Вверх


Заманчивая работа в Москве. Уехал и пропал

1941 0 10:44 / 18.08.2016

Ежегодно оперативники освобождают десятки жителей Гомельщины из трудового рабства. Далеко ходить не надо — в соседней России и сегодня забирают паспорта, заставляют работать за еду и крышу над головой. Как в погоне за длинным рублем не остаться у разбитого корыта?


Уехал на заработки и не вернулся


В Россию за большим заработком едут в основном мужчины от 25 до 50 лет. Молодые парни редко попадают в переделки. Они устраиваются официально и не сразу в России, где проверить организацию сложно, а в белорусской фирме, которая возит их на работу вахтовым методом. К тому же молодые ребята постоянно держат связь с семьей, родителями, да и четко поставленная цель не дает сбиться с пути. Когда нужно заработать приличную сумму и отдать, например, кредит за квартиру или купить по приезде домой автомобиль, документы оформляются особенно тщательно.


Пропадают без вести на долгие месяцы, а то и годы мужчины постарше, одинокие, злоупотребляющие алкоголем, которых, как говорится, дома никто не ждет. Бывает, приезжают в чужую страну и исчезают из поля зрения. Или заработав не столь большие деньги, покупают обратный билет, но в пункте назначения так и не появляются. Иногда до родного порога не хватает, казалось бы, всего ничего. Так не вернулся домой мозырянин, выехавший из Москвы. Он сильно напился и устроил такой концерт в маршрутном такси, что водитель и пассажиры не выдержали и коллегиально решили высадить мужчину в Брянске. Его местонахождение до сих пор неизвестно.


Как рассказал первый заместитель начальника УВД облисполкома Сергей Дем­ковский, объявлено в розыск с начала текущего года 106 пропавших без вести. Установлено местонахождение 62 граждан. Остались неразысканными 44 человека, их них 30, которые пропали за пределами Республики Беларусь. 


Дагестанский маршрут


Есть множество рассказов о том, как белорусов обманывают в Москве с деньгами. Однако финансовая сторона — полбеды. О большей опасности рассказал старший уполномоченный по особо важным делам отдела разыскной работы УУР УВД облисполкома Евгений Полозков. Отработав не первый год в этой сфере, оперативник знает многие злачные московские места, где, как в бермудском треугольнике, обрывается след наших соотечественников. Раньше это был Белорусский железнодорожный вокзал. Сегодня — Щелковский (Центральный) автовокзал, откуда уходят рейсы до Гомеля. К ожидающим свой автобус белорусам подходят дагестанцы. Слово за слово, и вот уже за стаканом вина или рюмкой водки наши жалуются, мол, едут домой «пустыми». Тут же поступает встречное предложение — отправиться на заработки в Дагестан. И некоторые дают добро на собственное рабство. Хотя смуглым незнакомцам порой и согласия не нужно. Уже потом гомельчане рассказывают, как вот так же разговаривали с неизвестными, а просыпались в городе Каспийске. Как преодолели 1800 километров пути — не помнят.


Зато хорошо врезается в память «радушный» прием. У мужчин отбирают паспорта и мобильные телефоны, а все заработанные после деньги изымают прорабы — в счет платы за питание и крышу над головой, которые им так любезно предоставили. С начала этого года из такого дагестанского плена (ибо по-другому это не назовешь) вызволили пять человек. Люди совершенно случайно нашли возможность сообщить о себе. Например, гомельчанин еще до того, как у него отобрали все вещи, успел спрятать мобильный телефон. А потом позвонил домой и рассказал, что его силой удерживают на стройке в Дагестане.


Свободные рабы


Конечно, бывают на таких заработках и «поблажки». Например, заработанные в выходные деньги якобы идут на счет работников, но реальных денег они не получают. Этот виртуальный счет оплачивает сигареты и выпивку, которые выдают гастарбайтерам.


Сотрудники уголовного розыска Дагестана стараются оказывать посильную помощь, но на Кавказе не все так просто. Местная полиция еще не успевает доехать до кирпичного завода, а там уже все знают о визите правоохранителей. И даже в курсе, кого конкретно ищут. Нелегальных работников умеют прятать очень хорошо, потому что боятся местной полиции. Если нелегал посмеет даже заговорить с полицейским, «хозяева» накажут его, вплоть до физической расправы.


