Вверх


Перед Великой Отечественной войной Виктор Фадеев стал летчиком, но судьба не уготовила ему полетов на врага

716 0 14:29 / 01.07.2017

Воин, председатель, портной



Первое, о чем спросила при встрече с 94-летним Виктором Фадеевым, безусловно, о родстве с Александром Фадеевым, автором «Молодой гвардии».


— Да нет, просто однофамильцы. В нашем роду именитые бондари были, славились в округе, — отметил ветеран. И окунул меня в прошлое своей семьи. По мнению Виктора Николаевича, в корнях далеких предков есть отзвуки родства с русским царем Николаем I. Это восходит как раз к первой половине XIX века, когда выпускникам привилегированного приюта, совершеннолетним парням, выделялись земельные наделы для проживания. Ребят тех так и называли «царевы дети». А места, заселяемые ими на саратовской земле, получали название по имени: Николаевка, Константиновка...


— Мой отец, участник Первой мировой войны, был прекрасным портным — шил форму для Красной Армии, — делится Николаевич, открывая семейный альбом с фотографиями. — Николай Андрианович научился этому у талантливого частника. Отец был активистом советской власти, стоял у истоков создания в наших местах колхоза «Батрак». Я родился в деревне Марьевка, знаменитой тем, что в 1905 году эсеры в поселке Николаевка выделили ее как свою республику — Марьевскую. Дядя Алексей по материнской линии был среди ее устроителей и загремел на каторгу. Освободили его после октября 1917-го.


В 5 — 6-й класс Витя ходил уже в деревню Кувыка, огромную, известную еще с XV века. Переезд был связан с тем, что отца избрали здесь председателем сельсовета. Мальчишка очень любил читать, тянулся к свету знаний. Райцентр Татищево, куда перебрались на новое место жительства, запомнился ему и голодом 1933-го.


— С младшим братишкой ходил на «охоту» на сусликов: тащили с собой ведро воды к их норкам и заливали. Помнится, грызуны эти были вкусными тогда. И мы не брезговали, они ведь зерном питаются... Ловили также и ели раков, беззубку.


После 1933-го отца сняли с работы. Причина такая: пока тот находился на курсах в Царицыне (теперь Волгоград), замещавший его специалист выдал колхозникам часть зарплаты зерном, еще не выполнив план госпоставки хлеба. Вердикт: виноват руководитель.


Интересно, что отбыв наказание, Николай Андрианович стал работать в милиции в так называемом «принудстоле», позднее — в охране госбанка. И упоенно шил! Из своих нарядов, изготовленных мастеровитым отцом, Николаевич вспоминает чапаевскую папаху, куртку-барчатку с воротником из кошачьей шерсти.


— У нас во дворе с собакой и кошкой прижился лисенок: с двоюродным братом Толей Ивановым удалось выловить одного из норы на луге у черемши. За лисенка мне потом лыжи купили, — вспоминая свое далекое детство, рассказал Фадеев. — Толю жаль, погиб в Великую Отечественную. Мой сын Николай нашел по интернету место его гибели подо Ржевом.


Мечтал о танке — стал летчиком


После окончания девяти классов Виктор вступил в комсомол и на летних каникулах трудился в колхозе водовозом, помощником комбайнера. К осени его допустили прицепщиком на колесный трактор, и паренек фактически стал сменщиком.


Написал письмо в танковое училище в Саратов: мечтал сесть за штурвал грозной военной техники. Пришел ответ о том, что «с гражданки» не принимают. Чтобы убедиться, что это действительно так, Виктор сам съездил в училище. Так и продолжил учебу в 10-м классе. И тут прочел в газете объявление о наборе курсантов в Саратовский аэроклуб. Вместе с друзьями-земляками Сашей Ершовым, Борей Богдановым, Витей Пшеновым стал учиться. Пшенов погиб на железнодорожных путях еще до войны, Богданов (болгарин по национальности) окончил артиллерийское училище и погиб в первых боях. Ершов разбился на взлете с земли на самолете Пе-2.


— Помнится, как к 1 мая нам выдали новехонькую летную форму: комбинезоны, очки, шлемы, и мы гордо шли на демонстрации в Саратове. Девчонки из педагогического института с таким обожанием смотрели на нас, — рассказывает Николаевич.


16 мая 1941 года Фадеев окончил обучение в аэроклубе на военном самолете «У-2». В летной книжке только отличные и хорошие оценки. Когда призвали в армию, попал в Энгельскую военно-авиационную школу пилотов. Здесь готовили командиров учебных подразделений для эскадрилий.


