Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Баннер на сайт 816х197.jpg


Доколе школе “штормить”? Пора бы лучше учить!

1465 0 12:00 / 02.08.2008
По официальным данным, в Беларуси не менее 70% выпускников школ, поступающих в высшие учебные заведения, готовятся к централизованному тестированию с помощью репетиторов. Значит ли это, что современная школа не способна дать ребенку хорошие знания? Тогда о какой же “перегрузке” учащихся идет речь?

Вступительная истерия
Скажу сразу, о школе, которую окончила 13 лет назад, у меня остались самые светлые воспоминания. Причем это была школа с углубленным изучением немецкого языка. Ежедневно приходилось проводить за партой не меньше часов, чем сегодняшним учащимся: немецкий язык и литература, технический перевод, пять часов русского, белорусский, математика и все-все дисциплины в полном объеме без всяких поблажек. А после занятий подготовка к школьным праздникам, танцевальный кружок. Затем — многочисленные домашние задания, до позднего вечера, конечно. И, знаете, ни я, ни мои одноклассники не чувствовали себя перегруженными, больными и несчастными. Спокойно поступили в институты и университеты с багажом знаний, полученных в школе. И наша классная уверена, что с тем же тестом по русскому языку, который сдавали нынешние абитуриенты, практически любой из нашего 11 “Б” справился бы тогда с легкостью и без всяких репетиторов.
А что сейчас? Каждый год в период вступительной кампании приходится наблюдать всеобщую истерию абитуриентов, родителей, учителей. Первые, будучи, видимо, неуверенными в своих знаниях, боятся тестов как огня. Вторые опасаются, что любимое чадо не поступит в вуз и “жизнь пойдет под откос”, ведь “без корки ты сегодня не человек”. Третьи волнуются, чтобы ученики не получили на вступительных испытаниях намного меньше баллов, чем в школьном аттестате, и опять же не пролетели мимо вуза. Ведь тогда “вся их работа насмарку”. Цель у многих нынешних абитуриентов — хочу быть студентом в Минске. Где и кем — безразлично. И в последний день приема документов начинается их перемещение из одного вуза в другой. Не прошедшие по конкурсу в медуниверситет бегут, к примеру, в педагогический… И такие “перебежчики” занимают места ребят, действительно мечтающих о работе учителя.
Нынче полным ходом идет реформа школьного образования. Но давно очевидно, что нужно менять не форму обучения, а содержание. Школа прежде всего должна давать знания. Ну перешли на 10-балльную систему оценки. И что изменилось? Каждый год решают, как школьникам подписывать тетради. Но опять же что это меняет? Школьная программа составлена весьма “оригинально”. Ребенок изучает строение колоска, но не знает основные зерновые культуры. Изучает уравнения с двумя неизвестными, но получает минус балл за то, что не отступил нужное количество клеток от красного поля. В пятом классе пять(!) часов отводится на изучение… сказки. В учебнике подробнейше описываются сюжет, композиция, субъекты и объекты действия. Такое ощущение, что пятиклашек готовят стать андерсенами. Но не понятно, почему в 11-м классе на изучение русского языка дается всего один час в неделю, а на физику и математику — по три, историю, биологию и химию — по два часа? Ведь язык (русский или белорусский) учащиеся обязательно сдают на централизованном тестировании. А два других предмета — в зависимости от выбранной профессии. Тестирование ввели, а программа обучения осталась прежней.
— В школах обязательно выделяется время на подготовку к централизованному тестированию. Если нужно, учителю дается и два часа на тот же русский язык. Другое дело, что не все учащиеся хотят ходить на дополнительные занятия, — объясняет директор гимназии бизнеса и права № 51 г. Гомеля Александр Пахучий. — Многие родители не понимают, что их дети способны и в рамках школьной программы успешно подготовиться к тестированию. Должна быть, конечно, хорошая база, а значит, учиться нужно не только два последних года, а все одиннадцать. А если “зарабатывал” пробелы в знаниях еще с пятого класса и не восполнял их до 11-го, то никакой репетитор тебя не спасет. Да и не все они могут должным образом подготовить абитуриента к вступительным испытаниям. Попросту берут деньги и без всяких гарантий на успех. Если правильно и грамотно построить учебный процесс в школе, то в репетиторах не возникнет надобности. Существующая у нас в республике форма репетиторства, мне кажется, пагубно влияет и на детей, и на родителей, и на самих педагогов. Но если бы зарплата учителей была высокой, ничто не толкало бы их на подобное занятие. Согласен, не в каждом учебном заведении есть квалифицированные специалисты, которые способны хорошо подготовить выпускника. Мы избавляемся от педагогов, которые работают без души. Хотя и у нас учителя занимаются репетиторством.
