Вверх


Гомельчанка откровенно рассказала, чего боятся алкоголики и зачем им нужен душевный спонсор?

3827 0 09:54 / 13.09.2017
Когда говорят об алкоголизме, сознание сразу рисует картинку спившегося бомжа, который спит на лавочке. Однако среди зависимых есть и другая категория людей. Они имеют дом, семью, образование, хорошую работу, а еще непреодолимую тягу к спиртному, в которой стыдно признаться, но и скрывать становится труднее.
Алкоголичка.jpg


Алкоголь вошел в жизнь как друг


— Я из тех людей, у которых в детстве была нормальная семья, родители, — начала свою исповедь Надежда. — Считаю, что получила хорошее воспитание. Понимала, что такое хорошо и плохо. Всегда старалась жить честно. Еще в юности нарисовала себе идеальную картинку взрослой жизни. Хотелось иметь благополучную семью, чтобы все чинно, благородно, интеллигентно.


Гомельчанка хорошо помнит свою первую рюмку. Напилась на дне рождения у подружки. Ей было 17.


— Тогда нам, девчонкам, было интересно, что чувствует вдребезги пьяный человек. Употребляли водку, а потом мама подружки поставила на стол самогон. Мы упились вдрызг, было очень плохо. Но со временем все забылось, продолжила нормально жить. Окончила университет, вскоре вышла замуж, появились дети, хорошая работа. Проблем с алкоголем не было. Поначалу любили с мужем собираться с компанией, но употребляли, как обычные люди. В субботу могли достать бутылочку коньяка, выпить по две-три стопки и поставить в холодильник до следующего выходного.


Известно, что алкоголизм — заболевание прогрессирующее. Оно не приходит сразу, заболеваешь незаметно. Когда осознала, что зависима, было уже поздно. В том, что начала пить, всегда винила мужа. С годами реальность семейной жизни оказалась не похожей на детские иллюзии. Начались проблемы. Ссоры по пустякам перерастали в бесконечные скандалы. Человек слаб по натуре. Когда столкнулась с трудностями, рука потянулась к рюмке.


Алкоголизм вошел в мою жизнь незаметно, доверчиво, на правах друга. С помощью спиртного уходила от реальности, бесконечных ссор и невзгод.


Была алкоголиком выходного дня, так скажем. Начинала с пятницы. Пила только водку и пиво. Утром в воскресенье встану и думаю: сегодня только пиво, потому что завтра на работу. Выпью — немножко полегчает. Потом начинаю корить себя за то, что зря потратилась на пиво, лучше бы сразу купила водку.


С годами зависимость только набирала обороты, болезнь прогрессировала. Были попытки завязать. Я достаточно сильный человек. Злилась на себя, терпела выходной, но потом тяга брала свое. В помощь наркологии как-то не верила и боялась обращаться. Родной брат был типичным алкоголиком, не раз кодировался. Мама столько настрадалась с ним и с отцом, который тоже любил выпить. Брат умер в 33 года от алкоголизма. Такой красавец, был высокий, добрый...


Пьяный без денег


В любом состоянии шла на работу. Я из тех алкоголиков, которые не прогуливают. Думала: приду, а там как Бог даст. Сидишь на работе и ждешь: скорей бы вечер, конец рабочего дня. Бывало разное. Мы же алкоголики — хитрецы, начинаем выдумывать. Могла сфабриковать важный звонок, чтобы начальница услышала разговор. Уходила с работы, ссылаясь на то, что нужно. А на самом деле мне нужно было выпить, поскольку чувствовала, что до вчера просто не доживу.


Были коллеги, с которыми успешно квасили во время работы. Только сейчас реально понимаю, как это было ненормально. Со стороны же все видно. В обед куда-нибудь пойдем, выпьем. Вечером, конечно, продолжим, еще и домой возьмем.


Года три-четыре была серьезно одержима алкоголем. Допилась до того, что бутылка перестала помогать, еще более обостряя душевный дискомфорт. Хмель проходил, а страх, неприязнь, обида возвращались в двойном размере. Дома участились скандалы. ­Я уходила, пила на лавочках. Пила одна, пила, идя с работы. Остановиться не могла. Дети говорили: мама, хватит! Им было стыдно даже рядом со мной идти. Они чувствовали запах. Младшая плакала ночами в подушку, переживала. А сколько просили мама, лучшая подруга...


И снова были попытки завязать. Давала себе зарок не пить хотя бы на лавочках, доносить бутылку до дома, не пить среди недели, дожидаться пятницы — тоже не получалось. Удавалось выпить 350 граммов, а не литр, не бутылку.


Пила на свои деньги, никогда не воровала. Лучше не куплю кусок колбасы, куплю водку. Когда заканчивались средства, сдавала бутылки. Пустая тара валялась дома и в гараже — ведь муж тоже пил. Бывало, брала в долг деньги у соседки. Говорила, что на продукты. Алкоголик найдет любой выход — без денег будет пьян всегда.


