Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх



Дом, где разрушаются сердца

1356 0 23:14 / 24.01.2008
Не секрет, что кровавые разборки в семейном кругу, к сожалению, не ред-кость в нашей жизни, и развиваются они обычно по похожему сценарию: пьянка, внезапная ссора, выяснение отношений. В результате увечье или того хуже — смерть кого-то из участников таких разборок. Криминальная хроника изобилует фактами семейного насилия и даже убийств. К примеру, муж нанес жене тяжкие телесные повреждения, жена в пылу гнева вонзила нож в сердце мужа… Но какие причины оправдывают хладнокровное и без-жалостное желание смерти близкому человеку? Впрочем, не всегда даже член семьи может быть по-настоящему близким с живущими под одной крышей. Еще и поэтому особое место в группе “семейных” преступлений занимают те, участниками которых оказываются не родные люди. Так слу-чилось и в семье семнадцатилетнего жителя деревни Барбаров Мозырского района Сергея Прохоренко.
В деревне, где жизнь практически каждой семьи на виду у односельчан, эта семья была далеко не благополучной. Отец парня, первый муж его матери, порядочностью и здравым смыслом не отличался. Драчун и пьяница, он был осужден, но тюрьма впрок ему не пошла. Бестолково жил и также глупо по-гиб. Лет десять назад мама нашла себе другого мужчину. Не местного. Ва-силий Боковец приехал к родственникам с Украины. В отцы мальчику он вряд ли годился — не было между ними не то чтобы дружбы, но даже хоро-ших отношений. Сожитель в прямом смысле слова оказался равнодушным и к новой семье, и к женщине, с которой совместно проживал. Любитель вы-пить и подебоширить, он не имел постоянной работы, а последнее время и вовсе не обременял себя ее поисками. В семье между тем появилось еще двое маленьких детей. В общем, и со вторым мужем, хотя их отношения официально не были зарегистрированы, жизнь у Светланы не заладилась. Они то и дело сходились и расходились. Нередко после очередного семей-ного скандала женщина с детьми уходила пожить к своему отцу. Тот, к сло-ву, тоже нового зятя на дух не переносил.
И было от чего. Так называемый отчим Сергея позволял себе многое — скандалил в семье, избивал сожительницу. А паренек, судя по всему, глубо-ко переживал это, не чувствуя в себе сил по-мужски защитить ее от обид-чика. Но, живя в таких условиях, он тоже мало-помалу впитывал в себя по-роки, которых не терпел в отчиме. Возможно, еще и отцовские гены сдела-ли свое недоброе дело, и он рано пристрастился к выпивке. По этой причи-не даже состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних.
Однако не все так плохо было в этом парне. Поступил в Мозырский поли-техникум. По отзывам педагогов, в учебе успевал, спортом занимался. Не-плохо характеризовала Сергея и председатель Барбаровского сельсовета Галина Михайловна Деркач: “Неглупый парень, стихи писал, участвовал в самодеятельности. Когда проходила спартакиада между сельсоветами, был одним из самых активных ее участников. Жаль только, выпить любил. Но, видно, не одно только это искалечило ему судьбу”.
Как неурядицы в семейном очаге действовали на неокрепшую психику пар-ня, как чувствовал себя он, едва вышедший из подросткового возраста — этого никто не знал. Наверное, Сергей, как и множество других его ровес-ников, жил, как в осажденном лагере, был готов и стремился к нападению, как лучшему способу защиты. И уже созрел для того, чтобы решиться на крайний шаг. Пошел на него под воздействием алкоголя. В тот злополучный день он приехал на выходные из города домой. Как после рассказывал сле-дователю, выпил двести граммов самогона, а немного погодя добавил еще. Не помнит, как пришел в дом к отчиму (они с матерью в то время после очередной ссоры жили отдельно). Светлана видела, как сын побежал в сто-рону дома Боковца и, словно предчувствуя недоброе, бросилась следом за ним.