Согласен педагог и с тем, что учебные программы оказались не совсем подготовленными к такой форме оценки знаний, как централизованное тестирование. По мнению многих специалистов, недопустимо использовать тесты как единственный элемент экзаменационного контроля знаний. Особенно это касается гуманитарных дисциплин. Разве, обводя ответы заданий, может абитуриент показать уровень своего интеллекта, эрудицию, умение грамотно излагать свои мысли? Конечно, ЦТ — это попытка избавиться от коррупции в вузах, сделать вступительную кампанию более прозрачной, дать всем абитуриентам равные шансы стать студентами. Но вопросы тестов очень сложные, часто выходят за рамки школьной программы. Как признают специалисты, это делается с целью массового отсева испытуемых. И чтобы хорошо подготовиться к ЦТ, одиннадцатиклассники прибегают к помощи репетиторов. За один час те берут в зависимости от предмета и собственной квалификации до 10 долларов. Занимаешься, скажем, раз в неделю. Следовательно, сколько платишь в месяц, в год — подсчитать не сложно. А если репетиторы помогают по всем трем предметам? Естественно, далеко не у каждого родителя найдется такая сумма денег на подготовку ребенка к поступлению в вуз. Это в большей мере касается сельских школьников. Вот вам и равные шансы.
Теперь же стоит задача упростить задания тестов. Это, конечно, искоренит истерию при подготовке к вступительной кампании.
— Но в итоге средний балл для поступления в вузы вырастет, потому что большее число абитуриентов сможет набрать достаточное количество баллов для участия в конкурсе на зачисление в вуз, — уверен Александр Пахучий. — Кто раньше сдавал на 30, будет получать 50 — 70 баллов, а некоторые и все 100. И весь этот поток хлынет в вузы. Конкуренция только возрастет. Но высшие учебные заведения ведь не резиновые.
Уж если у нас основная форма оценки знаний при поступлении — тестирование, то, конечно, и программу школьную нужно соответственно корректировать. Тогда необходимость в репетиторстве отпадет. В этом году никто из выпускников гимназии не выбрал выпускной экзамен по белорусскому языку, все предпочли русский. Поэтому здесь больше внимания уделили этому предмету. Администрация школ должна учитывать такие моменты и соответственно строить работу. Сейчас все школы оснащены компьютерной техникой, существует множество программ подготовки к тестированию. Гимназия оказывает в этой связи платные услуги. На этих факультативах предметы изучаются углубленно. Вот вам и подготовка к ЦТ. И не нужно платить большие деньги репетиторам.
Кстати, заместитель начальника управления образования облисполкома Лидия Категова видит решение проблемы с репетиторством именно в создании при учебных заведениях таких курсов. Они уже действуют при Гомельском областном лицее, педагогическом колледже, в некоторых других учреждениях образования. По ее мнению, школа в полной мере готовит учащихся к тестированию. В течение года четыре раза школьники сдают тесты с заданиями прошлого года, в такой форме также проверяют знания по некоторым дисциплинам.

Не даром преподаватели время со мною тратили
И все-таки выпускники предпочитают платить деньги репетиторам, видимо, считая полученные в школе знания недостаточными. Причем часто в роли репетитора выступает все тот же школьный учитель. Зачем ему выкладываться на уроке и наполнять учащегося знаниями, ведь тот же потом не придет на дополнительное индивидуальное занятие и не заплатит деньги? Это стало очевидным после беседы с репетитором. Обзвонив энное количество педагогов по рекламным объявлениям, наконец нашла человека, согласившегося откровенно поговорить и о своей нелегальной репетиторской деятельности, и о несовершенстве системы образования. Лариса (по понятным причинам фамилии не называем) работает в одной из гомельских школ, а все свободное время занимается с выпускниками. Слава о ней как о профессионале, видимо, идет хорошая, потому что отбоя от желающих воспользоваться ее услугами нет. Даже “подкидывает” клиентов своим коллегам. Все выходные и вечера отданы занятиям с выпускниками. Уже на следующий учебный год очередь образовалась.
