Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх



Стать художником на пенсии. Как гомельчане 60+ находят свое призвание

2592 0 13:55 / 09.01.2023

В Гомеле при Центре социального обслуживания населения Советского района работает клуб «Акварель», объединивший людей, которые после выхода на пенсию решили стать художниками. Никто из участников клуба не имеет художественного образования – держать в руке кисточку, как детей – ложку, они учили друг друга сами. И, удивительное дело, получилось: спустя годы практики акварелисты-самоучки выставляются на лучших площадках Гомеля. О том, каково это – освоить искусство с нуля на пенсии, журналисты городского журнала "Белка" поговорили с руководителем клуба Ниной Сербуновой и его участницами – Ольгой Ильиной и Ириной Швадроновой.



Нина Сербунова: «Многие приходят просто пообщаться»

– Однажды, уже будучи на пенсии, я оказалась на выставке гомельской художницы Надежды Репиной. Она была известна своими прозрачными акварелями в технике «мокрым-по-мокрому» – когда бумагу предварительно смачивают водой и рисуют разводами, что называется, «по-сырому». Я об этой технике не имела никакого представления, и увиденное было для меня сенсацией: Надины пейзажи нарисованы как будто туманом, а не кистью. Такие невесомые, размытые, воздушные… Я готова была заплатить любые деньги – лишь бы меня научили рисовать точно так же. И в разговоре с Надей выяснила, что она давным-давно хотела открыть клуб для людей, как она выразилась, серебряного возраста – то есть таких, как я. Это было в 2012 году, ровно десять лет назад.

Руководитель клуба «Акварель» Нина Сербунова.

После каждой Надиной выставки к клубу присоединялись 7-10 человек, но оставались единицы. Кто-то ожидал, что научится рисовать на первом же занятии, и бросал на втором. У других не хватало времени практиковаться дома. Третьи приходили к выводу, что им больше нравится рассматривать картины, чем писать их. Короче говоря, хотя Надя Репина была авторитетнейшим художником, а занятия в клубе – бесплатными, команда собиралась медленно.

Несколько лет клуб занимался в помещении, которое для нас арендовала одна благотворительная организация. Затем срок аренды истёк, и продлевать его не стали. Нужно было срочно искать новое помещение. Вернее, того, кто его бы предоставил: самостоятельно арендную плату мы бы не потянули. Тогда Оля Ильина, которая ходила на танцы при Центре социального обслуживания населения Советского района, пригласила администрацию на одну из наших выставок. Руководитель клуба Надя Репина, сама его концепция и наши работы всем очень понравились, и «Акварель» пригласили стать частью Центра. Нам даже выделили отдельное помещение: хоть и не самое оснащённое, но зато тёплое, уютное, а главное – бесплатное. Здесь мы и «осели».

Два года спустя Надя Репина покинула «Акварель», и клуб остался без руководителя. Никто другой у руля становиться не хотел, и я, как староста, взяла это на себя. Морально готовилась, что через месяц – другой люди разбегутся: кому нужны уроки без наставника? Собственное руководство я трезво оценивала как помощь с организацией занятий и выставок. А в профессиональном плане я оставалась такой же, как и все, ученицей. Даром, что самой опытной.

Удивительно, но за прошедшие шесть лет из клуба никто не ушёл. Мы научились учить друг друга сами. Например, раз в месяц я приношу корзину сезонных фруктов из своего сада и какой-нибудь букет – цветов, осенних листьев или еловых веток, и мы садимся рисовать натюрморт. Потом раскладываем работы «на просушку», обязательно хвалим каждую и высказываем пожелания, что и как можно было бы улучшить. На другом занятии стараемся повторить картины известных акварелистов – это хорошо тренирует «чувство краски», способность предугадывать, куда именно она потечёт и как расплывётся. На третьем занятии мы можем не рисовать вовсе, а готовиться к выставке и оформлять работы. Мы сами себе режиссёры, ни от кого не зависим. И это бывает трудно понять новичкам.

Здесь вот ведь ещё какой нюанс: «Акварель» – не кружок рисования, а именно клуб, сообщество пенсионеров. За неделю люди успевают соскучиться друг по другу, и некоторые приходят просто пообщаться. У нас даже галёрка есть, где кисточки и краски разложены так, для соответствия антуражу и очистки совести, а сами художницы всё занятие болтают о своём. Хорошо, если два слова запомнят по теме. И это замечательно, что у людей, вышедших на пенсию, есть возможность социализироваться. Потому что рисовать, если так разобраться, можно и в своих четырёх стенах.



