Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх
ГП 816х197.png

Окончательный диагноз

58941 4 21:36 / 14.07.2011
Корреспондент “ГП”, посещая заседания суда, на которых рассматривалось уголовное дело о незаконной выдаче больничных, лишний раз убедилась в том, что система здравоохранения нуждается в реформировании.

Не виноватая я, он сам пришел

Судебный процесс в отношении медсестер Кучук и Крыжановской, работающих в гомельской поликлинике по улице Богданова, начался еще в прошлом году. Тогда в июле им был вынесен приговор об ограничении свободы сроком на два года каждой с направлением в учреждение открытого типа. После его обжалования во всех инстанциях, вплоть до Верховного суда, началось новое судебное разбирательство, о котором автор этих строк узнала по чистой случайности. Думаю, если бы рассмотрение подобных дел транслировали онлайн, пациенты и врачи узнали бы много интересного. Каждый из нас сталкивается с очередями в поликлиниках, соблюдая при этом установленные правила, как бы плохо себя ни чувствовал. Дело Кучук и Крыжановской лично мне было интересно тем, что больничный лист они выписали на 11 дней человеку, которого вообще в глаза не видели. И даже документов его в руках не держали. Помимо всего прочего, он состоял на учете в другой поликлинике. Оказывается, строгие инструкции существуют не для всех? Значит, есть некий механизм, позволяющий медикам обходить закон и получать при этом прибыль... На судебном заседании обвиняемая Наталья Кучук, медсестра, которая работает в процедурном кабинете и не имеет ни малейшего отношения к выдаче больничных, рассказала о том, как знакомый парень просил ее выписать больничный своему другу, находящемуся в запое. Сначала она не согласилась, узнав, что потенциальный “пациент” не имеет к этой поликлинике никакого отношения. — Он просил, умолял. В тот день мы встретились с Крыжановской и я рассказала ей, что приходил парень, который готов за любые деньги купить больничный. Она ответила: “Ну давай я спрошу у своего врача”. Потом Крыжановская позвонила и сказала: “Пусть приходит, все сделаем”. Я перезвонила, и он пришел. Я не уговаривала его деньги платить, не подстрекала, не обманывала. Это он уговаривал, — в голосе медсестры полнейшая уверенность в собственной правоте. — А телефон этого парня откуда у вас? — задает вопрос судья суда Железнодорожного района г. Гомеля Мальцев. — Его сотовый? Он дал мне его сразу, когда пришел: “Тетя Наташа, позвоните, если что…” — В каких целях Крыжановская должна была разговаривать с врачом, с которым работает? — Ну, не знаю… Наверное, чтобы открыть больничный лист. — Она вам пояснила, сколько это будет стоить? — 40 тысяч за день. Он принес 320 тысяч рублей за 8 дней, потом попросил еще на 3 дня. Через несколько дней принес 160 тысяч, положил мне в карман и, сбегая вниз по лестнице, крикнул: “40 тысяч вам за труды”. Я пришла в кабинет, пересчитала деньги, там было 160 тысяч, 20 тысяч положила в свой кошелек, а эти так и остались лежать в кармане. Ну и подошли сотрудники ОБЭП. — Почему вы 20 взяли себе? Остальные для кого предназначались? — Для Крыжановской. — Возвращаясь к самой первой вашей встрече. Когда знакомый попросил у вас выписать больничный, что вы ему ответили? — задает уточняющий вопрос государственный обвинитель Курбацкая. — Сказала, что очень проблематично сейчас сделать, все боятся, отказываются. А он: “Тетя Наташа, я готов заплатить любые деньги, помогите, пожалуйста”. Я ему сказала, что это будет стоить 25 тысяч за день. — Откуда взялась эта цифра? — Ну, двадцать пять тысяч... В поликлинике так вот… — Такая такса? Один день больничного стоит 25 тысяч? — Не то что такса, но тем не менее… Он мне первый раз дал 250 тысяч и бумажку с фамилией Белокопытова, на имя которого надо открыть больничный. Я посмотрела: этого Белокопытова в картотеке нет, он не прописан на Сельмаше. Я ни к кому не подходила, вернула деньги. — В дальнейшем состоялся у вас разговор с Крыжановской? Вот эту сумму — 40 тысяч — когда она вам назвала? — По телефону. При этом парне я позвонила Крыжановской и попросила: “Тань, скажи ему, сколько и как будет стоить в день больничный”. — И об этом вы ему сразу сообщили? — Он сам слышал. На этом месте хотелось бы акцентировать внимание на том, что из рассказа медсестры явно следует: такса за день больничного выросла после того, как стало известно, что “пациент” не состоит на учете в этой поликлинике. Просчитали дополнительные риски, так сказать. Но вернемся в зал заседаний. — Почему, когда он потом принес вам 320 тысяч, вы не отдали деньги Крыжановской? — Хотела отдать в конце, когда больничный закроют. Вторая фигурантка по этому делу Крыжановская, которая работала в кабинете с врачом и имела доступ к больничным, на суде утверждала, что у врача ничего не спрашивала, сама выписала листок нетрудоспособности, воспользовавшись бланками и именной печатью врача, которые лежали на столе в кабинете. Она признала себя виновной только в том, что открыла незаконно больничный лист: “Я ни у кого денег не брала, никому их не давала, ни у кого не просила, никого не обманывала”. — Кому должна была передать деньги за оформление этого больничного Кучук, как вы думаете? — Если бы она хотела их передать, передала бы мне, наверное. — В данном случае она просто не успела это сделать, ее задержали с поличным, — подытоживает государственный обвинитель. Судья адресует свой вопрос Крыжановской: — А каким образом вы выписали больничный лист на имя человека, который в вашей поликлинике не числится? — Липовый больничный, не знаю, как ответить... А теперь — внимание! Вот она — та самая брешь, позволяющая запускать в действие преступный механизм. — Больничный лист является бланком строгой отчетности, как бы вы потом отчитывались? — интересуется судья. — А никто не отчитывается. Их выдают под одну роспись, и потом они лежат в кабинете. — А каким образом проводится сверка больничных листков с данными, которые в них записаны? — Никакой сверки не бывает. Закончились больничные, корешки сдали и получили под роспись новые. — Куда они были расходованы, никто не сверяет? — Нет. Судья спросил у медсестры Кучук, не вызвал ли у нее сомнения тот факт, что больничный нужен для пациента, которого она в глаза не видела. Та ответила: “Это меня смутило. Но мне объяснили, что он в запое, дома лежит, сам прийти не может. За прогулы его могут с работы уволить. Хотела помочь...”

