Вверх


Защитник отечества

504 0 00:00 / 01.03.2008
Если бы он в свое время выбрал футбол, Беларусь уже не раз сыграла бы на чемпионате мира.
Я тогда училась на первом курсе и жила в общежитии. Восторженный вопль, единовременно раздавшийся изо всех комнат, в которых были телевизоры, до сих пор стоит у меня в ушах. Это было уму непостижимо и просто невероятно, но белорусы выиграли у одних из фаворитов хоккейного турнира Олимпиады в Солт-Лейк-Сити — шведов — и вышли в полуфинал. Тогда при счете 3:3, за пару минут до окончания игры, Владимир Копать практически из центра площадки бросил по воротам Томми Сало. Шайба, стукнувшись о шлем голкипера, за его спиной медленно вползла в ворота. Для меня это стало самым убедительным подтверждением слов великого Пеле о том, что голы забиваются сердцем. Но все газеты написали тогда, что и сам Копать считает свой гол случайным и неожиданным. Легендарный защитник хоккейной сборной Беларуси сейчас играет в “Гомеле”. Разве можно упустить возможность узнать о том, что он думает по поводу случайности той заброшенной им шайбы, из первых уст?
— Я увидел, как вратарь вышел из ворот и попытался его перебросить, так всем и рассказывал, но мне просто никто не поверил, — говорит Владимир Копать. — Мой гол не единственный такой. Не сказать, что оттуда, откуда я бросал, забить легко, но такое случается. Бывает, люди не глядя бросают и попадают. Я хоть смотрел…
В детстве Владимир Копать занимался плаванием, настольным теннисом, боксом. После очень сильно увлекся футболом. Но как-то все ребята со двора пошли в хоккейную секцию записываться и он с ними — за компанию. В итоге остановился на хоккее, хотя футбольный тренер уговаривал его остаться в игре № 1.
— Почему все-таки хоккей выбрали?
— Был один случай… В то время, когда я футболом занимался, еще не было столько футбольных полей, как сейчас, поэтому мы частенько собирались играть на асфальте. Однажды я упал, сильно поранил ногу и подумал, что хоккей — менее травмоопасный вид спорта. И окончательно перешел в секцию хоккея. Сейчас думаю, что они одинаковы по травматизму.
— Ваше имя все-таки больше связано с забитыми голами, чем с вашим амплуа. Про олимпийскую шайбу я уже молчу. Но вот, к примеру, на прошлогоднем “Кубке Полесья” именно вы стали лучшим бомбардиром…
— Вы правильно говорите: тот защитник ценится и всегда на слуху, который много забивает. Но на самом деле, защитник должен в первую очередь выполнять свою основную функцию — грамотно обороняться, а не бегать впереди всех нападающих и набирать очки.
— Кто у вас в детстве в кумирах числился?
— Вратарь Гашек — я во дворе всегда играл в воротах.
— А сейчас в своем амплуа кого бы выделили?
— О! Много людей хорошо играет в моем амплуа. В моей команде могу выделить Евгения Кривомаза, Ярослава Масленикова, Дениса Исаенко.
— Новость о вашем приходе в “Гомель” предварялась словами “закончивший было спортивную карьеру Владимир Копать”…
— Знаете, я и правда чуть ее не закончил. Мог бы, по крайней мере, когда пошло такое отношение со стороны тренеров, не стало доверия (как сообщалось в СМИ, Копать был отчислен из состава “Юности” с формулировкой “за снижение спортивного мастерства”, — прим. авт.). Когда кажется, что все плохо, очень хочется отдохнуть от хоккея. Ну а когда опять чувствуешь ритм игры: тренировки, переезды, — все это очень заводит, хочется еще играть, тем более, когда есть силы.
— От ухода из “Юности” у вас, насколько можно понять, не очень приятные воспоминания остались.
— Почему? Мы расстались, между прочим, очень даже цивилизованно, спокойно. Просто уходя я так и не переговорил с главным тренером — от этого остался какой-то осадок. Так получилось, что у нас с ним отношения разорвались вдруг, и непонятно, почему это произошло. Не было даже диалога.
— А как вас гомельские болельщики приняли? Для них ведь нет клуба более нелюбимого, чем “Юность”.