Ольга Ильина: «Мы благодарны всем, кто когда-то в нас поверил»

– Я пришла в клуб годом позже Нины. История точь-в-точь, как у неё: увидела на выставке акварели Нади Репиной – и загорелась. Причём работы были те же самые – они тогда «гастролировали» с одной выставочной площадки на другую. Наверное, это признак высокого искусства – если чьи-то картины производят одинаково сильное впечатление на людей, друг с другом не знакомых и смотрящих на них в разное время.

Технику «мокрого-по-мокрому», кроме прочего, отличает непредсказуемость результата. Направление, в котором потечёт краска, зависит от качества и толщины листа бумаги, угла его наклона, от того, насколько он пропитан водой, и даже от внешних факторов – температуры и влажности воздуха. Собственные работы – и те повторить невозможно. А натюрморты, которые мы рисуем по Нининым композициям, в результате выглядят как двадцать разных картин. Сравниваешь их друг с другом – и складывается впечатление, что с разной натуры писали.

Ольга Ильина, Нина Сербунова и Ирина Швадронова

Конечно, это говорит ещё и о том, какие мы разные. В работах наших художниц отражаются особенности их характера, мировоззрение, иногда даже профессия. Особенно очевидно это на выставках, когда картины вывешены компактно, друг за дружкой. Например, у Нины они канонически размытые, прозрачные. А у Гали Капитан – насыщенные, красочные и немного детские. Если бы вы пообщались с каждой из нас продолжительное время, без труда определили бы, где чья работа, не глядя на подписи.

Кстати, о выставках. Хорошо, что есть такая возможность – показать свои работы хоть в библиотеке, хоть в картинной галерее. Сразу откуда ни возьмись берутся силы за вечер закончить картину, над которой сидела полгода. Приободряешься, веселеешь – это всё равно, что на сцене выступить.

Сначала нас мало кто воспринимал всерьёз. Как правило, Нине отвечали: «Мы вам перезвоним», – и аккуратно вешали трубку. Почему-то не верили, что пенсионеры бывают художниками. Думали, бумагу переводим. Тогда Нина собрала с каждого участника клуба по нескольку работ, оформила их в папку и стала оббивать пороги городских выставочных пространств. Заучила, как индийскую мантру: «Да, мы не имеем художественного образования. Да, мы пенсионеры. Да, целых двадцать человек». И лишь после того, как собеседник соглашался открыть папку, с ним складывался диалог.

Год за годом, выставка за выставкой, у «Акварели» нарабатывался авторитет. Нас стали узнавать. Договариваясь с новой площадкой, уже можно было сказать: «А мы там-то выставлялись, а мы с теми-то сотрудничали», – и тогда нас принимали охотнее. Сегодня в портфолио клуба – выставки в Музее истории Гомеля, Картинной галерее Ващенко, Центральной городской библиотеке и других пространствах. Одну из последних – к 880-летию Гомеля, для которой мы рисовали городские пейзажи, организатор назвала «музейным вариантом». Когда Нина это рассказала, мы с девочками подумали, что она шутит. Каждому, кто когда-то в нас поверил, мы благодарны. И отдельное спасибо Центру, который помогает доставить картины на выставку и обратно.

С выставками, к слову, связано множество забавных историй. У нас обычно есть месяц, чтобы подготовить работы – закончить начатые или нарисовать новые. Так вот, одну картину я с нуля написала за вечер – на эмоциональном подъёме. Нина все наши работы знает, а этой, разумеется, не помнила. Сказала, что два месяца над такой сидела бы: замечательная, мол, картина, заслуживает самого видного места.



И что вы думаете? Организаторы её не приняли вовсе. Сказали, «не формат» – якобы не вписывается в концепцию выставки. Такой же вердикт ждал одну из Ириных работ. К новости я отнеслась спокойно, хотя и немного расстроилась: ничто не ново под луной, художника по-прежнему обидеть может каждый… (смеётся) А Нину такой расклад не устроил. Она взяла наши с Ирой работы и убедила организатора, что они во что бы то ни стало должны участвовать в выставке. Их повесили. А потом приехало телевидение и из всех картин именно эти две взяло крупным планом. Так что главное – понравится ли она зрителю, а этого заранее знать никак нельзя.