Огласите весь список, пожалуйста

К сожалению, это не единичный случай. В 2007 году были задержаны и осуждены две медсестры. Одна из этой же поликлиники, другая — тоже из сельмашевской, только детской. В их записных книжках числилось по десятку “пациентов”, которым они выписывали больничные на различные сроки. Неужели это не стало серьезным поводом пересмотреть работу коренным образом, усилить контроль за выдачей листков нетрудоспособности?! Примечательно, что в то время день фиктивного больничного обходился гораздо дешевле — 16 тысяч. Но главное, что они были готовы выдать своему “пациенту” больничный аж на 18 дней, правда, частями — по 9 дней каждый, но подряд. Трудно представить, чтобы истинно больной запросто получил бы больничный на такой длительный срок.
А градус всё повышается... Возьму-ка я больничный
Однако не станем оглядываться на много лет назад. Проанализируем ситуацию за последние два года. Как сообщили в областной прокуратуре, в 2010 году в сфере здравоохранения выявлено 31 коррупционное преступление (в 2009 году — 15) в отношении 16 медиков. Из указанных преступлений 51,6% связаны с незаконной выдачей листков временной нетрудоспособности и справок о наличии заболевания. Не вдаваясь в подробности, перечислю несколько фигурантов в белых халатах, попавших в поле зрения правосудия.   Возбуждены уголовные дела в отношениипедиатра Чечерской центральной райбольницы Смирновой, которая неоднократно получала от граждан взятки за предоставление медицинского заключения (справки) о состоянии ребенка, выезжающего на оздоровление за рубеж с фиктивным диагнозом. Она осуждена на 3 года лишения свободы — заместителя главного врача по поликлинической работе Лельчицкой райбольницы Богданович, получившей взятку в размере 70 000 рублей за благоприятное решение вопроса о выдаче в будущем листка нетрудоспособности. В ходе расследования выяснилось, что это не единичный факт выдачи ею фиктивных больничных. Она осуждена на 2 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года — заведующей амбулаторией — врача общей практики д. Коротковичи Жлобинской райбольницы Шевченко, которая из личной заинтересованности выдала фиктивные справки об обращении за медицинской помощью. Она оштрафована на 40 базовых величин. В нынешнем году этот список активно пополняется. Уже выявлено 88 преступлений, подавляющее число которых связано с незаконной выдачей листков временной нетрудоспособности. Возбуждены уголовные дела в отношенииврача-хирурга Буда-Кошелевской райбольницы за неоднократное получение взяток от граждан за оформление фиктивных листков временной нетрудоспособности — врача-невролога Мозырской городской поликлиники, который без проведения личного осмотра внес заведомо ложные записи в медицинскую карточку пациента, на основании чего оформил заведомо фиктивный листок нетрудо­способности. В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что это не единичный факт — заведующего кожно-венерологическим диспансером, а также врача Светлогорской райбольницы, которые получили взятку в размере 200 тысяч рублей за благоприятное решение вопроса о предоставлении фиктивного листка временной нетрудоспособности. Ведется следствие.