У меня были подружки, готовые поддержать. Но подружки не спились. После смотрела на них и удивлялась. Они выпьют три-четыре рюмочки и отодвигают в сторону — всё, хватит. Нормальный человек тем и отличается, что может остановиться. Я, как алкоголик, не могу контролировать процесс. Если спиртное попадает в мой организм, включается тяга. Мне нужно еще, и еще, и еще.


Как взять и не пить?


Чувство страха присуще всем алкоголикам. Вставала утром, шла в ванную умываться и смотрела на зеркальный краник, потому что боялась поднять глаза на себя в зеркало.


Помню, однажды собиралась на работу и почувствовала, как мне плохо. Села пить кофе, а оно не лезло. Все тело дрожало, тряслось. Налила стопку и поймала себя на мысли: ведь даже два месяца назад такого не было. Я шла на работу с трясущимися руками, но шла. А сейчас без рюмки никак. Поняла: чтобы выйти из дома и дойти до работы, нужно налить себе этот поганый стакан. И я наливала и шла на работу. Понимала, что со мной что-то происходило. Но как не пить? Особенно когда рядом пьет муж...


Когда стало совсем невыносимо, обратилась к супругу. Опустилась перед ним на колени, плакала и просила: «Прошу тебя, помоги мне, пожалуйста! Я погибаю. Давай бросим пить вместе! Сама с этим не справлюсь».


А он... просто отвернулся к окну и промолчал. У него тогда не было желания бросить, да и сейчас нет.


Про общество анонимных алкоголиков в Гомеле ничего не знала. Однажды ехала на работу с очередного бодуна, все время жевала резинку, потому что из-за перегара страшно рот открыть, смотрела на людей, думала: ну вот люди как люди, а я... И тут увидела в троллейбусе табличку: «Анонимные алкоголики, возможно, вам помогут, если у вас проблемы. Единственное условие: желание бросить пить». Тогда внес­ла их номер себе в мобильник. Однако пришла в группу только через полтора года. Думала: еще немножко попью. Не могла избавиться от чувства страха: как жить без спирт­ного? Как не выпивать на праздниках, на шашлыках, в отпуске? Тогда не представляла.


Духовный спонсор


Все пришло со временем. На встрече анонимных алкоголиков увидела трезвых людей. Они открыто рассказывали о себе, своих пороках, духовном опыте, самоанализе и программе «12 шагов». Первое время просто ходила, слушала, но пить не бросала.


Перед Новым годом в семье разразился скандал, муж разбросал документы, залил их водой, и я решила уйти из дома. Было желание что-то изменить. Пошла в группу в костел и в этот вечер излила душу. Мы — алкоголики — не настолько больны, сколько не выговорены. Раньше очень боялась говорить на собраниях. В тот вечер выложила все, что накопилось годами, мучило меня, тревожило сознание, съедало изнутри.


Потом взяла в помощь духовного спонсора. Это женщина-алкоголик, которая уже прошла путь к трезвости. Она 10 лет в завязке. Очень важный момент — общество анонимных алкоголиков и духовный спонсор помогают человеку, который сам просит о помощи. Нельзя просто так подойти к нетрезвому на улице и сказать: у тебя проблема, идем к нам. Желание бросить пить должно родиться внутри человека.


Сейчас я живу с Богом, у нас, алкоголиков, без этого никуда. Но это не Христос и не Будда. У каждого свой бог, такой, как мы его понимаем. Для меня это воображаемая сила, и только она может мне помочь.


Алкоголики — больные люди. Вместо бутылки должно прийти что-то другое. А я другого ничего не знала, пряталась за нее. На смену пришла духовная жизнь. Пытаюсь стать лучше, чем была вчера, занимаюсь самоанализом. Сейчас могу оставаться трезвой, потому что спокойна в душе.


Рюмка краски на столе


В январе будет пять лет, как живу без алкоголя. Муж до сих пор пьет. Развестись не было желания и нет. Ведь более 30 лет вместе. Семья есть семья, как порвать это? Понимаю, что муж — больной человек. Он катится вниз, а я поднимаюсь вверх. Однако не могу помочь, ведь супруг сам этого не хочет. Первое время пыталась говорить, но бесполезно. Сидит в своем болоте, ему так комфортно. Он боится что-то менять, а главное — признать свою болезнь.


Меня и саму долго мучил вопрос: алкоголик я или нет? Женщине сложнее принять этот диагноз, ведь она жена, мать. Когда читала признаки зависимости, думала: какой кошмар! Сейчас могу спокойно сказать: я — алкоголик, трезвый выздоровевший алкоголик. Однако понимаю, заболевание будет со мной всю жизнь. Оно просто замерло. Если я прекращу всякое движение к духовному росту, общение с единомышленниками и духовным спонсором, постепенно скачусь вниз.


Сейчас могу спокойно находиться в компаниях, где выпивают. Предложения присоединиться и бутылки спиртного на полках в магазине меня не провоцируют. «Вы бы выпили масляную краску? Нет. Так и я водку». Не знаю, что будет завтра, но сегодня я трезвая, алкоголь меня не беспокоит вообще.

Фото носит иллюстративный характер

0 Обсуждение Комментировать