Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Баннер на Гомельской правде 816х197 (1) (1).jpg

Родиться и остаться в живых. Что такое беби-боксы, как они работают в России и нужны ли в Беларуси?

5006 0 16:55 / 25.12.2021
Разговоры о необходимости «окон жизни» в Беларуси ведутся давно. Мнения разные, иногда полярные. Что собой представляют беби-боксы, как они функционируют в России и нужны ли в нашей стране, выяснила корреспондент «Гомельскай праўды».

186A8974.jpg
Если женщина хочет отказаться от ребенка, это можно сделать в законном порядке: родить в медучреждении и написать заявление. Фото Алексея Герасименко

Дала жизнь, забрала жизнь

В этом году Гомельщину потрясли два страшных события, связанных с материнской жестокостью. 30 июля тело новорожденной малышки обнаружили в лесу возле Мозырской городской детской больницы. Умирать в коробке ее оставила мать – 38-летняя жительница райцентра, ведущая бродяжнический образ жизни и злоупотребляющая спиртными напитками, рассказала официальный представитель УСК по Гомельской области Мария Кривоногова. Согласно материа­лам дела, мозырянка встретила знакомых, и они вместе поехали на страусиную ферму в Мозырском районе, где несколько дней выпивали. Там же в ночь с 20 на 21 июля женщина родила девочку. Затем перевезла ее в райцентр и отнесла в лесной массив. Что произошло с ребенком после, уже сказано.

Сейчас уголовное дело находится в производстве следственного управления УСК по Гомельской области. Женщине предъявлено обвинение по пунктам 2 и 6 части 2 статьи 139 (убийство заведомо малолетнего, находящегося в беспомощном состоянии, с особой жестокостью) Уголовного кодекса Беларуси.

Второй случай зверского обращения с только что появившимся на свет человеком произошел 15 октября. В Гомеле на улице Герцена в пункте заготовки вторсырья в общественном туалете обнаружили новорожденного мальчика. Из выгребной ямы его извлек работник МЧС – начальник караула пожарной аварийно-спасательной части № 11 Гомельского района Александр Сабодаш. Младенец выжил: его госпитализировали, медики стабилизировали состоя­ние.
 
Что примечательно, от первого ребенка эта женщина отказалась в законном порядке. То есть знала, что есть такой путь, рассказал главный врач областной детской клинической больницы Вячеслав Ижаковский.

Сотрудники милиции задержали 26-летнюю гомельчанку. По информации Следственного комитета, предварительно установлено, что женщина родила ребенка в туалете и выбросила его в выгребную яму. Она ведет асоциальный образ жизни, ранее неоднократно привлекалась к уголовной ответственности.

Гражданка находится в статусе обвиняемой по части 1 статьи 14, пунктам 2 и 6 части 2 статьи 139 (покушение на убийство малолетнего с особой жестокостью) УК Беларуси. В отношении гомельчанки проводится стационарная комплексная психолого-психиат­рическая экспертиза, сообщила Мария Кривоногова.

Похожая история произошла в 2017-м в Гомельском районе. Только закончилась она трагически. 29-летняя жительница деревни Зябровка родила дома без медицинской помощи. Завернула малыша в тряпки и выбросила в туалет. По информации БелТА, в 2011 году сельчанка тоже родила дома, но тогда посторонние люди, узнавшие о родах, отвезли ее в мед­учреждение, где она отказалась от младенца.

Женщину признали виновной в убийстве заведомо малолетнего, находящегося в беспомощном состоянии, с особой жестокостью. На основании пунктов 2 и 6 части 2 статьи 139 УК Беларуси ее приговорили к 15 годам лишения свободы, рассказали в пресс-службе областного суда.