Во время следствия и на суде Сергей не мог дать вразумительного объяс-нения произошедшему. На большинство вопросов отвечал односложно: “Не помню”. Картину разыгравшейся кровавой драмы удалось полностью вос-становить по показаниям матери и отчима. Вбежав к нему в квартиру, па-рень увидел в комнате топор. Не раздумывая, схватил его и бросился на своего врага, который в тот момент лежал на кровати, никак не ожидая на-падения. Сергей схватил его за одежду, начал трясти и наносить удары по голове обухом топора… Все это проделывал в сильном душевном волнении, о чем свидетельствует тот факт, что он заранее не искал предмета для уда-ров, схватил то, что было рядом. Отчим защищался, и удары, к счастью, приходились по касательной, оставляя не слишком серьезные травмы.
Светлана встретила сына, выходящего из подъезда, со следами крови на одежде. На вопрос “Что случилась?” тот ответил: “Ничего”. Ничего не объ-яснял ей и сожитель, из головы которого на одежду сочилась кровь. Но она уже сама обо всем догадалась. Оказав ему помощь, просила не писать за-явление в милицию. А Сергей после этого еще вернется в квартиру к Бо-ковцу с угрозами осуществить свое намерение лишить его жизни. “Ничего не помню. Все происходило как в тумане”, — снова будет говорить он потом уже в судебном заседании, признавая, однако, свою вину в совершенном преступлении.
Примечательно, что потерпевший просил суд строго не наказывать Сергея: он, мол, его уже простил, и они помирились. Запоздалое прощение. Суд доподлинно установил, что преступление было совершено на почве непри-язненных отношений, с целью лишения жизни другого человека. Обвинение по статье “угроза убийства” было переквалифицировано как покушение на убийство, поскольку действия Прохоренко имели целенаправленный харак-тер, а удары наносились в жизненно важный орган. И лишь сопротивление жертвы помешало обвиняемому довести свои действия до конца. Наказание же по этой статье куда более серьезное. Суд, однако, учел положительные характеристики обвиняемого, то, что тяжкое преступление им совершено впервые, а также просьбу потерпевшего о снисхождении. Смягчающим об-стоятельством оказался и несовершеннолетний возраст Прохоренко, а отяг-чающим то, что преступление он совершил, будучи в нетрезвом состоянии. С учетом всех этих обстоятельств наказание ему назначено в виде реально-го лишения свободы в воспитательной колонии сроком на шесть лет.
Неизвестно пока, какое психологическое воздействие окажет на личность молодого человека случившаяся с ним трагедия и последовавшая за ней судимость, чем аукнется это в его дальнейшей жизни. Как оценивать во всей этой ситуации роль матери, тоже неравнодушной к алкоголю? Одно-сельчане склонны ее больше всех обвинять в случившемся: почти типичная история, когда женщина стремится иметь рядом хоть какого-то мужа, не особо задумываясь, насколько хорошо детям с таким отцом. А по большому счету, ни взрослые, ни дети не были счастливы в родном доме.
Если хоть чуточку обобщить, то трагедия этой семьи — пример того, как но-вые, не лучшие отношения в обществе обрушиваются на традиционные се-мейные устои, ломая и уничтожая их. Для многих, особенно молодых людей, это становится постоянной душевной травмой, способной в конце концов привести к трагедии. Насилие в семье растет. Ростом его, как и ростом преступности в целом, по мнению сотрудников правоохранительных орга-нов, движет падение устоев семьи, обыденные хамство, грубость и — глав-ное — пьянство. По данным отдела статистики Мозырского ГРОВД, за 2004 год в отдел поступило 932 заявления о бытовых семейных конфликтах. За неполные одиннадцать месяцев нынешнего года таких заявлений зареги-стрировано уже более 970. Тяжких же преступлений, по которым были воз-буждены уголовные дела и состоялись судебные процессы, в прошлом году совершено 39. В текущем наблюдается заметный их рост — уже 44, и это не считая тех, по которым уголовные дела по разным причинам были прекра-щены. Шокирует и квалификация подобных преступлений по группам: два убийства, 24 угрозы убийств, 13 истязаний, четыре нанесения тяжких телес-ных повреждений,одно нанесение менее тяжких повреждений...
Любовь ЛОБАН
ЧП и криминал
АктивАвто.jpg

морозовичи-агро9.jpg
0 Обсуждение Комментировать
АктивАвто.jpg