Вверх

67567567.jpg

«Не все могли поверить в то, что это совершила женщина»: подробности убийства почтальона Валентины

4788 0 10:45 / 24.10.2016
А мы на неделе попытались взглянуть в корень еще одной проблемы совершенно иного толка. Безопасность, казалось бы самой мирной профессии – почтальона. Все дело в том, что в сельской местности эти люди раз в месяц отправляются в опасный путь.
В день, когда они разносят пенсии, их единственный защитник – газовый баллончик, который совсем не является средством защиты, как показало на неделе наше расследование, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.
И который оказался совсем бесполезным в печальной истории 27-летней Валентины из Гомельской области, которую зверски убили из-за 1500 рублей наличными.
Эта улица родной деревни превратилась в ее последний путь. Почтальон Валентина или, как любя называли местные, Валечка, – всего-то 27 лет – как обычно, разносила газеты и пенсии, но внезапно перестала выходить на связь. Ее искали всем селом и всем селом надеялись.
А потом не знали, как не подпустить мать к этому дому рядом с дорогой. Ее Валю зарубила топором и сбросила тело в подвал женщина. В сумке почтальона оставалось 1500 «новых» рублей.
Ольга Петрашевская, СТВ:
Теперь уже обвиняемая хозяйка дома, в котором и нашли погибшую, словно готовилась и ждала прихода милиции. Устроила генеральную уборку, чтобы скрыть следы преступления, а еще затеяла большую стирку! И вот именно здесь, рядом с одеждой, висели тряпки, на которых потом обнаружили следы крови жертвы.
Но после «зачистки» женщина – нет, не затаилась – по-хозяйски поставила велосипед погибшей девушки в сарай, а сама отправилась в сельский магазин купить продуктов и алкоголя и активно стала раздавать долги. На возвращение которых соседи уж давно не надеялись.
Нина Курика, житель деревни Копаткевичи (Гомельская область):
Лена пришла ко мне и вернула 400 тысяч.
Ольга Петрашевская:
Вас не удивило, что она вернула деньги?
Нина Курика:
Удивило, где она взяла? Она же нигде не работала! Она еще мне сказала: тетя Нина, приходите, у меня гарэлка есть. Я пошла с ней, а она может там уже лежала, в том погребе.
Игорь Горбач, житель деревни Копаткевичи (Гомельская область):
Я не понимаю, как она могла такое. Наверное, крыша у нее поехала!
В дом почтальон зашла без опаски, да и откуда ей взяться? Не раз приносила сюда письма и газеты и прекрасно знала хозяйку.
Убивая, женщина рубила топором даже по лицу. Погибшую девушку хоронили в свадебном платье и до последнего думали, что стоит в закрытом гробу.
Кристина Воевода, подруга погибшей:
Когда мы её увидели, это… Там на лице живого места не было, всё лицо перебинтовано.
Евгений Мицкевич, начальник отделения уголовного розыска Петриковского РОВД:
Жестокость самого исполнения убийства. Когда оперативная информация подтверждала причастность подозреваемой к совершенному преступлению, ещё продолжалась отработка дополнительных версий. Потому что не все могли поверить в то, что это совершила женщина.
В данном случае средство защиты не помогло жертве. Она имела при себе газовый баллончик.
Про газовый баллончик поговорим отдельно. По правилам, он у почтальона быть должен, он действительно есть. И вроде как не совсем беззащитной заходит та же Галина Ивановна в сельские дома. Но попробуем хотя бы теоретически предположить, что на, заметим, опытного сотрудника почты прямо сейчас нападут!  
Ольга Петрашевская:
Как быстро достанете?
Галина Кожановская, почтальон:
Быстро не получится, он в сумке. Пока откроешь карманчик, пока «отщепишь» его – это занимает время.
И ведь самая беда здесь «от хорошего»: не ждут от своих же трагического подвоха. В деревне против безопасности как раз и работает то, что все друг друга знают.
Сельская почта для деревенских – что-то вроде филиала местного клуба. Сюда приходят не только оплатить «жировку», но и обязательно обсудить свежие новости.
Трагедия в Копаткевичах вызвала целую дискуссию. И даже не из-за самой жути, а послевкусия: к этим бабушкам многие годы приходит один и тот же почтальон, уже ставший фактически родным. Человек, за которого они давно элементарно боятся.
Мария Дриневская, житель деревни Речев (Гомельская область):
Четыре чеса – это же поздний день осенью, а она и в пять, и в шесть идёт ногами. Это же невыносимо: можно любого там, на дороге встретить. Глушь! Телохранитель надо почтальону! Теперь не надо на людей надеяться.
Михаил Кайко, житель деревни Речев (Гомельская область):
Почтальона надо уважать, о что.
Конечно, ни топор, ни ружье почтальону в рабочую смену не вручишь. Но, возможно, условия безопасности хотя бы в «пенсионный» день можно пересмотреть. Ведь то, что газовый баллончик не спасение – за кадром признает даже начальник одного из почтовых отделений уже в Минской области.  
А это – скромный труженик газетно-письменных полей, Нина Данилевич. Ее баллончик – куда ближе, чем у коллеги из-под Житковичей. Но работать и раньше, и теперь – особенно, признается, почтальон, все же довольно боязно.
Ольга Петрашевская:
За вашу практику бывали такие случаи, чтобы страшно стало?
Нина Данилевич, почтальон:
Ну конечно, конечно бывает.
Ольга Петрашевская:
А что бывает?
Нина Данилевич:
Не буду рассказывать.
Ольга Петрашевская:
Почему?
Нина Данилевич:
Не буду разглашать ничего.
Понятно, что не каждый день бывают «случаи», о которых не хочет рассказывать, как бы чего не вышло, Нина Данилевич. Но ведь были и нападения на почтальонов в Могилеве, Костюковичах, Поставах – и уже тогда обещали пересмотреть условия безопасности. Возможно, этого случая будет достаточно?
Николай Сорочик, брат погибшей:
Когда разносит пенсии, требуется просто ставить кого-то из мужчин рядом.
Для брата убитой Валентины из Копаткевичей вопрос безопасности почтальонов уже закрыт. Крышкой гроба, в котором лежит его родная сестренка. Забиравшая его, маленького, из садика и катавшая на санках…
Всего лишь разносившая почту и не предполагавшая, что в 27 погибнет на любимой работе.
Николай Сорочик:
Посмотреть в глаза и спросить: «За что?» Больше мне ничего не интересно!
ЧП и криминал
речицанефть.jpg
водители.jpg
0 Обсуждение Комментировать