перешли в наступление. Ожесточенные бои не стихали ни днем, ни ночью. Но силы были неравными. Хотя соединения 21-й армии успешно обороняли порученные им рубежи, общее положение на Западном фронте ухудшилось. Поступил приказ об отводе 63-го стрелкового корпуса на восточный берег Днепра. Отход проходил в сложных условиях. Основные силы корпуса оказались в клещах в районе юго-восточнее Жлобина. 61-я стрелковая дивизия находилась в направлении главного удара противника, она прикрывала отход корпуса. Ей удалось первое время сдерживать непрерывные атаки в направлении Рогачева, несмотря на превосходство врага в живой силе и технике. Но дивизия была измотана длительными повседневными боями, понесла большие потери.


16 августа у деревни Селивоновка командир 61-й стрелковой дивизии Прищепа получил серьезное ранение в позвоночник, которое требовало хирургического вмешательства. Однако в полевых условиях операция была невозможна, и изнеможенный, в тяжелом состоянии комдив продолжал руководить боевыми действиями. Всех поражало и покоряло мужество генерала. Приходилось удивляться, как он находил в себе силы, чтобы отдавать последние распоряжения и выслушивать подчиненных о боевой обстановке.


Медперсонал пытался вывести командира с поля боя в Гомель, но по дороге машина попала под обстрел немецких автоматчиков и вынуждена была скрыться в лесу. Рано утром 18 августа Николай Прищепа скончался. «Не унывайте друзья, неудача временная, мы все равно победим...» — обратился он к своим товарищам перед смертью.


Похоронен Николай Прищепа в Буда-Кошелеве в братской могиле советских воинов. Его именем названа улица в райцентре. За личную храбрость, бесстрашие, мужество, проявленные в боях за Родину, командир 61-й стрелковой дивизии Николай Прищепа посмертно награжден орденом Ленина.


17 — 18 августа 1941 года — поистине трагические дни 63-го стрелкового корпуса. Тогда, в боях с нацистами на Рогачевско-Жлобинском направлении, в течение одних суток погибли три советских генерала: Леонид Петровский, Александр Казаков и Николай Прищепа. Это един­ственный случай за всю историю Великой Отечественной войны.


0 Обсуждение Комментировать