Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх



Руководитель светлогорской эстрадной студии «Лира» Наталья Ланцева-Нешье рассказала, почему не любит талантливых лентяев и как ей удалось растопить холодное сердце викинга

962 0 18:57 / 30.11.2023
Ее обожают ученики, уважают коллеги, боготворит муж-иностранец, который ради любимой уехал из Норвегии в Беларусь, а она искрит неутомимой энергией и заряжает ею других. Встретились с Натальей Ланцевой-Нешье, чтобы поговорить о творческом пути и личной жизни, моральных ценностях, а также о страсти странствий и женском счастье.

Наталья Ланцева и юные вокалисты эстрадной студии «Лира»


– Наталья, как и когда вы начали заниматься вокалом?

– Сколько себя помню, хотела петь и пела: дома, в садике, школе и даже в автобусе на экскурсиях брала у водителя микрофон. В общем, рот не закрывался ни на секунду. Наверное, это у меня от отца: у него в роду все были музыкантами-самоучками, а его брат возглавлял Рогачевскую музыкальную школу. Что касается меня, то в семь лет сама записалась в музыкальную студию. Через год мама отвела в музыкальную школу, которую с успехом окончила и поступила в музучилище. Маму просто поставила в известность. Училась на хоровом отделении, была академисткой от кончиков ногтей до корней волос.


– Помните первый год своей работы?

– Мое первое место работы – Боровиковская сельская музыкальная школа, потом – Чирковичская. Преподавала сольфеджио, фортепиано, аккордеон, музыкальную литературу. С удовольствием ездила на курсы повышения квалификации Минск, возвращаясь оттуда с новыми идеями. Одна из них – создание ансамбля преподавателей. Меня заметили и пригласили стать руководителем «Лиры» – после ухода основателя студии Ирины Шульги это место было вакантным год. Я согласилась не сразу: все же довольно ответственно. До сих пор благодарна за поддержку коллегам Светлане Пинчук, Петру Смоляру и, конечно, нашему мэтру Валерию Юрковцу. Впоследствии мы с ним создали дуэт и работали в ресторане по вечерам почти шесть лет. Кстати, были очень популярны. Так, из академистки превратилась в вокалистку-эстрадницу, постепенно поменяла репертуар и в «Лире». Он стал ярче и экстравагантнее.


– Как и вы сами?

– Вероятно, вы правы. Я люблю поиграть голосом, взять песню и усложнить, добавить какие-то вариации.

– Каждое произведение под себя перекраиваете, получается?

– Да, можно и так сказать, но главное – нас стали замечать, «Лира» участвовала и побеждала.


– В этом году студии, которую вы возглавляете с 1999 года, исполняется 35 лет. Чем гордитесь, какая из многочисленных побед вам дороже?

– Горжусь всеми своими учениками и люблю их очень: они у меня большие трудяжки. Ребята становятся лауреатами и дипломантами международных, республиканских, областных, районных и городских конкурсов и фестивалей, а потом многие из них связывают свою жизнь с вокальной или преподавательской карьерой. Побед действительно много, и все они дороги – в Беларуси столько талантливых детей и такая сумасшедшая конкуренция.

– Чему вы научились за годы своей педагогической практики?

– Слушать. Ведь порой приходят дети невероятно талантливые, с ярко выраженными голосами. Слушаю и учусь у них игре голосов, как они берут те или иные ноты. Природой многое дается, главное – не испортить. Мало того что сама пела, я и слушать умею, в том числе звезд зарубежной эстрады. Могу разложить все их приемы и сложить заново. Это бесконечный и завораживающий процесс.

– Сейчас сами поете?

– Нет, весь мой запал в детях, они – мое продолжение. Мне достаточно видеть, как восторженно их принимают зрители. Они показывают со сцены такую энергетику, включают не только вокал, но и душу отдают, живут на сцене.

– Можете вспомнить, что вас больше всего радовало в детстве?

– Когда мне было всего два года, умер отец, и мама воспитывала меня одна. Помню, как мечтала о проигрывателе винила, но мы его не могли себе тогда позволить. И знаете, что я делала? На последние деньги покупала пластинки и складывала их до лучших времен. Beatles, Abba, Arabesque, Boney M... Пластинки были недешевые, и однажды мама отказалась дать на них деньги. Как я рыдала! Потом кто-то подарил нам старый проигрыватель. Какое же это было счастье: с утра вставала, включала на всю громкость и пела.


