Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

816х197_1.jpg


Дыхание под водой. По итогам 2020 года Мозырская спасательная станция признана лучшей в области

2191 0 13:20 / 11.05.2021
Воды быстротечной Припяти – целый мир, в котором действуют свои правила и законы. Водолаз Мозырской спасательной станции Андрей Емельяненко советует следовать им беспрекословно. Своенравная река жестоко наказывает самоуверенных и беспечных отдыхающих. Покоритель водных глубин рассказал, отражаются ли на здоровье водолаза частые спуски, на какую глубину приходится погружаться и что может спасти тонущего человека.


Андрей Емельяненко признается, что легкое волнение чувствует при каждом погружении

– Андрей, как вы оказались среди представителей необычной профессии, которую обыватель романтизирует и справедливо считает героической?

– Это не было моей мечтой детства. Работал водителем в Гомельской областной организации ОСВОД. Наблюдая за погружениями ребят, решил и сам попробовать. Первый опыт получил на Новобелицкой спасательной станции, затем перевелся в Мозырь. На Припяти работать сложнее: здесь быстрое течение и не очень хорошая видимость. Нужно быть еще более осторожным.

– Помните свое первое погружение?

– Помню эмоции, которые испытывал. Ты понимаешь, что под водой дышать нельзя, но легочный аппарат дает тебе такую возможность. Дышишь, и это наполняет восторгом. А еще завораживает подводный мир. И хотя речную воду не сравнить с морской, иногда все же удается рассмотреть, например, рыбок. Это вдохновляет.

– В профессии вы уже более 11 лет. Сколько часов проводит под водой опытный водолаз? Есть какие-то нормативы?

– У меня шестой разряд, и, согласно нормативу, должно быть не менее 60 часов погружения в год. Ежедневно в любую погоду мы проводим тренировочно-спасательные спуски. Такое погружение длится около часа.


– На какую глубину приходилось опускаться?

– Во время тренировочных спусков – на метра три. При чрезвычайных ситуациях глубина может быть разной. Например, несколько лет назад искали затонувшую байдарку. Нашли ее на дне подводной ямы глубиной в восемь метров. Сейчас река измельчала, а раньше на Припяти были ямы в 14 метров.

– Расскажите, что чувствует человек, который работает под водой. Частые спуски как-то отражаются на вашем физическом состоянии?

– Это ощущение сложно описать словами. Поднимается давление, закладывает уши. Важно уметь их правильно продуть, ведь при погружении есть риск из-за перепадов давления получить баротравму уха или легких. Но мы все делаем по инструкции. Опускаемся-поднимаемся не спеша, обдумывая каждое движение. Обычно чувствую себя хорошо как во время спуска, так и после. Случается легкий насморк.

К профессиональным водолазным работам допускаются только абсолютно здоровые, выносливые и эмоционально устойчивые люди от 20 до 45 лет

– Вам знакомо чувство страха? Попадали ли в действительно опасные ситуации под водой?

– Страх – это нормальная человеческая эмоция, которая позволяет нам быть осторожными и, по сути, помогает избегать опасных ситуаций. Легкое волнение присутствует при каждом погружении. Даже самая банальная ситуация может оказаться непредсказуемой. Вода мутная, поэтому во время поисковых работ приходится передвигаться практически вслепую, исследуя все руками. Однажды я серьезно порезал ногу. Можно пораниться об отор­ванные рыболовные снасти. В таких случаях используем водолазный нож. Легко запутаться в корнях утонувших деревьев.

– Что должен уметь водолаз? Какие требования предъявляются к представителям этой профессии?



– Основа – крепкое здоровье. Отсутствие вредных привычек, физическая активность, позитивный настрой. Да, от морального духа зависит многое. Не каждый сможет спокойно работать на глубине в кромешной тьме. Человек должен быть стрессоустойчивым.

– А стрессов у вас немало. Чего только стоит поиск утопленников. Как справляетесь с эмоциями?

– В первые годы работы эмоционально было особенно сложно. Тогда мне пришлось доставать из воды погибших детей. Один мальчик утонул в Лельчицах. Двое других – в черте Мозыря, недалеко от железнодорожного моста. Сложно переживал эти трагедии. Не могу сказать, что доставать утопленника стало привычкой. Но понимаю, что такую работу тоже надо кому-то делать. Стараюсь абстрагироваться и не нести домой тяжелые эмоции. От печальных эпизодов отвлекает семья и хобби.

– По какой причине чаще всего тонут люди?

– Подводит легкомысленное отношение к собственной жизни. В теплое время года собираются большими компаниями. Чаще всего подальше от благоустроенного пляжа. Выпивают и в состоянии алкогольного опьянения заходят в воду. Иногда на спор пытаются переплыть на другой берег, но силы не рассчитывают. Случаются непредсказуемые случаи. Вот, например, компания собралась отметить день рождения друга. Его супруга пошла мыть посуду и не вернулась. Самостоятельно найти женщину не удалось. Вызвали нас. Мы нашли ее тело у самого берега. Под водой была трехметровая яма, куда она и упала. Возможно, оступилась.

Помню сезон 2010 года. Только в один день утонули пять человек. Работали напряженно. Одного утонувшего мужчину искали в затоне, но нам указали неправильное место. Потому за время поиска прошли под водой около 30 километров.


– Статистика говорит, что несчастных случаев на воде стало значительно меньше.

– Я связываю это с планомерной профилактической работой. Во время патрулирования мы часто беседуем с людьми. Много информации доводят до людей на предприятиях, в школах проходят воспитательные мероприятия. Все это в совокупности помогает предотвратить трагедии.

– Случаются курьезные происшествия?

– Бывает. Как-то к нам за помощью обратилась компания. Один из мужчин пошел плавать и не вернулся. Мы приехали на место происшествия, начали переодеваться. И тут вижу, что в кустах прячется мужчина. Оказалось, «утопленник» купался голышом, течением его отнесло к людям, и он стеснялся вернуться назад. К счастью, все закончилось хорошо.

– Чем еще приходится заниматься водолазу-спасателю?

– Прежде всего оказываем помощь терпящим бедствие. Проводим осмотр кораблей: днища, винтов. Если нужно, чистим от веток и другого мусора.

– Подскажите, что делать в экстренной ситуации. Скажем, человек тонет и чувствует, что теряет силы. Звать на помощь? Пытаться нащупать дно?

– Самое главное – оставаться спокойным, не паниковать. Насколько это возможно, расслабиться. Не кричать, потому что вы начнете захлебываться и быстро потеряете силы. Сосредоточиться и постараться лечь на воду, удержаться на ней. Вода может вытолкнуть человека, течением направить к берегу.


– Во время разлива реки у вас прибавляется работы?

– Скорее появляется определенная специфика. Например, в такие периоды приходилось оказывать помощь дачникам. Часто в опасные ситуации попадают и рыбаки, которые не видят глубины, ведь берег изменился.

– Говорят, что на дне Припяти осталось много свидетельств Великой Отечественной войны. Что-нибудь находили?

– Как-то нашли старинный якорь. Больше ничего не попадалось. Мне очень интересен этот период истории. Увлекаюсь военной реконструкцией, активный участник поискового движения. В составе белорусского военно-исторического клубного объединения «Честь мундира» участвую в съемках документальных и художественных фильмов военной тематики. Мое хобби, как и профессия, весьма необычно и интересно. Я благодарен своей жене за понимание, за поддержку всех моих начинаний. Когда в семье мир, энергии хватает на все.
Общество
Фото автора из архива Андрея Емельяненко
водители.jpg

0 Обсуждение Комментировать