Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Баннер на сайт 816х197.jpg


"Тяжело видеть горе матерей и отцов". Что рассказали белорусские спасатели после миссии в Турции

755 0 19:53 / 26.02.2023
Последствия страшного землетрясения, настигшего турецкий народ, будут устранять еще долго. Но гораздо дольше это горе незаживающей раной будет жить в сердцах людей, родные и близкие которых оказались погребены под обрушившимися зданиями и конструкциями. Наша страна откликнулась на трагедию турецкого народа, 64 спасателя из республиканского отряда специального назначения "ЗУБР" МЧС отправились на помощь в борьбе с последствиями разрушительного природного катаклизма. Оперативный дежурный республиканского отряда специального назначения "ЗУБР" МЧС Сергей Новичук, который недавно вместе с коллегами вернулся в Беларусь, в проекте "В теме" на YouTube-канале БелТА поделился воспоминаниями о непростой миссии в Турции.

000022_1677429847_552562_big.jpg

"Раньше склон горы, где расположен город, светился гораздо сильнее, а мы увидели только редкие огоньки"

Белорусские спасатели отправились в Турцию двумя группами, и Сергею Новичуку предстояло лететь во второй. Первая группа вылетела в разрушенный землетрясением Газиантеп 8 февраля, а уже через сутки в этот же турецкий город вылетела вторая группа. "На 64 человека было две единицы тяжелой техники - автомобили МАЗ и два оперативных автомобиля. Мы загрузили технику, погрузились сами и вылетели", - рассказал Сергей Новичук.

Первые сложности возникли еще до посадки. Самолету с белорусскими спасателями из-за загруженности аэропорта в Газиантепе не дали посадку и отправили на второй круг. "Мы отслеживали по телефонам, что был большой поток воздушных судов. Тогда нас отправили на какой-то запасной аэродром местных турецких авиалиний. Мы переждали там несколько часов, пока освободился нужный нам аэропорт, после чего нас перебросили туда. И уже к девяти утра мы были в Газиантепе. Оттуда нас перебросили маршем в Кахраманмараш, и уже вечером мы выехали по первому адресу", - вспоминает белорусский спасатель.

Позже местные жители расскажут Сергею Новичуку, что раньше город светился гораздо ярче. "Раньше склон горы, где расположен город, светился гораздо сильнее, а мы увидели только редкие огоньки. Газиантеп - это город-миллионник, то есть, достаточно большой населенный пункт", - поделился первым впечатлением от прилета в Газиантеп Сергей Новичук.


"Я спрашиваю у ребят: "Как работается?" Они говорят: "Сложно объяснить, после первого выезда все поймете"

Спасатели - это те люди, которым по долгу службы невольно приходится сталкиваться с человеческим горем и трагедиями. К сожалению, люди по-прежнему гибнут при пожарах, в автоавариях или на водоемах. Сергей Новичук убежден: к беде такого масштаба, с которой спасатели столкнулись в Турции, подготовиться невозможно. "Эмоциональный фон нужно сразу отключать, потому что нормально работать не получится. У тебя есть задачи, которые нужно выполнять, несмотря ни на что. Даже видя масштабы трагедии, боль этих людей, которые фактически остались без крова. Мы работали, а они рядом разбили лагерь и жили там. Поэтому шоковое состояние было, но не было времени на эмоции. Мы прибыли в лагерь, и как раз с участка вернулись наши ребята, которые прибыли раньше. Я спрашиваю: "Как работается?" Они говорят: "Сложно объяснить, после первого выезда все поймете", - рассказал Сергей Новичук.

"Если собака обозначает нахождение живого человека (потому что работает она только по живым людям), то запускается вторая собака"

Координаты, по которым должны были прибыть спасатели, давал международный координационный центр. Группе, в которой работал Сергей Новичук, поступило сообщение, что в одном из обрушенных зданий могут быть выжившие. "Мы поехали на место назначения, но были большие пробки. Ты начинаешь напрягаться, потому что понимаешь, что дорога каждая минута. Уже прошло несколько дней после землетрясения. Приехали, а половины дома вообще не было", - вспоминает спасатель.

