Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх



Ветеранский приют

1514 0 23:12 / 24.01.2008
Пронзительное по своей исповедальности письмо получила я недавно из Копаткевичского дома-интерната для престарелых и инвалидов от героини прежней своей публикации Раисы Ивановны Левченко. 65-летняя женщина, артистка-оптимистка, музыкантша, она ежедневно, словно фронтовая агитбригада в одном лице, дает благотворительные концерты для всех, кому особенно тяжело преодолевать боль, войной нанесенные раны. “Я буду жить для калек, стариков, которые нуждаются во мне. Мы создаем хоровой коллектив инвалидов-колясочников и будем выступать!” — сообщила Алла Ивановна. И своим письмом непроизвольно подсказала адрес очередной командировки.
... В дом-интернат для ветеранов войны и труда “Шубино”, что под Веткой, ведет единственная дорога. Очень грустная, прорезающая заросли соснового леса. Когда мы появляемся в холле вместе с директором учреждения Александром Иосифовичем Киселем, его обитатели приветливо кланяются, с интересом провожая взглядом меня, нового человека. Гости бывают здесь не так часто, как хотелось бы им, пожилым, измотанным жизненными невзгодами и болезнями людям.
Из 120 живущих в Шубино 11 — инвалиды и участники Великой Отечественной войны. У каждого за плечами большая жизнь, богатая на даты. Семнадцатилетним пареньком встретил войну Иван Кондратович Целуйко, уроженец деревни Целуйки Брагинского района. А на фронт отправляться ему довелось в 1943-м с Урала. Старшина роты минометчиков был тяжело ранен под украинскими Черкассами. Жизнь не пощадила этого человека, послав ему испытания и после войны: сгорел дом на Брагинщине, сгорели фронтовые награды медаль “За отвагу”, орден Славы третьей степени. Умерла жена.
“Я простой солдат, пехота, что прошел — еще охота...”, — говорит о себе гомельчанин Владимир Михайлович Кругликов. Нрав юмориста, балагура помогал ему выжить и после тяжелого осколочного ранения в декабре сорок третьего. Участник освобождения Беларуси, награжден орденом Отечественной войны первой степени, медалью маршала Жукова...
Ах, Шурка, Шурка... До чего ж боевая, задиристая росла девчонка-сиротинушка на Ветковщине, в деревне Акшинка! Невысокая ростом, но очень проворная, смекалистая. В сорок третьем, когда освободили Гомель, ей шел двадцать первый год. Призвали в армию, и пошла девчонка мосты и дороги восстанавливать, разрушенные войной. После прохода танков самые лучшие магистрали в месиво превращались. Трудовой свой путь Саша Баранова начала под Брестом, закончила в Познани. Горя человеческого насмотрелась столько, что свое не страшило уже. Тифом дважды переболела, но выжила. После войны вернулась в родную деревню, дочь-красавицу вырастила. Да укатила ее Маша вслед за мужем в дальнее зарубежье, денежные переводы стала маме присылать. Нашлись нелюди, подкараулили бабушку-пенсионерку, возвращающуюся с пенсией и деньгами от дочери. Ударом по голове с ног сшибли. Долго не могла прийти в себя старушка. Потом за благо сочла поселиться в доме-интернате. “Дочка зовет к себе, но я своей земли не брошу”, — говорит Александра Петровна, и в глазах ее блестит слеза.
Нелли Павловна Прохоренко — уроженка деревни Новониколаевка на Брянщине. Работая медсестрой в одном из госпиталей в Бежице, она получила в начале войны повестку в военкомат. И понесла ее судьба фронтовыми дорогами, вписав в биографию и одно из жесточайших сражений за Сталинград. Скольким раненым спасла тогда жизнь хрупкая сестричка, работая вместе с военврачами в самых непредсказуемых условиях, рискуя жизнью. А теперь коротает век 82-летняя бабушка здесь, “на второй родине”.
... Он выделяется своей сдержанностью, спокойствием. Почему-то сразу я определила, что Алексей Евменович Цитриков — педагог. На Буда-Кошелевщине этого человека знают и помнят как директора Шарибовской восьмилетней школы. А в Великую Отечественную был он в пехоте, освобождая Беларусь, Польшу, награжден медалью “За взятие Кенигсберга”. Горе преследовало семью: похоронили с женой малолетних сына и дочь. А сейчас Алексей Евменович вообще один как перст остался. Правда, в Ветке есть у него племянник, который не забывает дядю. Да и сам бывший пехотинец наведывается в гости. Причем пешком идет в райцентр и обратно. Знает все окрестности Шубино.