— Я имею первую категорию, хотя работаю в школе почти 15 лет. И сознательно не хочу получать высшую. Нагрузка сразу возрастет в разы, а оплата — незначительно. Веду одну ставку. Вот последнюю зарплату получила около 400 тысяч рублей. Это с “солидной” премией. Как мне поднимать одной двоих детей? Зачем же в школе выкладываться, если я “доберу” недостающие деньги после уроков? Никогда не думала, что буду вот так рассуждать. Ведь педагогика — мое призвание. Я люблю детей, помню всех своих учеников, особенно за первые годы работы… — рассказывает Лариса.
Увы, так рассуждает не только она. Точное количество нелегально занимающихся репетиторством трудно подсчитать. В прошлом году в вузы Гомельщины поступили 6689 человек, а участвовали в централизованном тестировании около 70 тысяч абитуриентов и, по статистике, процентов 70 из них пользовались услугами репетиторов. Можно только догадываться, какая армия педагогов оказывает эти платные услуги! И какие огромные деньги идут мимо государственной казны! Предположим, из 70 тысяч сдававших тесты абитуриентов примерно 49 тысяч пользовались услугами репетиторов. Они занимались хотя бы раз в неделю в период, скажем, с сентября по июнь. То есть около 36 занятий. И если каждый абитуриент заплатил по 10 долларов, то общая сумма выходит примерно… 17 миллионов 640 тысяч долларов в год.
— По состоянию на 1 января 2008 года на Гомельщине зарегистрировано 42 человека, официально оказывающих репетиторские и другие образовательные услуги, — констатировал первый заместитель начальника инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по Гомельской области Павел Журов. — В результате дополнительной разъяснительной работы эта цифра выросла до 91. Занимающихся нелегально репетиторством выявить практически невозможно. Ведь работа ведется один на один с клиентом. Но мы проводим так называемую “контрольную закупку”. То есть по информации из объявлений или других источников находим репетитора, заключаем договор на оказание услуг и на второй-третий день после того, как выплачиваем определенную сумму денег, составляем материалы проверки. По закону самостоятельная деятельность граждан по оказанию дополнительных услуг населению в сфере образования относится к индивидуальной предпринимательской деятельности и требует обязательной государственной регистрации. Индивидуальные предприниматели, оказывающие репетиторские услуги, являются плательщиками единого налога в размере 20 евро в месяц. А вот за нарушение этого закона можно подвергнуться штрафу в размере от 10 до 50 базовых величин с конфискацией дохода, полученного в результате такой деятельности. Что выгоднее — судите сами. Инспекция обязывает регулярно проводить массово-разъяснительную работу о необходимости государственной регистрации граждан, оказывающих репетиторские услуги, среди педагогов в учреждениях образования. Кроме этого, у нас в Гомеле работает телефон доверия — 74-38-06, и можно сообщить о фактах нарушения закона.
Павел Журов считает, что искоренить это явление можно, во-первых, усовершенствовав систему образования, а, во-вторых, научив граждан налоговой культуре. Ведь чем больше будем платить налогов, тем богаче станет наше государство. Соответственно более достойные условия будут создаваться в той же системе образования, и труд педагогов станет более высокооплачиваемым.
— По большому счету проблема даже не в деньгах, а в том, что в школе работать стало сегодня очень трудно, — продолжает Лариса. — Приходят к нам молодые талантливые педагоги с огромным желанием работать. А у них на детей времени не остается. Завалили отчетами, планами, другой всевозможной писаниной. Такое впечатление, что главное в работе педагога — не научить, а отчитаться. И молодые учителя не выдерживают, уходят из школы. Кто-то оформляет предпринимательство и официально занимается репетиторством, написанием курсовых и контрольных. Даже студенты, пройдя практику в школе, к пятому курсу заявляют, что найдут любую возможность, чтобы в школу — ни ногой.
