Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх



"Песняры": Возвращение всерьез и надолго

2958 0 23:13 / 24.01.2008
На протяжении десятилетий ансамбль “Песняры” был музыкальной визитной карточкой Беларуси. Несколько лет назад в коллективе произошел известный раскол, когда от Владимира Мулявина “отпочковались” “Белорусские песняры”. Некоторые бывшие участники легендарного коллектива обосновались в США. На какое-то время “Песняры” вообще исчезли из вида... Поэтому, когда стало известно, что в Гомеле будет выступать Белорусский государственный ансамбль “Песняры”, интересовался у многих: каким составом? Никто не знал. Вот я и решил познакомиться с сегодняшними “Песнярами”, тем более что вернулись они всерьез и надолго. Шефскими концертами перед “силовиками” Гомельщины начался их тур по городам Беларуси, посвященный 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне.
Итак, “Песняры” сегодня это: Вячеслав Шарапов (художественный руководитель, клавишные), Валерий Скорожонок (директор коллектива, вокал), Владимир Мулявин-младший (скрипка), Сергей Шкурдзе (ударные), Роман Козырев (клавишные), Андрей Щитковец (бас-гитара), Александр Камлюк (соло-гитара), Олег Железняков (гитара, вокал), звукорежиссеры Иван Коптюг и Дмитрий Янченко.
— Кто организовал всебелорусский тур с шефскими концертами? — с этого вопроса начался мой разговор с песнярами.
Шарапов: — Мы очень дружим с силовыми структурами России, Украины и Беларуси. Это была их инициатива: дать концерты для работников МВД, других силовых структур, прокуратуры.
— На этих концертах у вас какой-нибудь особый репертуар? Каково соотношение старых известных и новых песен?
Шарапов: — У нас определена универсальная концертная программа — доля старых и новых песен в разумном сочетании. Обычно на радио и телевидении просят новый материал, на концертах люди хотят слушать старые песни. А сегодня будем петь то, что захотят сами зрители, мы у них спросим.
— Кроме вас, Вячеслав, кто пишет новые песни для “Песняров”?
Шарапов: — Продолжает писать Игорь Лученок, берем некоторые песни, написанные песнярами раньше, например, Игоря Полеводы “Драники”. Она у нас звучит как новая.
Скорожонок: — Много материала присылают молодые. Но пока мы ничего не отобрали, так как песни написаны не в формате “Песняров”.
— Поддерживаете ли вы отношения с песнярами прежних составов?
Шарапов: — Безусловно. У нас добрые отношения с Александром Демешко, Владимиром Николаевым, который принес в коллектив “Вологду”, Владимиром Ткаченко, Аркадием Эскиным, Анатолием Кашепаровым.
Скорожонок: — С Борткевичем раньше дружили, но после того, как нас поставили руководителями, он посчитал себя обиженным и ушел.
— А что Пеня, Дайнеко, Мисевич?
Шарапов: — Это “Белорусские песняры”, которые ушли от Мулявина. Никаких отношений у нас с ними нет. У Владимира Георгиевича по отношению к ним была совершенно четкая позиция. Он говорил, что не знает такого коллектива. И мы, как люди государственные, обязаны так же себя позиционировать. Хотя бы во имя его памяти.
— Новым составом вы работаете второй год, много ли сейчас выступаете?
Шарапов: — Много. Мы были в Прибалтике, Калининграде, Москве, Петербурге, Киеве, проехали все Поволжье, Сибирь, почти всю Украину. В общем, пока не были только на Дальнем Востоке.
— Вы самый известный, как минимум в СНГ, белорусский ансамбль. Каково ваше материальное положение относительно различных социальных категорий наших граждан?
Шарапов: — Естественно, мы находимся в приоритетной группе. На сегодняшний день мы рентабельны, и это самое главное.
— В Европе, США выступали?
Скорожонок: — У нас там пока нет особых интересов. Сейчас нам интересна Россия, российский эфир, рынок. Чтобы не просто вспомнили “Песняров”, потому что не секрет, был период, когда они исчезли, а чтобы “Песняры” заново пришли к молодому поколению. И очень отрадно, что на наших концертах много молодежи. Те, кто раньше не слышал этой музыки, уходят приятно удивленными.
— По поводу освоения российского рынка. У российских продюсеров есть поговорка: “раскрутить" можно и обезьяну. Каково ваше отношение к тому, когда за большие деньги “раскручивают” людей без голоса, музыкального образования, безликих, с однообразными песнями? Их клипы и выступления транслируют по всем телевизионным каналам. Их знают все. А насчет вашей сегодняшней “раскрутки”, то ее практически нет.