Если кому-то удается вырваться от таких работодателей, они сообщают на родине о других белорусах в рабстве. Пофамильная сверка выявляет и тех, кого ищут, и тех, о которых дома не беспо­коятся.


Последние два года много заявлений поступало из-за приватизации жилья. Люди начинали оформлять документы и вспоминали о муже или сыне, которые прописаны в квартире. А тот уже несколько лет на заработках в Москве. Где конкретно и как с ним связаться — не знают. Правда, иногда поиски заканчиваются быстро: родственник числится в списках умерших.


В Питере также есть несколько заброшенных многоэтажек, где живут вот такие нелегальные работники. Документы — у «смотрящих», которые определяют каждому по комнате (так как здание подлежит реконструкции, жилыми такие комнаты вряд ли назовешь). Работают белорусы, казахи, украинцы все на тех же стандарт­ных условиях: за еду и проживание. И даже если местная полиция находит среди сотен нелегалов наших, забрать их порой сложно. Бывало, что такие «смотрящие» предлагали и нашим правоохранителям деньги. Мол, оставь этого человека нам, напиши, что не нашел. Уж больно хороший работник!


Линия жизни


Надеяться на помощь москвичей или питерцев не стоит. Просто так денег на обратный билет пожертвуют единицы. Остальные предложат отработать их на дачном участке: собрать урожай, достроить баню, сделать ремонт в коттедже. И лишь потом проводят восвояси. Приятные исключения все же бывают. Всего месяц назад руководство УВД Гомельского облисполкома наградило жительницу Санкт-Петербурга, которая помогла вернуться домой трем белорусам. В чужом городе мужчины, среди которых был и жлобинчанин, остались без денег и документов, жили в подвале обычной многоэтажки. Неравнодушная россиянка связалась с родственниками, которые приехали и забрали бедолаг домой.


В подмосковной Балашихе успешно работает официально зарегистрированный центр «Линия жизни» (помощь лицам без постоянного места жительства в Моск­ве). Пожалуй, это также исключительный случай, когда попавшим в трудную ситуацию белорусам есть куда обратиться. В центре людям предоставят жилье, питание и даже медицинскую помощь. Конечно, не бесплатно. С понедельника по пятницу все заработанные деньги уходят молодому директору, в выходные дни — на себя. Условия такой сделки выполняются руководством добросовестно. Как только человек накопит деньги на билет, он может сразу же уехать домой.


Несмешные истории


К сожалению, смешных историй с заграничным трудоустройством нет. Выбравшись каким-то чудом из российской столицы на свободу, люди готовы идти сотни километров пешком, голодными и босыми. Курьезы и казусы выкидывают гомельчане не выезжая из города. Был случай, когда жена сообщила о пропаже супруга: уехал на автомобиле за запчастью в Минск и не вернулся. Как оказалось, мужчина два дня развлекался с другой возлюбленной. Когда на пороге съемной квартиры в Новобелице появились милиционеры, упал на колени: не разрушайте семью. В общем, для жены «верный» муж вернулся из столицы, как и обещал, с новой запчастью для авто.


Больше месяца искали молодого жителя Мозыря. С родителями он конф­ликтовал, поэтому жил у бабушки. Работал в школе, где надавать тумаков ему мог и второклассник. В общем, парень нигде не приживался. И вот в один прекрасный день он сел на велосипед и сказал бабушке, что уехал искать работу. На следующий же день на адрес родителей пришло письмо: «Не переживайте. Все будет хорошо. Меня не ищите». Последняя фраза сработала с точностью до наоборот, и родители сообщили в милицию. Только через месяц сын позвонил отцу на мобильный. Оказалось, парень официально работает в Питере. На велосипеде он доехал до границы с Россией, а там добирался на перекладных.


Нечестное слово


Сколько ни пиши, сколько ни рассказывай, а все же находятся такие, которые за длинным рублем пойдут на край света искать приключения. А ведь ехать на заработки нужно только с проверенными организациями, которые заключают договоры, оформляют выплату заработка на пластиковую карточку. Многие гомельчане надеются на честность российских фирм, что делать категорически нельзя. Есть и другой соблазн: на официальной работе заплатят тысячу долларов, а на нелегальной — полторы, а то и две тысячи. Но после многомесячной работы за еду, достойные условия труда и гарантированная (пусть и не баснословная) зарплата кажутся пределом мечтаний.


0 Обсуждение Комментировать