В первую очередь на предполагаемое место, где могут находиться выжившие, запускается служебная собака. В первую очередь спасателям нужно оценить стабильность конструкции. Под весом человека ненадежная плита легко может обрушиться, а собака гораздо легче. Кроме того, она реагирует на человеческий запах в пустотах. "Если собака обозначает нахождение живого человека (потому что работает она только по живым людям), то запускается вторая собака. Необходимо подтверждение двух разных собак. А уже потом мы начинаем работу", - поделился подробностями работы спасателей Сергей Новичук.

Если собака находит живых людей под завалами, то в ход идут приборы поиска. Это и эндоскоп, и проводная камера, которая запускается в пустоты, и радар-детектор, который реагирует на тепло. Его луч может просвечивать до семи метров бетона.

"Во время минуты тишины на всех участках затихает работа. Глушатся двигатели, люди выбегают на дорогу и останавливают машины"

Сергей Новичук с сожалением отметил, что его группе не удалось найти выживших. Но спасатель был свидетелем ситуации, когда из-под завалов соседнего дома достали живого человека. "Это сразу слышно. Все кричат, хлопают, радуются. Это подхватывают все участки. Как и минуту тишины, которую объявляют, чтобы услышать кого-то из выживших. С каждым днем, с каждой минутой силы человека ослабевают. И во время этой минуты тишины на всех участках затихает работа. Глушатся двигатели, люди выбегают на дорогу и останавливают машины. Даже полицейские присаживаются на асфальт, чтобы никаким движением не спровоцировать лишний шум. Надежда живет до последнего", - сказал Сергей Новичук.

До последнего дня работы белорусских спасателей в Турции эти минуты периодически объявляли. "На соседнем участке спасли человека. Я видел эти эмоции, туда стекаются все и чуть ли не руками разгребают бетон. Определяется, есть ли живой человек, по стукам, звукам. У кого-то нет сил кричать, и он стучит, скребется о что-то. И эти звуки можно было услышать только в полной тишине", - обратил внимание спасатель.

Спасатели работали с полной самоотдачей, до последнего момента надеясь спасти человеческую жизнь. "Мы разбирали дом в 13 этажей, разобрали его практически до первого этажа. Все равно надеешься до последнего. Было понятно, что выживших там, скорее всего, нет. Уже и запах был соответствующий, но все равно надеешься, пока не разберешь дом до последнего кирпича", - поделился эмоциями спасатель.

"Была ситуация, когда мы доставали погибшего человека, а под ним был еще и ребенок"

Сергею Новичуку приходилось сталкиваться и с непростыми эмоциональными ситуациями, подготовиться к которым совершенно невозможно. "Была ситуация, когда мы доставали погибшего человека, а под ним был еще и ребенок. Матери защищали своих детей. Они обнимали их, закрывали собой, пытались спасти. Говорят, что были случаи, когда это удавалось, и детей доставали живыми. То есть, родители погибали, а дети были живыми. Тяжело было видеть это. Особенно, горе матерей и отцов. Но от этого стараешься отключиться. Где-то отвернешься, утрешь слезу", - рассказал спасатель.

Перед отправкой спасатели проходили обязательное медицинское тестирование, с ними работали психологи. К выезду оказались готовы все. Многие добровольно изъявили желание помочь турецкому народу, но команда была уже укомплектована. Никто не отказался, никто не дрогнул.

"И я первый раз видел, как маленькие дети радуются обычной печеньке, обычной галете"

Несмотря на то, что город оказался страшно разрушен, уехали далеко не все. Кто-то надеется найти своих родственников, а кому-то просто некуда ехать. "Наши парни работали на одном участке, где извлекали живых людей, и через дорогу жила семья, дом которой разрушился. Они разбили две палатки и жили рядом с домом. Тогда парни предложили скинуться сухпайками. Мы их получили, немного оставили себе, чтобы минимально прожить, и отвезли в эту семью. И я первый раз видел, как маленькие дети радуются обычной печеньке, обычной галете. Эмоции переполняют, и ты понимаешь, что живешь в настолько комфортных условиях... И тогда ты переоцениваешь ценности, начинаешь еще больше ценить то, что у тебя есть сейчас. А у детей там одна игрушечная машинка на пятерых. Это тяжело видеть. Но чем смогли, тем помогли", - убежден Сергей Новичук.