— Тяжело судить. Пока что на улице никто не подходил и ничего не говорил, а на трибунах трудно что-нибудь услышать. Во время матча концентрируешься на игре, а не на высказываниях болельщиков. Тем более, я думаю, сейчас у них не самый лучший период в болении за команду.
— Так все-таки в этом сезоне “Гомель” и “плей-офф” — слова совместимые?
Давайте подождем последнего матча и увидим. Болельщики еще надеются. Мы тоже. Последний тур все расставит по своим местам.
— По поводу слухов о том, что матч с “Витебском” был договорным…
— Ага, я слышал. Мне жена позвонила (а ей тесть сообщил, он в газетах прочитал). Вы, говорит, купили. Я сказал: ну, если у нас много денег, мы можем всех купить. Получается, что все свои победы “Гомель” добыл нечестным путем? Неприятно это слышать.
— На Олимпиаде от белорусов никто не ожидал победы над шведами. В финале Континентального кубка “Юность” довольно неожиданно выиграла у омского “Авангарда”, на тот момент одной из лучших команд России. Играть “вторым номером” легче?
— Когда соперник немного “недонастраивается”, команде, которой не отводят роль фаворитов, наоборот легче собраться. Хотя нельзя сказать, что победа над “Авангардом” была непредсказуемой. Мы показали на турнире, что можем обыгрывать сильных соперников: финский клуб, венгерский. Каждый матч — это стечение обстоятельств, и тогда они сложились в нашу пользу. Мы настраивались только на победу. Ни одна команда не выходит заведомо проигрывать матч.
— Какие, на ваш взгляд, перспективы у нашей сборной на грядущем чемпионате мира?
— Одно дело — считать и совсем другое — сыграть. В принципе, по составу команда сейчас омолодилась, появились новые звезды. Если на лед выйдут все сильнейшие — перспективы самые радужные.
— Под чьим тренерским началом вам нравилось играть в сборной больше всего?
— Однозначно Глена Хэнлона. После школы советских тренеров наставник с другими взглядами, с другим мышлением — просто незабываемое впечатление. Когда на первое место ставят хоккеиста и его семью, это очень подстегивает играть за честь страны. До Хэнлона на сборах надо было жить в гостинице, даже тренируясь в Минске. Так, готовясь к чемпионату мира, я целый месяц жил в гостинице, а не дома с семьей. Хэнлон сразу это отменил. Сказал, что человеку нужно находиться в своей семье, ведь она дает ему энергию, подпитку. И играет хоккеист за себя, за свою семью, за свою страну. Хэнлон относился к игроку в первую очередь как к человеку. И очень хотелось его доверие оправдывать.
— Как относитесь к идее интеграции белорусской команды в российское первенство?
— С одной стороны, развивать свой чемпионат — это хорошо, но “вариться” все время в закрытом пространстве, как многие отмечают, — неправильно. Все-таки уровень российского первенства повыше, а когда растет уровень соревнований, растут и сами спортсмены.
— Хобби у вас есть какое-нибудь?
— На хобби не хватает времени. Сплошной хоккей и семья. Сейчас мне ее очень не хватает: мои домашние в Минске. Старшая дочка в школу ходит, младшая — в садик. Жена работает. Тяжело без них: когда все время вместе, даже на месяц расстаться трудно. Особенно сейчас, когда дети растут. А растут они так быстро.
— Думали уже о том, что будет, когда хоккей на игровом уровне в вашей жизни закончится?
— Да я постоянно думаю о том, что он когда-нибудь закончится. И каждый раз он все продлевается и продлевается. А сейчас еще ужесточат лимит на легионеров, придется опять помогать белорусскому хоккею, двигать его вперед (хохочет). Не дают нам закончить никак. Это шутка, конечно. А о том, что будет после… Не знаю, думаю, тренерских кадров у нас достаточно, поэтому придется заниматься чем-то другим.
На вопрос о том, какой момент в своей карьере он считает самым ярким, 36-летний Владимир Копать ответил: “Он еще впереди”.
Дай Бог.
Беседу вела Ирина ЧЕРНОБАЙ

0 Обсуждение Комментировать