Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх


Кукушки

1111 0 23:13 / 24.01.2008
Звонкими, отличительными именами нарекли своих детей молодые родители — Мирославой, Александрой и Анастасией. Три лапушки-дочки с разницей в возрасте в два года росли крепенькими и здоровенькими. Жить бы да радоваться папе с мамой, глядя на своих девчушек-хохотушек. Да вот только совсем другие жизненные приоритеты были у них в почете.
Когда старшей исполнилось четыре годика, а младшая еле переступила свой годовалый рубеж, отец попал в тюрьму. Все заботы по воспитанию девочек в полной мере теперь легли на плечи мамы. Но не тут-то было. И до этого не отличаясь особой нравственностью и не утруждая себя заботами о детях, молодая женщина и вовсе начала вести праздную, разгульную жизнь. Маленькие девочки часто оставались одни — голодные, в нетопленом доме, изо всех своих сил поддерживая друг друга. Правда, была у девочек бабушка, которая, как могла, помогала внучкам. Но разве в состоянии пожилая женщина взвалить на свои плечи все проблемы, связанные с маленькими детьми? Ни увещевания со стороны органов опеки, ни грозные предупреждения органов исполнительной власти не подействовали на бестолковую маму и в мае 2003 года она была лишена родительских прав.
Вся надежда теперь была только на отца, который к тому времени вернулся из мест заключения. Но, увы, печальная картина открылась методисту райотдела по охране детства при очередном обследовании этой семьи. В десять часов утра отец семейства и его сожительница еще спали. Дети были предоставлены сами себе. В доме — тяжелый, спертый воздух, в комнатах — запустение и грязь. А проснувшийся отец, так и не соизволивший встать с постели, лишь зло бросил: “Да забирайте вы их куда хотите!” И спустя время, после лишения родительских прав и отца семейства, Мирослава и Александра были определены в Мозырский дошкольный детский дом, а маленькая Анастасия — в опекунскую семью...
— Подобная картина — далеко не единичный случай в нашем районе, — с болью в голосе рассказывает председатель суда Хойникского района Людмила Зиновьевна Дембов-ская. — И что самое печальное, родителей-кукушек, с легкостью подбрасывающих своих детей на воспитание государству, с каждым годом становится все больше. Если десяток лет тому назад мы лишали родительских прав в год одну-две семьи, то теперь эта цифра значительно выросла. И только за девять месяцев года нынешнего районным судом было рассмотрено десять таких дел.
Подумать только, сколько искореженных детских судеб, сколько дет-ской обиды и горечи! Ведь порой ребенку непонятно, почему взрослые люди лишают его общения с папой или мамой и помещают в интернат. Ведь для его родители все равно самые лучшие. Так-то оно так, но разве может быть оправдание родителям, дети которых, к примеру, чтобы выжить, собирают на поле мерзлую картошку. К сожалению, и такой случай был зафиксирован в Хойникском районе. И все же лишение родительских прав — последняя мера. К ней прибегают, когда никакие увещевания и уговоры не помогают, а дети уже сами ищут спасения от холода и голода, от родительских избиений и истязаний...
“Я прошу суд лишить родитель-ских прав моего отца. Он никогда не выполнял своих родительских обязанностей по отношению ко мне. Со мной никогда не общался, не навещал меня. Алиментов никогда не платил, никакой материальной поддержки не оказывал”. Такие горькие строчки были написаны парнишкой-восьмиклассником, который отчаялся увидеть рядом с собой отца и мужчину в одном лице. Кстати, как выяснилось в суде, своего 14-летнего сына отец видел только... четыре раза. А вот строчки из еще одного заявления, адресованного в суд: “Прошу лишить мою мать материнства, так как она пьет и не смотрит за нами...”
По свидетельству Людмилы Дембовской, именно пьянство является основной причиной лишения родительских прав как матерей, так и отцов. Как это произошло в семье жителей деревни Храпков. В 1995 году в этот дом пришла беда — умер отец, оставив на руках жены двоих маленьких детей. Но вовсе не о детях думала молодая женщина. “Зеленый змий” убил в ней не только материнские чувства, но и все, что присуще каждой нормальной женщине. Чтобы уберечь детей от холода и голода, к горе-матери была применена последняя мера — лишение родительских прав. “Я виновата. Так случилось в жизни, что теперь их не воспитываю. Когда я не пью, состояние в доме хорошее. Пыталась лечиться, но сорвалась. Собираюсь устроиться на работу и буду стараться восстановиться в родительских правах...” — таковыми были материнские слова, когда она на какой-то миг поняла, что детей рядом с ней уже не будет.
— Но особо обольщаться не следует, — комментирует ситуацию председатель районного суда. — Как правило, эти личности вовсе не сожалеют о том, что у них отнимают детей. Наоборот, теперь у них “развязаны” руки. И никто не станет упрекать, что их дети воспитываются в нищете, голоде и холоде. А сожалеют они, зачастую, лишь о том, что вместе с детьми из дома исчезнет и детское пособие, на которое нерадивые родители в большинстве своем и живут.
Трое деток 1995, 1998 и 1999 годов рождения послал Бог Елене. Послал, да вот только недосмотрел, в чьи руки отдавал. Семья эта, в которой еще проживала и пожилая женщина, бабушка детей, слыла в округе как неблагополучная: пьющая мать, беспорядок в доме, рваные, грязные постели, выбитые стекла, просевшие полы, обваленная печь... “Прошу вас, заберите у меня детей, — такие отчаянные строчки, написанные рукой бабушки обездоленных детей, прочитали в районном суде, — и в дальнейшем я не против лишения родительских прав в отношении моей дочери. Я не могу заниматься их воспитанием и материальным содержанием”. Кстати, основным материальным доходом в этой семье была бабушкина пенсия да детские пособия.
Конечно, забирать детей у биологических родителей — выход не из лучших. Но уродовать и калечить как в прямом, так и переносном смысле маленькие человеческие жизни никому не позволено.
Мал-мала были ребятишки у Оксаны и Василия. Но жизнь у них как-то не складывалась. Оба были не против приложиться к горлышку горькой. В поисках более легкой жизни переехали из районного центра в деревню, где жили родители Василия. Глава семейства вскоре устроился на работу — заведующим фермой, но страсть к спиртному все же одержала верх — более-менее перспективная и оплачиваемая работа вскоре была потеряна, и в доме начались крики, пьянки, скандалы, рукоприкладство. Однажды, доведенный до отчаяния средний сын сбежал из дома и, ночуя на чердаке, обморозил себе ноги. У младшего, 3-летнего, был обнаружен туберкулез, но родители не придавали этому никакого значения. И только после вмешательства милиции и органов опеки ребенок начал проходить соответствующий курс лечения. Били тревогу и педагоги. Финал этой истории более чем печален. В марте нынешнего года Оксана умерла, а отец был лишен родительских прав...
Валентина СЫС
ЧП и криминал
АктивАвто.jpg

Отор.jpg
морозовичи-агро9.jpg
0 Обсуждение Комментировать
АктивАвто.jpg