"При первой же возможности звонил сыну. Я домой хотел, они меня ждали"

Дома Сергея Новичука ждала семья. За белорусских спасателей переживала вся страна, а уж родные люди совершенно точно ежеминутно читали новости, чтобы убедиться, что страшные толчки не повторились. К счастью, в лагере была налажена связь, и Сергей Новичук мог в редкие свободные минуты общаться с семьей. "При первой же возможности звонил сыну. Я домой хотел, они меня ждали. Связь была. Была налажена спутниковая связь для служебных работ. Была связь с рабочими участками, радиосвязь, интернет-соединение. Интернет был на базе. Все переживали дома. Были риски, могли быть новые разрушения, но это наша работа. Она всегда сопряжена с риском. Были и афтершоки, они ощущались в лагере. Бывает, что только прилег отдохнуть - и начинает трясти. Были такие толчки, когда даже визуально было видно, что стулья трясутся. Но мы привыкли. Три-четыре толчка в день - это норма", - отметил спасатель.

"Он сказал: "Хорошо, что мы не просто разговариваем на одном языке, но и понимаем друг друга. Мы можем разговаривать на одном языке, но не понимать"

Разумеется, белорусские коллеги встречались со спасателями из других стран. Довелось работать на участке с израильскими, панамскими, российскими спасателями. "Когда работали с россиянами, я разговаривал с одним командиром. Он сказал: "Хорошо: что мы не просто разговариваем на одном языке, но и понимаем друг друга. Мы можем разговаривать на одном языке, но не понимать". Приятно было работать. И с израильтянами тоже. Где-то общались на английском, где-то на языке жестов. Никто не смотрел ни на национальность, ни на религию. Это такие грани, которые отходят на задний план. Цель у всех одна - спасти, несмотря ни на что. И тут уже ни вероисповедание, ни взгляды на жизнь не мешают выполнять поставленную задачу", - уверен Сергей Новичук.

Наши спасатели отправились в составе республиканского отряда специального назначения "ЗУБР" МЧС. Это отряд тяжелого класса, всего в мире 36 таких отрядов. Каждые пять лет бойцы отрядов должны проходить переаттестацию международной консультативной группы по стандартам ИНСАРАГ. "Тяжелый класс означает, что отряд прибывает самостоятельно, со своей техникой, оборудованием, личным составом и может полностью автономно работать вне зависимости от чего-либо. Почему мы сразу и приступили к работам, а не ждали транспорт, пока организуется международный центр по координации. У нас есть оборудование, питание, запас горюче-смазочных материалов, и мы можем успешно работать вне зависимости от внешних факторов. Аттестация дается на пять лет. Потом, если отряд никуда не выезжал, он проходит переаттестацию. Наш отряд прошел аттестацию в 2013 году, в 2018 прошел переаттестацию", - рассказал Сергей Новичук.

"На счету отряда шесть спасенных жизней. Эмоциями от этого делились по возвращении"

Белорусские спасатели за время своей миссии в Турции отыскали под завалами и живых людей. "На счету отряда шесть спасенных жизней. Эмоциями от этого делились по возвращении. Там было не до этого. Команды работали по 12 часов, потом вышли на режим по восемь часов. И с некоторыми нашими коллегами мы виделись только тогда, когда убывали. Люди практически не пересекались. Была задача отработать, вернуться в лагерь, чтобы минимально перекусить. Но если что-то срочное, то тебя могли поднять и независимо от времени отдыха", - вспоминает Сергей Новичук.

Уже по возвращении наши спасатели все детально обсудили и поделились друг с другом действительно бесценным, хоть и эмоционально тяжелым опытом. "Когда мы приехали, то все детально обсудили. Это опыт. Это первый выезд, первая реакция нашего государства на бедствие такого масштаба. Для отряда, для нас самих это бесценный опыт, хоть и печальный. Это был шок, но осознание приходит позже. Я сейчас про себя. Это горе, но с этим нужно жить. Эмоции, как и любой мужчина, мы старались держать при себе. Домой я тоже это не приносил. Дома должно быть тепло, мир и уют. Родные ведь тоже переживали. И переживали ведь не только они или коллеги по службе. Ведь вся страна следила за нами", - уверен Сергей Новичук.
Новости Беларуси
3_НПЗ.jpg

Гаврилов_сайт.jpg
Мозырская сортоиспытательная станция.jpg
морозовичи-агро11.jpg
0 Обсуждение Комментировать
3_НПЗ.jpg