Вверх



За жизнь держись

1659 0 15:15 / 28.01.2012
В калейдоскопе новогодних праздников, которые обычно растягиваются на весь январь, слово «счастье» в наших пожеланиях друг другу звучало наиболее часто. Но что это такое: любовь, удача, красота, деньги? Или все-таки что-то иное?


Несколько лет назад моя подруга получила направление на операцию в онкологический диспансер. Не справившись со страхом и отчаянием, она написала детям на всякий случай прощальное письмо-завещание: опухоль оставляла мало надежды на будущее. И мир, еще вчера такой благосклонный и щедрый на земные радости, стал черно-белым и чужим, словно отгородившись от нее больничными стенами. Там, еще в коридоре, сидя в очереди на прием к врачу, она цепенела от страха вместе с остальными. Люди, не глядя друг на друга и не разговаривая, по­грузившись в свои глубины, обреченно молчали.

А потом она ехала обратно: диагноз не подтвердился, ее отпустили домой. Можно было возвращаться в прежнюю жизнь: проверять школьные тетради, сидеть по выходным за старенькой швейной машиной, варить по утрам кофе. А еще растить на даче любимые помидоры, вязать сыну свитер, мыть по субботам мятной водой полы и каждый день колдовать над борщом. Ждать весны, потом лета с отпуском, потом шуршащего осеннего листопада и первого снега, хруст которого под ногами почему-то всякий раз возвращал ее в детство. И еще, еще, еще... Все эти мысли яростным цветным водопадом обрушились на нее сразу за больничным порогом, заставив сердце стучать сильнее.

На улице в тот день мела февральская поземка, но стояла оттепель, под ногами чавкала снежная каша. Зима еще не собиралась уходить, но в замочную скважину расхлябанной двери уже подглядывала нетерпеливая весна. И у нее вдруг закружилась голова от резких запахов отсыревшего забора, чуть протаявшей земли на клумбе: в душе играли ангелы на волшебной флейте. В битком набитом троллейбусе она безотрывно смотрела в залепленное снегом окно и безотчетно улыбалась, словно выиграла в лотерею миллион долларов.

Она выиграла больше — жизнь.

Конечно, сумасшедшее чувство радости со временем растворилось в буднях. А потом и вовсе растерялось. Но та дорога обратно стала для нее чертой, которая условно разделила жизнь на «до» и «после». И теперь, если вдруг наваливается тоска или берут в плен невеселые мысли, она вспоминает свое возвращение из больницы. И все становится на свои места. Вот это воспоминание срабатывает как самое сильное и стимулирующее к жизни лекарство.

Иногда мы с ней говорим о потрясениях, которые сильно встряхивают человека. Бывает так, что одних они раздавливают или ломают, у других со временем отзываются душевными срывами, третьих, заставляя по-новому смотреть на себя и окружающий мир, делают мудрее. Не стоит жить вчерашними бедами или бояться завтрашних неприятностей, надо жить сегодня и здесь. И ценить в жизни главное — здоровье, благополучие родных и близких, своих друзей, работу. Но можно все в жизни иметь и чувствовать себя несчастным, постоянно ныть и жаловаться. Или завидовать тому, у кого лучше квартира, машина или шуба. А можно иначе: радоваться возможности дышать, двигаться, просто видеть мир, встречаться с хорошими людьми, добрым словом и делом участвуя в их жизни. Все-таки действительно, счастлив не тот, кто имеет, а тот, кому хватает. И если иметь почему-то не получается (может быть, просто не дано), остается довольствоваться тем, что есть, и учиться ему радоваться.

А еще очень важно в веренице будней не потерять память об ощущении счастья. Мир так устроен, что это чувство долго не задерживается. Дрогнет малиновым звоном колокольчика в груди или толкнет сгустком крови на виске: вот оно, счастливое мгновение! А завтра уже ничего нет, пришедший день расставил другие акценты. Но когда ты знаешь, что придет новая волна счастья, ты ее помнишь и ждешь. И с каждым прожитым годом память о таких мгновениях становится все важнее. Хотя вряд ли стоит ждать, что радостными воспоминаниями наша заветная шкатулка будет пополняться сама по себе, без всяких усилий. Придется напрягаться, экспериментировать и работать — над собой, для себя и для тех, кто рядом и дорог.
В новогодние праздники, провожая старый год, каждый поневоле оглядывался назад. В прошлом остались радости, огорчения и потери. Возможно, их досталось кому-то больше, чем другим. Но когда есть возможность вспоминать и загадывать на будущее — это уже неплохо. Точнее, хорошо. Даже замечательно! Пока человек есть в этом мире, время надеяться и верить, браться за самые безнадежные дела и опять начинать все сначала, творить, ошибаться, получать удовольствие и дарить радость другим. Разве это не счастье?

В мире существуют сотни его рецептов, но для каждого в разное время оно разное. Действительно, это счастье, когда тебя понимают. И принимают таким, какой ты есть. Счастье, когда хочется идти на работу, а после нее с радостью бежать домой. Когда тебя любят и любишь ты, пусть даже безответно. Когда где-то далеко за полем или лесом светит окно родительской хаты. Когда здоровы и успешны дети. Или когда не знаешь, сколько стоят в аптеке лекарства...

Можно еще долго перечислять формулы многоликого счастья. И все они будут правильными. Но самое емкое его определение услышала как-то во время предновогоднего опроса на улице. «Счастье — это когда у человека есть жизнь», — не по годам рассудительно заявила то ли шестиклассница, то ли семиклассница. Еще совсем зеленая девчушка. А вот сумела так точно оценить самое главное.

Вспоминаю эти слова, когда встречаю у подъезда мужчину в инвалидной коляске, тоскливо следящего за людьми, муравьями разбегающимися по своим делам, молодого человека в темных очках, который медленно передвигается по тротуару с палкой. А также одного из героев моей давней публикации, постояльца Копаткевичского дома-интерната. «За жизнь держись», — часто повторял дед, рассказывая о своей судьбе и о постылом одиночестве. Заброшенный детьми, безногий, перешагнув 80-летний рубеж, он сам прибился в казенные стены. И присмотрел там себе спутницу жизни — такую же одинокую неприкаянную старушку. Как порядочный жених, «оформил отношения», даже перестал ругаться матом. Молодоженам выделили комнату в интернате.

Что для них счастье? Жизнь почти прожита, наступает немощная старость, у обоих горький осадок от предательства самых близких людей на свете — собственных детей. Но на склоне лет в казенных стенах затеплилось домашним светом их окошко. Теперь, встречая новый день, они могут сказать друг другу «доброе утро». Или просто рассказать об увиденном сне. А потом ковылять вместе, помогая один одному, в столовую на обед. Держись за жизнь — лучше здесь и не скажешь.

А напоследок такой пример. Как-то одна ветковская старушка из старообрядцев, готовясь к смерти, заказала у местного умельца себе гроб. Опять же из-за материнской заботы «не обременять детей после своего ухода». Прошел десяток лет, а она помирать не собирается, живет себе и здравствует. Гроб в сарае пылится и старится. Вот мастер и подшутил как-то над бабушкой.

— А куда спешить, милок? — не растерялась та. — Еще никто не знает, как на том свете. А здесь красуйся себе, своевольничай.

Красоваться — извечное женское стремление обустраивать свой быт и дом, самой прихорашиваться. И не только в молодости, это важно и в старости. Это радость, удовольствие. Своевольничать — делать выбор, не подчиняться кому-то, а поступать так, как ты хочешь. И пока есть такая возможность — люди, будьте счастливы!
Фото Вячеслава Суходольского

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...