Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх


Как фирмы-пустышки обогащаются за счет доверчивых работников рассказала председатель экономического суда Гомельской области Наталья Сарнавская

2694 0 09:25 / 18.01.2021
Дела о банкротстве – одни из самых сложных в практике экономического суда. Связано это с тем, что в процессе их рассмотрения затрагиваются экономические и социальные вопросы, интересы трудовых коллективов. Также не менее сложно и само законодательство, которое регулирует судебную процедуру признания должников банкротами. О нюансах рассмотрения таких дел рассказала «Гомельскай праўдзе» председатель экономического суда Гомельской области Наталья Сарнавская.

Untitled-1.jpg
Карикатура Елены Туровец

– Когда люди слышат, что предприятие (фирма, компания) банкрот, их первая мысль: на следующий день придется писать заявление об увольнении. Так ли это? 

– Экономически несостоятельными становятся не за один день. Порой путь занимает несколько лет. Если все-таки банк­ротство неизбежно, то принимается решение о ликвидации или санации. Ликвидация означает, что предприятие будет закрыто с выплатой всех долгов. Этим процессом занимается управляющий, который на время становится, по сути, главным. Санация – это меры, направленные на восстановление платежеспособности должника, которые могут быть приняты кредиторами (работниками, компаниями, банками, перед которыми у фирмы есть долг, – прим. автора) или иными лицами, чтобы предупредить банкротство. Зачастую именно благодаря санации организации остаются на плаву, а иногда и вовсе улучшают свое финансовое положение. Но поскольку обе процедуры занимают долгий период времени, то и работники при ликвидации предприятия теряют свои рабочие места не сразу, а при его санации, как правило, трудовые коллективы сохраняются. 

– Сказалась ли эпидемиологическая ситуация в стране на экономической несостоятельности организаций Гомельщины? 

– COVID-19 никак не повлиял на то, что в области стало больше предприятий-банкротов. Последние несколько лет мы рассматриваем примерно одинаковое количество дел. В прошлом году завершено производство по 201 делу об экономической несостоятельности. Они касались предприятий частной формы собственности (159), а также индивидуальных предпринимателей (35) и государственных организаций (7). Всего по стране в 2020-м было рассмотрено более двух тысяч дел о банкротстве. 

Проанализировав статистику Гомельского региона, стало ясно, что в 70% случаях фигурировали фирмы-пустышки. Так коротко и негласно мы называем конторы, которые зачастую были созданы для того, чтобы обманывать людей. То есть собственники придумали какое-то производство, влезли в долги (в том числе по выплате работникам зарплаты), положили себе в карман какую-то часть средств и испарились. Когда начинаем исследовать документы, оказывается, что субъекты несколько лет назад либо прекратили свою хозяйственную и экономическую деятельность и уже невозможно установить место жительства их руководителя, либо начали самоликвидацию. 

– Получается, директора знали, что на счетах фирм сплошные нули, но продолжали работать?

– И делали все, чтобы в будущем, когда будет инициирована процедура ликвидации, они остались в плюсе. Например, переписывали свое движимое имущество на родственников, распродавали собственность фирмы за границу, кладя копеечку себе в карман, изначально арендовали все оборудование и помещения, чтобы по документам ничего не числилось. Некоторые даже не ждали, пока кредиторы обратятся в экономический суд, а сами инициировали производство по делу о банкротстве. Денег на счетах нет, предприятию продать нечего, чтобы расплатиться с долгами, счета директора пусты, а он еще и уехал. В таких случаях меня всегда интересует, как эти руководители могут спокойно спать, зная, что по их вине кто-то остался без полугодовой зарплаты? 

Были эпизоды, когда обманывали работников, пытаясь скрыть свои финансовые не­удачи. Одна гомельская фирма по производству мебели какое-то время имела большие долги перед кредиторами. Кое-как им удалось выплатить людям зарплату, но на остальное денег не хватило. Одновременно учредители открыли другую фирму и переманили туда своих же работников, говоря, что по факту они продолжат производство мебели, просто в документах будет другое название конторы. Когда люди перешли, объявили первую фирму банкротом и перестали выплачивать долги. Во второй конторе история повторилась. Дошло до того, что людям пришлось через суд возвращать свои трудовые книжки. 

– Но ведь кредиторы могли раньше потребовать выплаты. Почему они этого не сделали? 