Директор гимназии бизнеса и права № 51 уверен, что прежде всего задача администрации школы обеспечить молодому талантливому учителю условия для работы, находить возможности материально его стимулировать.
— А бывает, действительно, приходят молодые учителя, не успевают адаптироваться, их максимально загружают, толком ничего не объясняют, заваливают отчетами, — продолжает Александр Пахучий. — Они не выдерживают и уходят, отработав положенное время. К слову, 70 — 80% начинающих педагогов остаются дальше работать в нашей гимназии. А зарплату учителям бесспорно нужно повысить хотя бы раза в полтора.
Получается, что помимо корректирования школьной программы нужно менять отношение к педагогу. Не только повысить зарплату, но и дать учителям спокойно работать, а не заниматься отчетами. И дать им возможность выставлять реальные оценки. Сейчас же, поскольку о работе учителя судят по бумажкам, рейтингам, количеству школьных “золотых” аттестатов, он вынужден завышать баллы.
— Я была просто в шоке от уровня знаний учащихся доставшегося мне пятого класса, — вспоминает Лариса. — На пятом году обучения в школе дети даже читали с трудом. Конечно, я не могу поставить таким учащимся выше “четверки” по 10-балльной системе. Но за курс начальной школы у них стоят сплошь… “восьмерки”! И их бывшая учительница — на хорошем счету! Помимо того что далеко не все педагоги заинтересованы дать своим ученикам хорошие знания, сами дети не хотят учиться. Я уверена, если учащийся заинтересован “взять” от школы по максимуму, он будет самостоятельно что-то читать, учить. И, конечно, многое зависит от родителей. Если ребенок предоставлен сам себе, сутками пропадает в интернете, о какой учебе может идти речь? Некоторые мамы и папы на родительских собраниях прямо заявляют, мол, мы вам доверили ребенка, вот вы и занимайтесь им. Только учитель сегодня для учащихся — не авторитет. И не может заставить их накапливать знания на благо своего же будущего. Вот так бьют баклуши учащиеся в средних классах, а в старших бегут к репетиторам. Честно говоря, ужасает уровень многих сегодняшних выпускников. Из того потока старшеклассников, которые приходят ко мне заниматься, человек пять действительно способны учиться в вузе. Остальные не знают элементарных правил русского языка, абсолютно безграмотные. Зато почти у всех в аттестатах “восьмерки”-”девятки”! Я таких попросту “натаскиваю” на тесты. И все мои ученики сдают ЦТ на проходные баллы. А вот как они будут учиться дальше — другой вопрос.
По баллам в школьном аттестате сегодня вообще нельзя судить об уровне знаний абитуриента. Это показало и нынешнее централизованное тестирование. Как признают вузовские преподаватели, уровень знаний в последнее время зачастую не высокий. И счет отчисленных студентов за неуспеваемость из вузов (особенно технических) идет на десятки. Вот что написал преподаватель на одном из форумов, посвященных реформе системы образования: “Как преподавателю вуза, мне за последние годы видна деградация системы среднего образования. Как, например, студент одного из ведущих университетов страны с баллом 8 — 9 в сертификате по русскому языку делает в каждой написанной строке несколько грубейших грамматических ошибок? И это не исключение, а закономерность у каждого третьего-четвертого студента”.
Можно много говорить о несовершенстве системы школьного образования. Но вывод один — ее реформирование должно идти “от жизни”, а не от абстрактных схем. Нужно определить конкретные цели и руководствоваться принципом “не навреди”. Система образования формируется десятилетиями и по сути своей не может не быть консервативной, стабильной. Тем более что она затрагивает не только все общество, но прежде всего его самую незащищенную, неадаптированную часть — детей и молодежь. С нынешнего учебного года система образования опять начинает жить по новым правилам. Может, наконец, ее перестанет лихорадить, и все встанет на свои места?
Ольга Данилкова
Образование
3_НПЗ.jpg

Белпродукт_сайт.jpg
морозовичи-агро11.jpg
0 Обсуждение Комментировать
3_НПЗ.jpg