Истории поражают хладнокровием. Последствия таких поступков слишком серьезны и необратимы. Задачей женщин было избавиться от малыша тайно и без последствий. Именно поэтому решением проблемы могли бы стать беби-боксы: в них можно анонимно оставить младенца, и за это не грозит уголовное преследование. Тем более в Гомеле уже был случай, когда мать не убила нежеланное дитя. 9 июля 2019 года уроженка Кормянского района родила девочку на съемной квартире. 15 июля принесла ребенка в туалет областной клинической больницы. Рядом оставила пакет с вещами и записку с датой и временем рождения малышки.

Как рассказал «Гомельскай праўдзе» официальный представитель УВД облисполкома Виталий Пристромов, к ответственности женщину не привлекали. Находясь в РОВД, она написала официальный отказ от ребенка.

Не требует больших затрат

В России беби-боксы функционируют с 2011 года. Инициатором их установки выступил российский благотворительный фонд «Колыбель надежды». Мы связались с его руководителем Еленой Котовой, чтобы узнать о системе подробнее.

Беби-бокс внутри.jpg
Когда ребенка помещают внутрь беби-бокса, дверца закрывается и блокируется, повторно ее открыть нельзя.  Фото предоставлено Еленой Котовой

Беби-боксы – пункты анонимного приема младенцев для профилактики инфантицида (детоубийства) и сохранения жизни ребенку, который стал нежелательным для биологических родителей. Конструкция представляет собой вентилируемый бокс, он открывается со стороны улицы, как окно. Устанавливается на первом этаже медучреждения и, что важно, в месте без камер видеонаблюдения.

Когда ребенка помещают внутрь, дверца закрывается и блокируется, повторно ее открыть нельзя. Срабатывает сигнализация на посту дежурного медперсонала, младенца сразу же забирают и осматривают. Сообщают об этом факте в полицию и органы опеки. Полиция составляет акт о доставлении подкинутого ребенка и проверяет, не находится ли он в розыске, чтобы исключить криминальный характер использования беби-бокса. После всех необходимых медицинских процедур малыша передают в ведение органов опеки и попечительства.

По словам Елены Котовой, возле беби-боксов не нужно никому дежурить. Не требуется затрат и на обогрев: младенец находится в «окошке» в пределах минуты, для поддержания нормальной температуры хватает отопления в самом помещении медучреждения. Достаточно регулярно проводить санитарную обработку и проверять функционал конструкции.

Беби-бокс.jpg
Беби-бокс открывается с улицы, как окно. Устанавливается на первом этаже медучреждения и в месте без камер видеонаблюдения. Фото из интернета

Когда всё горит синим пламенем

Сегодня в России размещено 16 беби-боксов. За десять лет удалось спасти более 110 детей. Пока ребенка не усыновили, его могут забрать обратно в биологическую семью – за время работы «окон жизни» в России к родным вернулись 11 человек. В этом помогают документы, ДНК-экспертиза. Однажды малыша забрали и усыновили бабушка с дедушкой – такое тоже возможно.

– Беби-бокс позволяет сохранить для общества двух людей – не только ребенка, но и мать, – отмечает президент фонда «Колыбель надежды». – Бывают разные семейные ситуации: женщины сталкиваются с неприятием со стороны близких и в целом окружающих, боятся осуждения. К нам за помощью однажды обращалась девушка, родители которой не принимали ее ребенка. К слову, потом она забрала его. После родов некоторые находятся в нестабильном психологическом состоянии. Беби-бокс служит запасным вариантом в ситуациях, когда у женщины всё горит синим пламенем и другого выхода нет.

В 2016 году фонд совместно с партнерами при поддержке президента России провел комплексное исследование по определению социально-психологических основ инфантицида и механизмов его профилактики.

– Мы изучили более 150 судебных решений в отношении матерей, убивших младенцев. Не во всех делах присутствовали личные данные подсудимых. Но проанализировали то, что имелось, и дополнительно провели интервью с женщинами, которые согласились поговорить. И были поражены результатом, – рассказала Елена Котова. – У многих на момент совершения преступления уже были дети. Боялись, что с рождением очередного ребенка средств на содержание всех не хватит. Боялись, что если просто откажутся от новорожденного, то у них заберут остальных детей (на самом деле это не так). Более того, были женщины из благополучных семей, многие не имели поддерж­ки от партнера и ближайшего окружения.

В российском законодательстве работа беби-боксов не прописана. Но нет и запрета на их функ­ционирование. А все действия и процедуры, возникающие вокруг темы «окон жизни», и так закреплены в законе.

– Беби-боксы не рекламируют отказ от детей. Возле них размещена краткая информация о том, как работает устройство, что происходит с ребенком потом, а также телефоны и адреса помощи, куда может обратиться женщина в кризисной ситуации, – отметила Елена Котова. – В большинстве регионов, где были установлены «окна жизни», количество официальных случаев инфантицида снизилось.

Фонд совместно с органами опеки, полицией, Следственным комитетом, уполномоченными по правам ребенка ведет профилактическую работу по оказанию помощи женщине до того, как она примет решение по отказу от ребенка. В частности, функционируют кризисные центры для беременных и женщин с детьми, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Пилотный проект

В Беларуси «окна жизни» не установлены. Тему обычно поднимают, когда происходит очередной случай инфантицида, но со временем она сходит на нет. Вопрос о необходимости беби-боксов, пожалуй, всегда будет вызывать дискуссию. Слишком он животрепещущий. Даже в России до сих пор не утихают споры о том, как должна работать система. Что уж говорить о нашей стране, которая не имеет опыта установки «окон жизни».
 
По словам главного специалиста отдела организации медицинской помощи (по педиатрии) главного управления здравоохранения Гомельского облисполкома Татьяны Великановой, в Беларуси развитие системы беби-боксов нецелесообразно:

– Анонимность и доступность процедуры оставления малыша запрограммированно увеличит количество отказов от детей. Альтернативой должна быть организация центров поддержки и помощи матерям: надо работать с женщинами и убеждать их не отказываться от ребенка.
 
Член Постоянной комиссии Совета Респуб­лики Национального собрания Беларуси по образованию, науке, культуре и социальному развитию, председатель областной организации Белорусского Общества Красного Креста Алла Смоляк считает, что можно запустить в нашей стране пилотный проект. Работа беби-боксов в первую очередь направлена на помощь детям асоциальных матерей, которые могут закопать, утопить своего младенца. Но при наличии «окон жизни» они, возможно, не станут искать способы избавиться от ребенка. Будут знать, что его можно оставить в безопасном месте и никакой слежки не последует, их не привлекут к ответственности. И новорожденный при этом продолжит жить.

– Уверена, что нужно посмот­реть и проанализировать, как это будет работать. Важно также тщательно изучить международный опыт, – отметила Алла Смоляк. – Государство может сформировать социальный заказ на установку беби-боксов. Общественные объ­единения начнут заниматься этим, выскажут свое видение. Красный Крест готов участвовать в инициативе, в частности в нашей области.

«Окна жизни», безусловно, не отменяют необходимости профилактики отказов от детей. Важно, чтобы на беби-боксах размещалась информация о возможных видах помощи. В частности, в Гомеле работает кризисный центр Красного Креста для людей в трудном положении. Здесь помогут беременным и женщинам с детьми, столкнувшимся с домашним насилием. Поддержку окажут волонтер-психолог, социальный работник. Кроме того, сюда может обратиться человек, оставшийся без крыши над головой либо желающий избавиться от алкогольной зависимости, реабилитироваться и вернуться в общество.

Каждая женщина, оказавшая­ся в трудной жизненной ситуации, имеет возможность получить комплексную поддержку. За консультацией, временным приютом, юридической и психологической помощью можно обратиться в районные (городские) территориальные центры соцобслуживания населения.

В приоритете биологическая семья

Количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в нашей области уменьшается. Закрыт Гомельский детский дом, в регионе остался только один детдом – в Мозыре. Отказов от новорожденных стало меньше, но такие случаи происходят, рассказали в главном управлении образования облисполкома.