— Мы стали изучать самолеты Р-5 и двухмоторный СБ. Последний считался уже устаревшим, но нас учили летать на нем как на боевом самолете. Когда появился «Петляков», от СБ отказались, — делится Виктор Николаевич. — Попал я в переведенную откуда-то 7-ю эскадрилью. Переучивать на Пе-2 стали, начав по порядку, с 1-й эскадрильи. И пока очередь дошла до моей седьмой, не судьба была учиться на «пешке». Так что до 1943-го занимались мы наземной подготовкой, хозяйственной работой.




Полвека Родине служил


А потом Фадеева направили в Егорьевскую школу пилотов. Здесь их, умевших воевать на У-2 (кукурузнике), переучивали с дневных полетов на ночные. Осваивали бомбометание, перевозку грузов. Как-то летчик Фадеев услышал сказанное, словно невзначай, прибывшим генералом: «Эти уже будут не нужны...». Сбылось.


— Нас стали приглашать в училища иных профилей, и я выбрал автомобильное в Рязани, — рассказывает ветеран. И видно, что живет в его сердце тоска по несбывшейся летной мечте. — Потом меня направили в 6-ю механизированную армию, дислоцировавшуюся в Забайкалье, по соседству с Монголией, назначили командиром двух взводов.


После нескольких лет службы Фадеев попал в район Братска. Доставляли горючее на Байкало-Амурскую магистраль. Работа сложная, опасная, особенно в зимнее время, когда приходилось передвигаться по наледи замерзших рек, до Усть-Кута, обслуживать и рудники на реке Чара.


— В населенном пункте Мамырь встретил я свою будущую супругу Регину, она из Волгограда родом. Интересно, что ее дедушка по отцовской линии из цыган, — поделился собеседник. — Моя жена работала в проектной организации на БАМе, отец ее был заместителем начальника экспедиции. Я это к чему веду: и наши наследники уже все с вузовским образованием. Сын Николай работал в экологическом центре БелГУТа, дочь Регина (мы с женой детей назвали своими именами) — трудится в Минске в фирме по производству цифровой рентгеновской техники. Приятно, что все тяготеют к освоению, изучению нового, профессионалы в своих отраслях. Внук Костя — успешный специалист в фирме АВВ, живет с семьей в Швеции.


Фадеев-старший очень образно рассказывал об одной из наиболее памятных командировок в китайский город Сюй-Чжоу. Здесь он учил китайцев танковому делу, при этом, абсолютно не зная на их языке ни слова. В качестве переводчиков подключал местных студентов-первокурс­ников, изучающих русский. Но те только-только постигали великий и могучий. Смекалистый Николай решил поступить так: подобрал из китайских курсантов тех, кто прекрасно разбирался в автомобилях, готовил им конспекты, а они по тем записям доводили знания землякам. За эту памятную командировку Виктор Николаевич награжден китайской медалью дружбы. Вспоминает, как прослезились китайские товарищи, узнав, что у их преподавателя сын в Москве родился, от души поздравляли с таким важным событием.


Потом была служба в Карелии, Медвежьегорске, Мурманске, вплоть до 1963 года. В части, где и служил, Фадеев стал впоследствии работать. Так что получается полвека — с 1941-го по 1991-й Родине служил. «Потом я лет десять еще сторожем в детском садике — ночным директором работал», — шутит собеседник.


Расти, сосна!


Николаевич указывает с балкона своей квартиры на березу, посаженную когда-то на гомельской улице с очень оптимистичным названием — Радости. Вымахала вровень с крышей. И это дерево словно напоминает о скором течении жизни: кажется, только вчера, офицеры, уволившиеся из армии, заселяли квартиры в этом микрорайоне, высаживали деревья в сквере, аллеи, вместе встречали государственные праздники и семейные торжества. Некоторые из них прошли войну, имели боевые награды. Впрочем, и вклад Виктора Николаевича в общую Великую Победу, пусть и без боевых вылетов, отмечен. Медали «За боевые заслуги», «За Победу над Германией», и орден Красной Звезды — за достойную службу в мирное время — хранятся, как самое дорогое сокровище.


Коллектив Гомельского электротехнического завода многие годы шефствует над ветераном: навещает, поздравляет.


— Отец еще в 91 год был активным дачником, — включился в нашу беседу Николай-младший, приехавший проведать старшего Фадеева. — Копал, сажал, ухаживал за посевами. Внуки даже приветствие для него особое, дачное, сочинили — «Здравия желаем, ваше плодородие!» Теперь папа больше руководит процессом.


Николаевич был тронут, когда весной в преддверии его дня рождения и великого всенародного праздника — 70-летия Победы советского народа над фашистской Германией — во дворе его дома дети и внуки посадили горную сосну, стойкую к климатическим сюрпризам, установили табличку об этих знаковых для семьи датах. Виктор Николаевич ежедневно выходит на прогулки, любуется сосенкой, набирающейся сил и потихоньку тянущейся вверх. Словно правнуки, которых у него шестеро. Жизнь продолжается, и это здорово!

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать