Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Иван ГОРДЕЕНКО: “НЕВОЗМОЖНО ИХ С ТРЕНИРОВКИ ВЫГНАТЬ…”

1526 0 00:00 / 24.05.2008

Среди воспитанников гомельского тренера многоборцев — участники Олимпийских игр не только по легкой атлетике, но и по… гребле.

Не надо так сильно выступать

Его фамилию пишущая братия всегда коверкает. Впрочем, этим грешат не только журналисты. И хоть Иван Петрович привык и не обижается, пора восстановить справедливость. Фамилия самого известного в мире белорусского тренера по легкоатлетическому многоборью — Гордеенко. Буквы «и» в ней нет. Самое время это запомнить, потому что в будущем, я уверена, она не раз прозвучит в мире в восторженных тонах. Не связываю это непременно с пекинской Олимпиадой, хоть воспитанник Гордеенко, Андрей Кравченко, как ни крути, одна из главных надежд Гомельщины на крупнейшем спортивном форуме планеты. Но тут дело такое: человек предполагает, а Бог располагает. Поэтому в его случае даже прогнозировать ничего не хочется, чтобы не сглазить. Так, пальцы крестиком держать. Да и сам Иван Петрович признается, что об Олимпиаде ему говорить сейчас не особо хочется: волнений слишком много.
Хотя никакой нервозности я на тренировке многоборцев не заметила. Ребята — Андрей Кравченко, Эдуард Михан, Евгений Гайдамович и Дмитрий Кисель работают спокойно. Гордеенко так же спокойно за ними наблюдает, каждому по ходу давая советы: «Эдик, держи ровненько спинку. Женя, ноги, ноги! Они у тебя вверх мало работают, больше вперед. Надо вверх! Дима, готов будешь пробежать, скажешь. Готов? Ну, давай. Быстро начал, не сбавляй. Колени поднимай. Все внимание на подъем коленок!».
Вообще-то на повестке дня было толкание ядра. Но одним видом тренировка гомельских многоборцев никогда не ограничивается.
— Тут у каждого тренера свой метод. Мы работаем по системе, которая всем подходит. В течение дня берем два-три вида, — поясняет Иван Петрович.
И тут же отправляет отдыхать Кравченко: «Хорошо, Андрей, нормально ты все делаешь. Молодец!» Андрей досадливо протягивает: «Бли-и-ин. Сил вообще нет». И опять берет в руку ядро.
— Да у меня нет к тебе претензий, — миролюбиво говорит тренер.
Но тот все равно предпринимает еще одну попытку. Недовольно фыркает и снова тянется за снарядом.
— Так, прекрати! Тебе вообще в постели надо лежать. А ты тренируешься. Отдыхай. Андрей приболел: простудился, пришел сюда с температурой (это уже Иван Петрович мне объясняет)… Если он болеет, значит, я болею. Со своими воспитанниками я такой нитью связан! Больше, чем с собственными детьми. Думаешь, переживаешь. Да еще Олимпиада впереди. Но, так и быть, разрешил потренироваться в щадящем режиме. Так видите, что делается… А надо же беречься. У нас как: поверхность бедра потянул — и все, уже ни бегать, ни прыгать, ничего нельзя. А залечиваем же все без помощи фармакологии — так надежней.
— Насколько вообще в вашем виде спорта важна фармакология?
— Как и во всех остальных, она очень много значит. Можно улучшить результаты процентов на 25, а то и больше. Но мы дер-
жимся от таких путей подальше и в этом отношении абсолютно чисты. Андрея проверяют постоянно. Вот в Брест поехали на сборы, так за десять дней два раза приезжал допинг-контроль. Международный. Я уже говорю: хватит! Сколько можно? Не надо так сильно выступать — ответ один. Андрей, конечно, технически к Олимпийским играм готов очень хорошо. Начал понимать гораздо больше, чем раньше. Начал внимательно слушать. С шестом пять тридцать прыгает. У нас чистые шестовики такого результата не показывают. Наработано все хорошо. Даст Бог здоровья и удачи, так все нормально будет.
— Ладно, об олимпийских результатах Андрея вы говорить остерегаетесь. Но все-таки один прогноз я вас дать по-прошу. Как думаете, будет ли в Пекине достигнута заветная для многоборцев сумма очков — девять тысяч?
— Конечно, нет. Такой результат на соревновании, где слишком много стоит на кону, невозможен. Рекорды устанавливаются на коммерческих турнирах. А на Олимпиадах и чемпионатах мира главное — выиграть, и неважно, с какой суммой очков.
— А как вы относитесь к бойкоту Олимпиады?
— Это все политика. Спорт не должен иметь к этому никакого отношения. Тут еще такой момент: бойкотировать Олимпийские игры собираются страны, которые боятся, что не смогут составить на них конкуренцию Китаю. Китай же, по-моему, разорвет всех.
— Ну, в многоборье пока еще не разорвет…
— Это точно. У них, правда, есть многоборцы, но на уровне 8200 (очков — прим.авт.), где-то так. Но в тех видах, где Китай претендует на медали, он всем как бельмо на глазу.