– А что искренне радует сейчас?

– Не поверите, научилась радоваться каждой мелочи в жизни, каждому, пусть и маленькому, успеху. Прежде чем прийти к этому пониманию, пришлось пройти через большую боль и страдания, вызванные утратой самого близкого мне человека – мамы. Ее не стало 8 апреля 2022 года, очень тяжело пережила ее смерть. К счастью, хорошего в моей жизни тоже хватает. Сейчас счастлива в работе, браке, семье.

– Чехов сказал, что можно прочитать «Тамань» Лермонтова и умереть. Вы можете также сказать о каком-либо музыкаль ном произведении, певце или композиторе?

– Лично для меня это Фредди Меркьюри и Муслим Магомаев.

– Продолжите фразу: «Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно...»

– ...быть немножко сумасшедшим.

– Что важнее: талант или настойчивость?

– Талант приветствуется, конечно, но только на нём, если не работаешь, не выедешь. Я люблю талантливых детей, но не люблю талантливых лентяев.

– Какие качества вы более всего цените в людях?

– Чувство юмора, порядочность, ответственность и профессионализм.

– А какие считаете наименее приятными?

– Не приемлю гордыню и ложь.


– Знаю, в прошлом году вы вышли замуж, и супруг ради вас оставил Норвегию, кардинально поменял жизнь. Это серьезный шаг, на который способен решиться не каждый. Как произошло, что не вы уехали к нему, а он к вам? Какой якорь держит вас в Светлогорске?

– Я мужу сразу сказала, что не перееду. Не могла оставить маму, да и сын тут с невесткой живут, внучек должен был родиться. А еще такой родной и домашний Светлогорск, моя «Лира», без которой не мыслю себя. Вот и получилось так, что он переехал ко мне. Работает сейчас удаленно, за восемь месяцев, что мы вместе, уже дважды съездили в путешествие: В Прибалтику и Скандинавию.

– Как пересеклись ваши миры?

– Я очень люблю путешествовать, он тоже. И однажды мы встретились. Дело было в Лондоне, накануне эпидемии коронавируса. Мы выпили кофе, обменялись телефонами и разъехались. Встретиться смогли только спустя два года: из-за ковида границы закрыли, но мы каждый день общались в мессенджерах. Порой до утра. Позже он признался, что, увидев меня, сразу понял, что я буду его женой. Он очень сентиментальный, но умеет добиваться своего.

– Вы не чувствуете барьеров: языковых, культурных?..

– Разве что языковых. Общаемся на английском, а трудности перевода решаем с помощью онлайн-переводчика.


– С какими еще сложностями столкнулись, что пришлось поменять?

– Он отучил меня от долгих телефонных разговоров с подругами, а я его – от фастфуда. Чем только не кормлю: и тушеной говядиной в томатном соусе с луком, и разными блюдами из курицы, драниками, колдунами.

– Супругу достаточно общения, не жалеет, что переехал из Осло в Светлогорск?

– Говорит, что ему хватает меня. Мы вместе проводим много времени, он со мной и «Лирой» на всех городских площадках во время праздников, на репетициях, концертах и выступлениях. Это наш самый преданный поклонник. К тому же мужу нравится Беларусь, добрые, радушные, гостеприимные и такие талантливые люди. Нравятся наши песни, традиции и природа. Он души не чает в моем внуке Максиме, сыне с невесткой, моих друзьях, и это взаимно.

– Наталья, что такое счастье? Кажется, вы точно знаете ответ.

– Все на самом деле просто: очень важно встретить человека, с которым ничего не нужно усложнять. Инге именно такой – с ним все предельно ясно, несмотря на трудности перевода. Знаю, что он меня любит, а я его. Счастье для меня – в семье, любимой работе и возможности путешествовать.

Фото автора
Актуально
АктивАвто.jpg

Отор.jpg
морозовичи-агро9.jpg
0 Обсуждение Комментировать
АктивАвто.jpg