Шарапов: — Дело в том, что нам особая “раскрутка” не нужна. “Песняры” — очень известное имя. Интересующаяся серьезной музыкой аудитория знает нас и так. У нас ни одного провального концерта не было, всегда аншлаги. Потом ведь мы работаем не в структуре шоу-бизнеса, как это сегодня понимается. Да и нам всем не очень хочется мелькать на экране вместе с ребятами, имеющими сомнительное отношение к музыке. У нас совершенно иная стезя. Мы работаем в жанре серьезной песни. И планку эту опускать не собираемся. И в хит-парадах участвовать тоже не собираемся. Зачем нам становиться в один ряд с ребятами, которые сегодня пришли, а завтра о них уже никто не вспомнит.
— Где вы нашли молодых музыкантов, влившихся в ваш коллектив?
Скорожонок: — Провели всебелорусский кастинг, в котором приняло участие 56 человек. Ребят отобрали вместе со старыми песнярами, композиторами Леонидом Захлевным и Эдуардом Зарицким.
— На сегодняшний день вам удалось воссоздать голосовое, инструментальное звучание “Песняров” золотого состава конца 70-х годов, которых любили больше всего?
Шарапов: — Музыканты считают, что да. Зрители, думаю, тоже. Говорят, что нам как раз удалось возродить прежнее звучание. Просто оно стало более современным, плотным.
Скорожонок: — Даже звукорежиссер “Белорусских песняров” это заметил, а он долгое время работал с самим Мулявиным. Тем более что звукорежиссеры — самые предвзятые, придирчивые слушатели.
Шарапов: — Мы хотим развиваться. Потому что эта традиция хороша не только тем, что живуча, но и тем, что имеет способность, тенденцию к развитию. Возьми песняровскую “пачку” (вокальный аккорд), положи ее на какой-то современный риф, и она зазвучит. Спой ее и без сопровождения — она за-звучит. Это приобретенный голос народа, сконцентрированный. Эта манера очень близка к народному пению, поэтому и живуча.
— Валерий и Вячеслав, как и ваши предшественники, вы тоже не вечно будете в “Песнярах”. Воспитываете ли новую смену? Сколько лет может просуществовать коллектив и оставите ли вы после себя таких же “Песняров”?
Шарапов: — Мы для этого и поставлены государством, чтобы больше имя “Песняров” не трепалось в прессе, чтобы была преемственность, готовились новые поколения музыкантов, чтобы никто это не смог приватизировать. Пока искусство не приватизировано, оно относительно вечно. Найти хороших музыкантов, которые смогли бы это дело продолжить, нет никаких проблем. Потому что песняровская музыка у наших людей в крови. Кстати, наш клавишник Роман Козырев — ваш земляк, гомельчанин. В будущем он будет выполнять функции музыкального руководителя, мы его к этому готовим, хоть до пенсии нам и далековато. Вводим его в курс дела, и это у него получается.
— Теперь слово молодым. Владимир Мулявин, для вас, как для сына Владимира Георгиевича, чем являются сегодняшнее существование “Песняров” и ваша работа в них?
— Это очень ответственный шаг, это продолжение того дела, которому свою жизнь посвятил отец. Поэтому на меня легла большая ответственность.
Скорожонок: — Отец мечтал видеть его на сцене, мы для этого много усилий приложили.
Мулявин: — Теперь мне жаль, что этого не произошло раньше, когда отец был жив. У меня была своя жизнь, занимался классикой, играл в камерном оркестре, жил и работал в Германии.
— От отца талант писать песни вам передался?
— Песни я не писал, просто музыку.
— Роман Козырев, какие были ощущения, когда вас приняли работать в “Песняры”?
— Сперва я обострил все свои сенсорные способности и впитывал в себя все, что творилось у нас в студии, на репетициях и на записях. Вливался в творческий процесс, пытался перенять стиль, слушал все записи “Песняров”, чтобы понять, как работать.
— Попасть в “Песняры” — это все равно, что сразу стать генералом. Только пришел и ты уже известный человек...
— Да, но это больше касается вокалистов, людей, которые на первом плане.
— Спрошу по-другому. Чувства гордости, когда вас взяли в коллектив, не испытали?
— Конечно, испытал. В первую очередь от того, что твой профессиональный базис востребован в самом лучшем в Беларуси коллективе. Это очень почетно.
— На сегодняшний день к вам пришло осознание ответственности за то, что вы в “Песнярах”?
— Оно было с самого начала.
— Тяжело работать?
— Как музыканту — не тяжело, это удовольствие. Тяжело бывает на гастролях: переезды, гостиницы и т. д. Но в целом работа идет в удовольствие. На душе спокойствие от того, что ты нужен. Все остальное — это легкий шлейф. Главное, что мы на сцене, главное, что мы востребованы.
Игорь ЖУРБИН
ЧП и криминал
АктивАвто.jpg

Отор.jpg
морозовичи-агро9.jpg
0 Обсуждение Комментировать
АктивАвто.jpg