Как уже говорилось выше, женщины, которые в 2017-м и в нынешнем году оставили младенцев в туалете, имели опыт официального отказа от ребенка в медучреждении. Как в нашей стране работает эта система?
 
В целом она направлена на предупреждение отказов. Мать пишет заявление родителя о согласии на усыновление при отказе от ребенка. Об этом информируются органы опеки и попечительства, и в первую очередь выясняются причины.

– Да, чаще так поступают родители, которые не создали условий для жизни младенца, или те, которые были лишены родительских прав в отношении старших детей, – отмечает старший инспектор по охране детства Национального центра усыновления Елена Потапенко. – Но есть редкие случаи отказа родителями, уже воспитывающими в своей семье ребенка. Более десяти лет назад женщина, имеющая двух детей, отказалась от младшего. Представьте, как будет чувствовать себя этот малыш, когда вырастет и узнает свою историю. Не будет ли он задаваться вопросом, почему мама отказалась именно от него, что же с ним не так? Еще пример: девушка дала согласие на усыновление, потому что мама ей сказала: «Можешь с этим ребенком домой не приходить». Но бывает и так, что женщина преувеличивает свои проблемы, и важно ей помочь в этот момент справиться с ними. Учитывая приоритет родственных связей, специалисты охраны детства выясняют, готовы ли родственники ребенка принять его в свою семью. Только в случае невозможности передачи ребенка на воспитание в семью родственников информация о нем передается в Национальный центр усыновления.
 
Важно понимать, что родители, которые дали согласие на усыновление и отказались от воспитания ребенка, имеют возможность забрать дочь или сына, но только до момента усыновления. Если решение суда вступило в законную силу, у них нет возможности вернуть малыша.

В законодательстве определены категории родителей, обязанных возмещать расходы по содержанию детей. Среди них нет тех, кто дал согласие на усыновление. Однако отказ от ребенка служит веским основанием для лишения родительских прав, что позволит взыскать с родителей расходы по содержанию детей.

– В Беларуси создана система охраны детства, обеспечивающая реализацию права ребенка на воспитание в семье. Приоритетная задача государственных органов, учреждений образования – устройство детей-сирот в замещающие семьи (усыновление, установление опеки (попечительства), направление в приемную семью, детский дом семейного типа), – рассказала Елена Потапенко. – На примере Гомельской области необходимо отметить, что сейчас на учете состоят около 20 кандидатов в усыновители. В прошлом году 88 детей Гомельщины усыновили семьи, проживающие не только на территории нашего региона, но и в других областях страны.

Спросили у Елены Потапенко об отношении к беби-боксам. По ее мнению, биологическая семья всегда в приоритете, но есть исключительные случаи:

– Никогда не пойму и не буду пытаться понять жестоких, бесчеловечных действий, которые способны совершить женщины в отношении своих детей. Они должны дать ребенку шанс жить: родить в лечебном учреждении, не подвергая риску ни свою жизнь, ни жизнь малыша. Если не нужен ребенок, могут в законном порядке отказаться от его воспитания. Большое горе, когда происходят трагедии с детоубийством. Знаю семьи усыновителей, которые прошли через свою непростую жизненную историю, со слезами на глазах ожидают ребенка, у них он рос бы в любви и заботе… По­этому если беби-боксы спасут хотя бы одну жизнь, то они нужны. Девочка, которую мать оставила в областной больнице в 2019 году, уже удочерена и живет в любящей и заботливой семье. Для нее все закончилось хорошо, потому что биологическая мать все-таки дошла до больницы и оставила там малышку. Но если женщина не имеет материнского чувства, то здесь и беби-бокс не поможет. Поэтому главное, чтобы «окна жизни» были результативны.
Общество
1213.jpg

белоруснефть.jpg
УПК Белоруснефть ОБЪЯВЛЕНИЕ ф.А5.jpg
Сайт морозовичи-агро2.jpg
0 Обсуждение Комментировать
1213.jpg