Их мучают бессонница, давние раны и мысли о пережитом. Многие уже теряются, путая даты и события. Но все ветераны просили подчеркнуть, что в доме-интернате им хорошо. “Здорово, что для нас нашли такой выход... Куда же деваться одиноким?” — чуть ли не хором говорили мои собеседники. Ветераны Великой Отечественной, все люди с особыми заслугами перед государством, получают на руки 25 процентов своей пенсии, иные — 10 процентов. Все остальное — “в общий котел”. Однако какой бы относительно высокой ни была пенсия, средств этих едва хватило бы на обеспечение 5—6-дневного существования. Так что поддержка государства весьма солидная. Бабушки и дедушки мне прямо говорили, что дома о таком питании и не помышляли.
Уже третий год у “Шубино” новый хозяин — Александр Иосифович Кисель, немало поработавший на ниве сельского хозяйства в Лельчицком районе и на Ветковщине. Этот опыт помогает и в ведении дел на местном “подворье”. Есть свой свинарник на 50 голов, теплица на 400 квадратных метров, пчелопасека. В прошлом году распахали еще полтора гектара земли на лугу, чтобы выращивать капусту, кабачки, морковь, свеклу и другие овощи. Все делается с заботой об обитателях дома-интерната, чтобы разнообразить их питание, иметь надежные запасы на зиму. К примеру, в прошлом сезоне каждый получил по полкилограмма меда, а нынче надеются, что будет не менее чем по килограмму.
Дому-интернату уже более 20 лет. Здание требует капитального ремонта, поэтапно многое сделано. К помещению столовой пристроили веранду, и теперь здесь уютнее и теплее. Да и получилась солидная площадка, где можно организовать послеобеденный досуг, сразиться в шашки и шахматы, почитать газеты. Появился в “Шубино” и свой бильярдный зал.
К минувшей зиме поменяли 155 окон и дверей в главном корпусе — и в жилых комнатах стало намного теплее. Теперь в планах директора начать их ремонт. Возможно, кто-то из спонсоров откликнется и поможет в обновлении жилья стариков, ремонте прачечной? Нельзя не поддержать и еще одну задумку А. И. Киселя — о строительстве бани. Это жизненная необходимость, еще одна деталь, создающая ощущение дома.
Заметно улучшилась (благодаря содействию руководства комитета по труду и социальной защите облисполкома) и медицинская база дома-интерната. Старики в любое время суток могут получить нужную помощь. При необходимости помещаются в районную больницу, проходят курс лечения в госпитале инвалидов войны. Но в доме-интернате есть особый контингент — 45 лежачих бабушек и дедушек, которым ежедневно необходимы памперсы. Так что если кто может помочь, откликнитесь, пожалуйста!
В день моего приезда в “Шубино” готовились к встрече очередной группы волонтеров из Германии. Представители этой страны, бывая здесь, не забывают о своих обещаниях и подсобляют, чем могут. Не так давно привезли стиральную машину за четыре тысячи евро. А. И. Кисель благодарил также от всей души коллективы РУП “Гомельтранснефть “Дружба” (директор А. А. Костюченко), ПМК-93 г. Ветки (начальник
В. А. Шрамов), начальника областного управления по надзору за рациональным использованием топливно-энергетических ресурсов Л. В. Шенца за помощь.
... Выйдя из дома-интерната, не можешь не залюбоваться красотой местных пейзажей. Именно здесь в 1943-м начинались исторические бои за освобождение Гомеля от немецко-фашистских захватчиков. Хочется, чтобы старикам, занесенным сюда ветрами судьбы из различных регионов прежде единой страны, было как можно комфортнее и светлее. И это в немалой степени зависит от нашего внимания к ним. Не сочтите за труд, вспомните, кто из вашего коллектива волей судьбы занесен в этот или другие дома-интернаты, навестите этих людей, подарите им минуты общения!
ЧП и криминал
АктивАвто.jpg

морозовичи-агро9.jpg
0 Обсуждение Комментировать
АктивАвто.jpg