А последнее место — подумаешь, не повезло
В конце мая — начале июня в австрийском Гетцисе пройдет престижный традиционный международный турнир среди многоборцев. В прошлом году Андрей Кравченко выиграл его с лучшим результатом сезона. Пока еще не решено окончательно, поедет ли туда гомельский спортсмен в этом году, но, скорее всего, опять порадует не только белорусских болельщиков, но и австрийских зрителей. Любимцем публики он стал давно.
— Последние виды — шест, копье и бег на тысячу пятьсот метров в соревнованиях многоборцев — решающие. И когда все после финиша ложатся, а Андрей «полторашку» добегает и делает восемь фляков назад, трибуны ревут. Зрители всегда в восторге. Это у него фирменное. Я ругаюсь, конечно. Да что ты сделаешь? — якобы сокрушается Гордеенко. А сам доволен. Он когда-то тоже выделялся на общем фоне, пусть и не на мировых спортивных форумах. Именно его изо всех абитуриентов выхватил в 1968-м объектив фотографа «ГП».
— Когда в университет поступал, в «Гомельскай праўдзе» моя фотография появилась. Наверное, среди других абитуриентов выделялся особой статью, — улыбается Гордеенко. — До сих пор храню пожелтевшую от времени вырезку из газеты, где моя фотография и подпись: “Першаразраднік з Хойнікаў Іван Гардзеенка здае экзамен па агульнафізічнай падрыхтоўцы”. Кажется, так давно это было. Хорошие времена были, кстати, с совсем другими жизненными ценностям. С молодых лет у меня появилась привычка работать, не надеясь ни на кого, полагаться только на себя.
— Иван Петрович, мне еще надо сто метров пробежать, — прерывает приятные воспоминания Гордеенко Эдуард Михан, никак не желающий идти отдыхать.
После недолгих споров о целесообразности этого действа тренер включает секундомер.
Михана он заприметил на юношеском первенстве республики. Паренек из Лунинца занял на тех соревнованиях последнее место. Но именно его Гордеенко пригласил в Гомельское училище олимпийского резерва.
— Все еще удивлялись тогда, почему я его приглашаю. А у него глаза горят. Это ж главное, когда огонь в глазах, когда человек увлечен. А последнее место — подумаешь, не повезло…
Между тем, пока тренер отвел в сторону свой пристальный взор, про него рассказывая, Михан берет в руки шест:
— Я еще с шестом прыгну…
— Я тебе прыгну! — грозно говорит Гордеенко.
— Ну Петрович…
— Отдыхай уже. Так ты хочешь себе что-нибудь вывернуть…
И, обращаясь ко мне:
— Невозможно их с тренировки выгнать. Эдик мало занимается, три года только. А уже лучший результат сезона в мире в семиборье по своему возрасту показал. На соревнованиях в Таллине выступал вместе с сильнейшими многоборцами мира: с Шебрле, Кравченко, Карповым, Дроздовым. Шестое место занял. Это очень сильно: обыграл Дроздова, чемпиона России, который был четвертым на мире и третьим на Европе. Михан — очень перспективный спортсмен. В июле ему юниорский чемпионат мира предстоит…

Я английский «нихт ферштейн»
Пожалуй, больше ни у одного тренера в мире не занимаются сразу два многоборца высочайшего уровня. Несомненно, его профессиональные секреты хотели бы узнать многие. В принципе, Иван Петрович не против: о дружности многоборцев уже слагаются легенды. Спортсмены, можно сказать, два дня живут на стадионе одной семьей. А тренеры не склонны испытывать друг к другу черную зависть: ну сильнее у кого-то воспитанник, что поделаешь? Так что свой опыт гомельский тренер за семью печатями не хранит. Но признается:
— Я английский «нихт ферштейн». А Андрей хорошо говорит. Однажды американцы, тренеры Смита и Клея, его попросили: «Переведи, Андрей, своему тренеру, пусть английский учит. Мы с ним поговорить хотим». А я отвечаю: «Переведи им вот что: учите русский! Тогда и поговорим».
И все-таки мне кажется, что будь даже по-другому, мало бы что почерпнули иностранные специалисты из опыта нашего тренера. Разве им понять, как можно, тренируя многоборцев, вырастить участника Олимпийских игр по… гребле на байдарках и каноэ? А ведь представлявший Гомельщину в 1988 году в Сеуле Виктор Пусев пришел в спорт именно как многоборец и занимался поначалу у Гордеенко. Но тот наметанным глазом определил его в другой вид спорта. Как и Сергея Тарасевича, участника игр 1996 года в Атланте.
— Он у меня барьеры ломал, — рассказывает Иван Петрович. — Здоровый парень. Не подходит для многоборья, но видно, что характер спортивный, волевой. Ну я его в академическую греблю отдал.
Что ни говори, а без хорошего тренера нет хорошего спортсмена. У Андрея Кравченко был лишь один явный спад в его стремительной карьере: когда он начал тренироваться у финского специалиста Павла Хямяляйнена, результаты стали вдруг значительно хуже. Все наладилось, когда он вернулся к Гордеенко.
В самом конце нашего разговора у Ивана Петровича зазвонил телефон:
— Да, Андрюша, давай через полтора часа, — ответил Гордеенко и пояснил: — Хочу парня забрать с собой на дачу. Пусть отдохнет на свежем воздухе.

Ирина ЧЕРНОБАЙ



Спорт
водители.jpg
морозовичи-агро2.jpg
речицанефть 25.11.jpg
0 Обсуждение Комментировать