Вверх


Ветеран войны Иван Гавриленко живет огромным желанием встретить 75-ю победную весну и свое 95-летие

1157 0 10:00 / 04.09.2019
Время не властно над памятью, над воспоминаниями тех, кто не может забыть страх и боль, отчаяние и надежду, ненависть и любовь, пережитые в военное лихолетье. Ветеран войны Иван Гавриленко живет огромным желанием встретить 75-ю победную весну и свое 95-летие.

Когда началась война, ему только исполнилось 16 лет. Молодой, крепкий, энергичный, он мечтал о счастливом будущем. Но все планы рухнули, когда над страной нависли свинцовые тучи войны.

В июне Иван вместе с юношами и девушками из Казимировки и окрестных деревень, погрузившись на подводу, отправился на Украину, чтобы готовиться к обороне. Вдоль Днепра, натирая руки до мозолей, они рыли окопы и с тревогой смотрели на противоположный берег. Однажды, переправившись через реку, молодые люди узнали, что Лоев захватили фашисты. По дороге увидели убитых, раненых и бегущих бойцов, впервые ощутили запах смерти.

Оккупация. В родной деревне наблюдали за вражескими танками, мотоциклами: парням интересно было видеть такую технику. Серьезную опасность Иван осознал, когда помогал партизанам: подвозил их до леса у деревни Рекорд. Помнит, как в 1942-м земляки взорвали машину с немецким генералом. А потом из-за местного предателя, служившего в полиции в Рудне Маримоновой, всех казимировцев согнали на кладбище и навели на них автоматы. Пережитое нельзя назвать страхом — это душераздирающая боль за себя и своих родных. Господь отвел беду, хотя сожгли тогда трех ни в чем не повинных людей: Ивана Гавриленко, Ивана Атрощенко и Константина Недбайло. Когда в 1943-м приближался фронт, жителям деревни пришлось искать спасения от озверевших оккупантов в лесах, на болотах, в соседних деревнях. Операция фашистов “Сожженная земля” не обошла стороной: сгорели многие дома в деревне, а во дворе Гавриленко уцелела маленькая “степочка”, накрытая жестью. Так и жили там, встречая советских солдат.
В октябре 1943 года после освобождения Лоева Ивана призвали в Красную армию. Три деревенских парня, получив оружие, встали в ряды защитников. Один из них погиб, второй вернулся инвалидом, а Гавриленко шаг за шагом отсчитывал политые кровью километры. Дорогу до Брянска, которую из Лоева новоиспеченные бойцы отмеряли пешком.
Иван Алексеевич принимал участие в наступлении на Волховском фронте, был артиллеристом, потом пулеметчиком максима. Однажды зимой, перетаскивая лошадьми пушки-сорокопятки через реку, увидел, как те пошли под лед. Пришлось нырять в ледяную воду. Получил воспаление легких, а после ленинградского госпиталя сразу отправился на сборный пункт, оттуда — в Финляндию. 

IMG_6971.JPG
Иван Гавриленко в молодости…

IMG_6962.JPG
…и теперь

Воспоминания уносят собеседника на Онежское озеро, в город Тарту. Он не забыл, как хоронили друзей, освобождая Прибалтику, как глушили слезы после каждой вырытой могилки, как, борясь с голодом, ели по дороге на Польшу зеленую брюкву и тосковали по родной земле.

15 января 1945 года при наступлении на Наревский плацдарм боец получил тяжелое ранение. Три долгих месяца госпиталей и санчастей казались вечностью, а нескончаемые фронтовые дороги уводили все дальше от милой Беларуси: Москва, железнодорожная станция Слюдянка, Байкал… Сразу после госпиталя молодой человек спешит на сборный пункт в Иркутске, ведь где-то еще льется кровь, советские солдаты гонят фашистов на Запад. Когда поезд остановился в Чите, красноармейцы узнали желанную новость: победа! Никто не стеснялся в этот день слез, ведь впервые за долгие годы люди рыдали от счастья: враг разбит.

Для нашего земляка война не закончилась 9 мая. В составе 12-й воздушной армии Иван Гавриленко участвовал в боевых действиях в Монголии, Маньчжурии. После капитуляции Японии продолжил службу. Вскоре сержанта определили в роту охраны, и до 1950 года он нес службу на станции Кругликово. Впервые за долгие годы, в 1948-м, получил долгожданный отпуск на 10 дней. Мама к этому времени уже умерла, и парень разыскал в детском доме города Речицы свою младшую сестренку.

Невозможно представить, что пережил Иван Алексеевич в юности, а он, хотя и волнуется, детально рассказывает о событиях семидесятилетней давности. Почему не может забыть дороги и названия населенных пунк­тов? Почему так ярко вспоминает события? Объясняет это просто: все время незримо рядом с ним была любимая девушка Таня. Они вместе росли, рыли окопы на Украине, прятались от фашистов под дулами автоматов. Именно она вселила в него веру и надежду, когда пешком пришла в Брянск, чтобы Ваня поел домашней еды. Она ждала возвращения и молилась долгие семь лет, когда парень громил врага, замерзал в окопах, сжимая зубы от боли, чтобы не потревожить товарищей. А после освобождения, когда молодой сержант обучал молодое поколение защитников, девушка часами смотрела на дорогу в ожидании любимого человека. Ведь еще в 1943-м молодые люди поклялись держаться друг друга, чтобы всю жизнь быть вместе. “Она мой ангел-хранитель. Только ее любовь помогла мне выжить, только она своей любовью защищала меня от пуль, благословив в дорогу коротким приказом: “Выжить!”, — говорит ветеран.

Родного человека уже нет рядом. Ивана Алексеевича не оставляют сын, проживающий в Мохове, и дочь, которая приехала к отцу из Барановичей. Дедушку с удовольствием слушают внуки и правнуки. Несколько лет назад сердце ветерана дало сбой, близкие очень волновались за его здоровье. После сложной операции Иван Алексеевич снова борется за полноценную жизнь.

Ветерану 94 года. Лежать в постели? Это не для него. Ежедневно по утрам делает “марш-бросок” до дома соседей. Неважно, что незаменимым помощником стала трость, что дочь старается не отпускать отца одного и постоянно находится рядом. Но как и прежде вспоминает приказ любимой Тани “Выжить!”, руководствуется и наставлением дочери — достойно встретить свой юбилей и юбилей Великой Победы.

Ветеран Гавриленко день за днем, шаг за шагом словно продолжает победное шествие. Он достоин восхищения!
Общество
Фото автора и Т. ВИКТОРОВОЙ
водители.jpg
0 Обсуждение Комментировать