– Когда кредиторы обращались в экономический суд, чтобы добиться справедливости, часто приходилось слышать, что они знали о проблемах на предприятии, но все эти годы верили директору, надеялись на его честность и порядочность. Поэтому даже уволиться не решались. Во время проверок вскрывались еще большие проблемы, чем невыплаченная зарплата. Например, неверно заполненные трудовые книжки, отсутствие взносов в ФСЗН. А ведь это влияет на трудовой страж и начисление пенсий. 

– Как должники объясняли причины своего банкротства? 

– Исходя из практики, лишь единицы присутствовали на заседаниях. Им высылались уведомления, но они их либо игнорировали, либо специально больше не посещали адреса регистраций, указанные в документах. Те не­многие, кто были в суде, особо ничего не говорили – понимали, что только их решения стали причиной банкротства. Но более всего возмущала позиция кредиторов. Нередко они винили в сложившихся ситуациях государство. Собственно, в чем его вина? Ведь коммерческое предприятие само решает, брать ли долги, платить ли за аренду помещений, когда выдавать зарплату, с кем заключать договоры на поставку продукции и многое другое. Люди не осознают, что государство тоже страдает: когда заканчивается производство по делу о банкротстве, оставшиеся долги должника аннулируются. А это и неоплаченные суммы по коммунальным услугам, и налоги. К тому же бывшие руководители лишь год не будут иметь возможности открыть новую фирму, а потом снова вправе их учреждать и нанимать на работу людей. 

Выплачивать прежние долги они не будут обязаны, а вот набрать новые вполне смогут. 

– С какими трудностями приходилось сталкиваться управляющим, когда они становились во главе предприятия, которое необходимо ликвидировать? 

– Часто кредиторы требовали слишком большую пеню за просрочку платежей. Нередко она в разы превышала сумму самого долга. В случае несогласия они подавали в суд на управляющих. Так, одна частная фирма обратилась в экономический суд с требованием включить в счет долга ОАО пеню в размере 70,5 тысячи рублей за то, что с ними вовремя не рассчитались за строительные услуги. Были изучены все обстоятельства и произведен перерасчет средств. Суд установил, что размер неустойки не превышает 30 тысяч рублей. Получается, частник хотел не только вернуть долг, но еще и обогатиться. 

Кредиторы, которые имеют большее число голосов на собрании, могут злоупотреблять своими правами. Например, прибрать к рукам часть недвижимого имущества должника, которое могло быть продано на аукционе, а средства направлены на выплату зарплаты работникам. 

– Что еще может стать причиной обращения кредиторов в суд? 

– Если управляющий неверно распределяет имущество долж­ника или не соблюдает очередь выплат. В качестве примера можно привести дело о банкротстве гомельского частного предприятия. Управляющий пояснял, что стоимость собственности должника меньше кредиторской задолженности. Но все равно погасил долг учредителю ЧТУП, его супруге, пасынку и другу пасынка, отдав им нереализованное имущество. 

При этом мнение остальных кредиторов в очереди он не учел. По правилам, при недостатке средств для погашения долгов имеющиеся деньги распределяются пропорционально сумме требований кредиторов. В итоге суд освободил управляющего от исполнения обязанностей.

Хочу добавить, что во всех делах о банкротстве есть нюансы, которые нужно тщательно рассматривать. Лучше сразу обратиться за правовой помощью и не затягивать, чтобы потом не остаться у разбитого корыта. 

– Недавно закончились общественные обсуждения законопроекта о разрешении неплатежеспособности. В чем его особенности? 

– Он разработан для того, чтобы субъекты хозяйствования добровольно и своевременно объявляли о своей несостоятельности. Раньше экономический суд был ответственным за исполнение принятого решения, принимал постановления, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности должника и распоряжения его имуществом. Теперь же этими вопросами будет заниматься правительство. И если должник осознает степень финансового положения и сам инициирует санацию, то правительство лучше поможет ему экономически удержаться на плаву. Согласитесь, это больше в его компетенции. 

К тому же у кредиторов станет больше прав и ответственности. Они должны будут не только работать, но и еще беспокоиться об экономической стабильности предприятия. 

Актуально
водители.jpgнефтебурсервис1.jpg
речицанефть.jpg
0 Обсуждение Комментировать