Некоторые соображения по поводу корпоративной солидарности

У прокурора области Валентина Шаева вызывает беспокойство рост коррупционных преступлений в сфере здравоохранения. В 2009 году она находилась по коррупционным преступлениям на 8 месте среди 9 основных сфер деятельности, в 2010 году — на 6 месте. По итогам первого полугодия 2011 года здравоохранение уверенно удерживает лидирующую позицию в этом печальном топе. На втором месте — промышленность. — В здравоохранении и в образовании традиционно небольшие суммы взяток, потому что предоставляемые блага не заслуживают того, чтобы за них платили большие деньги, — говорит Валентин Шаев. — Но опасность таких взяток порой выше единичных крупных взяток в сферах управления, сельского хозяйства, промышленности и прочих. Мелкие взятки даются и получаются чаще, в эту преступную цепочку включается все большее и большее количество участников, и это превращается в систему. В итоге развращается сознание людей. Уверен, что элементарным ведомственным контролем подобное безобразие можно пресечь, осуществляя должным образом контроль за работой подчиненных на местах. Лично меня заинтересовал еще один аспект. В случаях, о которых рассказывали сотрудники правоохранительных органов, медсестры полностью брали всю вину на себя. Неужели врач не в курсе, что медсестра, используя его личную печать и доброе имя, выдает кому-то на руки фиктивные больничные? Некоторые соображения по этому поводу высказываю в разговоре с начальником отдела по борьбе с коррупцией и организованной преступностью областной прокуратуры Юрием Булынко. — Интересно, с точки зрения закона врача и медсестру за выдачу фиктивных больничных ждет одинаковое наказание? — Нет. У них же составы преступления разные. Должностное лицо несет бОльшую ответственность. Суть в чем? Если врач получает взятку за то, что он выдает больничный лист, он будет нести ответственность за взятку. Если медсестра выдает больничный, то тут надо рассматривать индивидуально каждую ситуацию. Это может быть и подстрекательство к взятке должностному лицу, и посредничество во взяточничестве. Если мы докажем, что она действовала в сговоре с доктором, тогда ответственность у них будет за получение взятки группой лиц, соответственно, и наказание будет более жестким. По-моему, ответ объясняет многое. Наверное, не всегда в таких ситуациях речь идет о чисто корпоративной солидарности. Но все, что не подтверждено фактами, остается всего лишь версией. А врачам, которые дорожат своим именем, хотелось бы посоветовать держать именную печать при себе, как и полагается.

Перемен! Мы ждем перемен...