Ирина Швадронова: «Главное – продолжать учиться»

– Я присоединилась к клубу позже всех, в 2015 году. Мой подход был другим, практичным: я искала занятие для души и здоровья, чтобы развивать на пенсии мелкую моторику. Вышивка, вязание и прочее рукоделие никогда не нравилось, о рисовании я даже не задумывалась. Некоторые люди психологически к этому расположены: например, разговаривают по телефону или очереди ждут – и в блокноте что-то чирикают, штрихуют. А у меня совсем другой склад ума – математический.

А в этот клуб – он тогда ещё назывался «Акварельная сессия» – ходила моя подруга. Как-то раз она пригласила меня на одну из первых клубных выставок, где были в том числе и её работы. Там я познакомилась с Надей Репиной, которая, видимо, заметив мою заинтересованность, предложила хотя бы попробовать. Я попробовала – и решила остаться.

Во-первых, работать с красками оказалось интересно и по-детски захватывающе. Во-вторых, сам процесс – пропитывания водой бумаги, наблюдения за потёками цвета – был по-настоящему терапевтическим: даже если ничего не получается, всё равно в удовольствие. А если начнёт получаться… А если ещё и похвалят! (смеётся)

Иногда у меня спрашивают, сколько времени ушло, чтобы научиться рисовать с нуля. Я отвечаю, что не научилась до сих пор, хотя занимаюсь уже семь лет. Мои работы совсем не похожи на прозрачные акварели Нади Репиной. Они более геометрические, с выступающими контурами – даёт о себе знать математический склад ума, как правильно заметила Оля.

И хотя Надя Репина тоже не оканчивала художественных училищ и называла себя самоучкой, в её отношении более применимо слово «самородок». У человека был дар, и этим всё сказано. Образование и годы практики помогут овладеть техникой, то есть ремеслом, а творческого гения, условно говоря, не воспитают. Это касается любой профессии. Бывает, такое платье выйдет из-под иглы портного – ахнешь! А бывает, как у Райкина: «Я лично пришивал пуговицы. К пуговицам претензии есть?»

Поэтому для нас главное – учиться и не завышать ожиданий и требований к себе. А возможностей учиться предостаточно. Кроме выставок, Нина старается организовывать мастер-классы, приглашать на занятия клуба художников-профессионалов: хочется сказать спасибо Игорю Хайкову, Татьяне Горбачевской, Ольге Копачёвой. Если где-то в городе проходит выставка известного акварелиста, а к открытию приурочен мастер-класс, наш клуб приходит на него всем составом, и получается как будто выездное занятие. Однажды Денис Петруленков научил нас, как тёмным цветом изобразить снег. Рисуя ночной деревенский пейзаж, он обмакнул кисть в тёмно-фиолетовую краску и сказал: «Снег у художника может быть любого цвета». Пожалуй, это не столько практический, сколько философский совет любителям, боящимся отойти от канона. В чём угодно, не только в изображении снега.

В 2018 году, когда мы уже твёрдо держали в руках кисти, захотелось научить этому других. Так началась волонтёрская деятельность клуба «Акварель». Пока единственные наши ученики – пациенты Дуяновского психоневрологического дома-интерната, которых мы стараемся навещать по праздникам. Привозим с собой бумагу, краски, кисточки – и вместе рисуем. Хотя в «дуяновке» содержатся взрослые люди, восприятие мира у них абсолютно детское. Они называют нас «художниками» и никогда не хотят отпускать. Однажды мы даже организовали совместную с ними выставку «Преодолевая, радуемся». Посетителей было как никогда много, мы даже не ожидали, что она вызовет такой резонанс.

А ещё хотелось бы похвалить наших девочек. Они ведь не только художницы. Нина мастерит замечательных кукол и гномов, участвует в ремесленных выставках-продажах ко всем городским праздникам. Оля занимается в танцевальном коллективе «Бабульки» и каждое воскресенье ходит со мной на игру «Что? Где? Когда?». Я состою в клубе скандинавской ходьбы «Белые ходоки», с которым «обошла» всю Гомельскую область и даже побывала в других городах. Из Гомеля мы, конечно, добираемся на автобусе, а дальше – только пешком. В свободное время изучаю английский. Получается, что дома сидеть некогда. А сейчас пора распаковывать картины – они только вчера вернулись с последней нашей выставки.

Фото Марии Амелиной
Культура


Гомельгосплемпредприятие.jpg
Гомельский химический завод_учеба.jpg
Отор_сайт.jpg
морозовичи-агро11.jpg
0 Обсуждение Комментировать