Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Баннер на сайт 816х197.jpg


“Почему не пришла “скорая”?

1052 0 23:13 / 24.01.2008
Статья под таким заголовком была опубликована в номере нашей газеты за 16 апреля. После ее выхода в редакцию позвонили многие читатели, заметив, что описанная в ней ситуация взволновала, заставила с тревогой подумать, а не повторится ли такое же с кем-то из них или их родными? Впрочем, некоторые уже испытали подобное. Приводим лишь несколько откликов.
Александр Кривцов, г. Гомель: — История, о которой вы рассказали, меня очень огорчила. Да, действительно, в медвежьем углу можно и не дождаться медицинской помощи. Но ее можно не дождаться, увы, и в нашем цивилизованном Гомеле. Расскажу свою историю. В три часа ночи у жены резко упало давление: 70/40. Набрал заветные 03 и услышал от диспетчера, что по таким показателям они не выезжают, что у них строго ограничены лимиты на бензин и т. д. Я, конечно же, получил консультацию, какие дать жене таблетки. К счастью, они оказались у нас дома. Но ведь их могло бы и не быть, и где прикажете искать нужные медикаменты ночью? Хорошо, что я кое-что смыслю в медицине и смог оказать жене помощь. А если бы это случилось в мое отсутствие? Не уверен, что моя несовершеннолетняя дочь не растерялась бы. Пожалуйста, почаще поднимайте такие темы в газете, чтобы медики понимали, какая на них лежит ответственность.
Анна Иванютенко, Петриковский район: — Очень правильно вы подметили в статье характер деревенских жителей: деликатные они, не могут настоять на своем. И очень многие могут привести примеры, когда в “Скорой помощи” не откликались на вызов, отделываясь консультациями. Особенно велика вероятность того, что неотложка не придет, когда узнают о возрасте больного. Вот и приходится иногда пускаться на хитрость, говорить, что нуждающемуся в помощи не за семьдесят лет, а гораздо меньше. Мало того, что в деревнях почти не осталось ФАПов, закрываются участковые больницы, так еще и “Скорая помощь” становится недосягаемой. И что же нам, сельчанам, делать? Страшно думать о будущем.
Федор Романьков,
г. Гомель: — Долго размышлял над трагедией, произошедшей в Лельчицком районе. И у меня возникает вопрос: а как можно вообще по телефону четко установить, насколько тяжело состояние больного, стоит выезжать или нет. Ведь нередко обращающийся в “Скорую помощь” находится в стрессовом состоянии и не может даже верно описать симптомы. Но хочу сказать не только об этом. Я понимаю, из-за экономических трудностей в здравоохранении взят курс на сокращение ФАПов, участковых больниц и так далее. Но четко регламентировать количество вызовов “скорой” на тысячу человек и ругать медицинских работников за их превышение — это не поддается логике. Да, нужно строго наказывать за ложные вызовы и предавать такие факты гласности, чтобы не было повадно другим, но человек должен быть уверен, что, набрав 03, он не услышит жестокое: “Мы не выезжаем”.
Ольга Андрющенко, г. Мозырь: — Спасибо, что подняли такую острую тему. Давайте печатать в газете не только благодарности врачам, но и смелее говорить о том, что среди медицинских работников есть случайные люди, выбравшие эту нелегкую профессию не по призванию. Сегодня очень страшно заболеть, потому что боишься вместо сострадания врачей, дававших клятву Гиппократа, столкнуться с равнодушием.
Евгения МИРОНОВСКАЯ
Общество
3_НПЗ.jpg

морозовичи-агро11.jpg
0 Обсуждение Комментировать
3_НПЗ.jpg