Можно ли снизить коррупционную волну внутри ведомства? В поисках ответа на этот вопрос отправляюсь к начальнику управления здравоохранения облисполкома Николаю Василькову. Заодно высказываю свое мнение по поводу того, что амбулаторные карты пациентов в той форме, которая есть сейчас, морально себя изжили. Вот и на судебном заседании обвиняемая рассказывала, что подошла с данными, записанными на бумажке, к регистратору и та по ее просьбе выписала вкладыш на имя человека, которого никто не видел. К тому же карточки и вкладыши имеют обыкновение теряться в регистратуре поликлиник. Ну а то, что из амбулаторной карты в любой момент можно запросто вырвать лист и вклеить новый (это ли не дополнительная лазейка для махинаций?!), вообще ни в какие ворота не лезет! Непонятно, почему такой важный документ не прошит и страницы в нем не пронумерованы. — Для того чтобы обновить всю амбулаторную картотеку, требуются большие финансовые вложения, — вводит меня в курс дела Николай Васильков. — У нас в области проживает 1 миллион 477 тысяч человек. Надо типографским способом отпечатать такое огромное количество карт. И они тоже не будут безразмерными, их придется постоянно обновлять или же вклеивать листы. — Не теряется ли при полном обновлении важная информация, по которой врач мог бы отследить историю того или иного заболевания своего пациента? — Согласен с вами, есть такой момент. Выход один: нужно полностью информатизировать отрасль. Но вопрос опять же упирается в финансы. По моим подсчетам, для этого надо как минимум 15 миллиардов белорусских рублей. К слову, на 2011 — 2015 годы уже разработана государственная программа по информатизации системы здравоохранения нашей страны, в соответствии с которой для Гомельской области на эти цели заложена сумма в 11 миллиардов рублей. — Как вы думаете, какие причины лежат в  основе коррупционных преступлений во вверенной вам сфере? — Каждое из этих преступлений сказывается не только на репутации виновных, медицины в целом, но и рикошетит лично по мне как руководителю отрасли. И мне это неприятно, потому что репутацию профессионального доктора и управленца я зарабатывал годами. Николай Васильков видит две основные причины коррупционных проявлений в здравоохранении: отсутствие должного контроля в поликлиниках и чисто человеческий фактор, как и в любой другой профессии. Врач имеет право выдавать больничные. Отследить, насколько порядочно проведена экспертиза по состоянию здоровья больного, достаточно сложно. Вместе с тем, есть непосредственные руководители — заведующие терапевтическими отделениями, заместители главного врача, отвечающие за этот участок работы. Как правило, это профессионалы своего дела, способные отличить липовый листок от настоящего. Они должны периодически интересоваться, проверять выданные больничные и, если что-то вызывает у них сомнение, разбираться сразу же. — В последнее время наше управление много делает для того, чтобы изменить ситуацию коренным образом, — говорит Николай Васильков. — Мы неоднократно это обсуждали. На последнем совещании, которое состоялось в мае, разработали четкое положение по снижению коррупционных проявлений. На каждого руководителя возложена персональная ответственность за происходящее в его коллективе. Мы делаем все, чтобы такое безобразие не повторялось. Но гарантировать, что это останется в прошлом, не могу. Судите сами, на сегодняшний день в системе здравоохранения области работает 5 986 врачей и 17 863 медсестры. Невозможно предугадать, что у кого в голове.

Начальство не будет возмущаться, еще и заплатит

Но вернемся к героиням, с которых начиналось наше повествование. Они получили наказание в виде двух лет ограничения свободы каждая без направления в исправительное учреждение открытого типа. Фактически будут жить дома и работать по специальности. Их кассационную жалобу областной суд оставил без удовлетворения. Старший помощник прокурора Центрального района г. Гомеля Ирина Курбацкая, выступавшая государственным обвинителем по этому уголовному делу, считает, что медсестры получили достаточно мягкое наказание. — При первом рассмотрении этого дела я занимала позицию намного строже, — говорит она. — Просила лишения свободы, ибо считаю: то, что они сделали, просто недопустимо — выдали больничный человеку, которого ни разу в своей жизни не видели. Это мог быть кто угодно, вплоть до преступника, которому, например, требовалось алиби на момент совершения преступления. Остается добавить, что географические рамки такого вида преступлений выходят далеко за пределы Гомельской области. В начале этого года задержан 40-летний терапевт одной из столичных поликлиник, продававший прямо на рынке больничные листы и рецепты. В Витебске два терапевта занимались тем же. А в соседних России и Украине это дело уже поставлено на поток. Загляните в Интернет, найдете множество предложений закрыть прогулы. Вот одно из них: “Дорогой друг, я тебе по секрету расскажу, как после хмельной пирушки легально прогулять пару-тройку дней и привести себя в чувство. А начальство не только не будет возмущаться, но еще и денег тебе заплатит! Оформить больничный лист можно прямо сейчас, не отходя от компьютера. Его подлинное качество (оформлять будут реальные врачи в реальных поликлиниках) гарантирует тебе спокойствие при любой проверке”. Ну и последнее. Меня поразило то, что обвиняемые Кучук и Крыжановская убеждены, что пострадали за свою доброту — помочь человеку хотели. Вот и создатели интернет-рекламы тоже заботятся о нас, простых смертных. Идут, так сказать, людям навстречу. Такое бы участие каждому пациенту в каждом врачебном кабинете! Гиппократу бы понравилось…
Журналистское расследование
434х764.png

нефтебурсервис1.jpg
белоруснефть.jpg
УПК Белоруснефть Обучение А5_pages-to-jpg-0001.jpg
морозовичи-агро2.jpg
0 Обсуждение Комментировать
ВВШ 01/01/1970 03:00
Уважаемая Наталья! Жаль, не знаю Вашего отчества.
Внимательно прочитал Вашу статью с двойственным чувством. С одной стороны продажа л/н позорное явление и оно должно быть, несомненно, искоренено. Но это останется всего лишь благим намерением. Причины данного явления в статье не вскрыты. Отсутствие контроля - это не причина, а всего лишь соблазн для людей, которым клятва Гипократа не указ. Думаю, что продажа липовых л/н не является причиной немедленной реформы здравоохранения. Кстати, Вы не указали, что же нужно реформировать в данном случае. Компьютеризация, даже полная, не решит эту проблему. Вам как журналисту более нас известно, что и не такие законы умудряются обходить и оставаться безнаказанными. С другой стороны, Ваше ёрничанье в адрес Гиппократа в заключении статьи мне не понятно и даже обидно. В его клятве записано: "Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и своё исскуство". Обратите внимание, что на первом месте стоит благочестивая жизнь, а уж потом искусство. Думаю, что Гиппократ и эти его слова к тем нечестивым медикам не имеют никакого отношения. Следует  серьёзнейшим образом обратить внимание на профессиональный отбор, а не на тестирование, чтобы в медицину шли по призванию! И вернуть Клятву Гиппократа в наши медицинские учебные заведения в её первозданном виде. Считаю, что лишение медицинской практики нечистых на руку медиков будет более действенным воспитательным фактором, чем уголовное наказание, исполнение которого порой их может ещё более испортить.

Извините за некоторые резкости, с уважением, В.В. Шаронов.
Цитировать
Пациент 01/01/1970 03:00
Как Вы считаете, отсутствие лечения "является причиной немедленной реформы здравоохранения"? В поликлинике большая часть работников занимается выдачей больничных, а не лечением. Даже тех, кто пришел в медицину по призванию, система со временем "ставит на место". А реформу нужно начинать с министерства, перед этой армией чиновников поставить задачу: все-таки в первую очередь - здоровье людей.
Цитировать
Игорь 01/01/1970 03:00
Уважаемая Наталья! Спасибо за статью. Я всегда с неприязнью отношусь к освещению медицины и здравоохранения средствами массовой информации. Часто журналисты гоняться за "горяченьким", не понимая всю глубину проблемы. Поддерживаю В.В.Шаронова, что проблема выдачи незаконных листков нетрудоспособности не вскрыта, и проблема не в профессиональном отборе врачей. Ваша статья - это отражение проблемы нашего общества, где сформировались устойчивые социальные мифы, что болеть - это выгоднее, чем не болеть, а иметь группу инвалидности - почетно. Почему существует спрос на "левые" больничные? Есть спрос - есть предложение. Это закон рынка. Кто обращается за такими листками? Я вижу 2 группы людей. Первая - это злоупотребляющие алкоголем, вторая - это люди, которые не могут договориться с начальником о решении своих личных проблем. Изучая новую государственную программу по борьбе с пьянством, я нашел всё, кроме пунктов, связанных с ограничение доступа и реализации алкогольных напитков. Нельзя бороться с последствием, не устранив причину. Пока "хорошее и недорогое" вино будет стоить по цене 1 литра молока спрос на "липовые" листки будет, т.к. человек в состоянии запоя, увы, нетрудоспособен. Что касается второй проблемы, то она уже лежит в плоскости моральных отношений. Если человеку нравиться его работа, и он получает за нее достойную зарплату, он не будет искать возможности для прогулов. Так что хотелось, чтобы вы продолжили вашу работу в виде цикла статей о медицине, но уже по формированию положительного имиджа и увеличения престижа профессии медицинского работника.
Цитировать
Шаронов В.В. 01/01/1970 03:00
Уже из опубликованных комментариев видно, что статья затронула интересы как медиков, так и пациентов. Может соберёмся в ГП за "круглым столом"?
Цитировать

434х764.png