Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

ГП 816х197.png

"Сейчас в СИЗО у меня много времени подумать". Гомельчанин на шесть лет может оказаться за решеткой за сообщения в телеграм-канале

5658 0 16:30 / 24.04.2022
Если слышите, как взлетают самолеты, никуда не пишите. 

Гомельчанин может на шесть лет лишиться свободы за сообщения и видеоролики, которые выложил в экстремистский телеграм-канал.

Олег Хромых сейчас находится в следственном изоляторе на Книжной. Ждет суда. Рассказал журналистам, как оказался за решеткой. Если коротко: гомельчанин изучал тренды YouTube, сидел в деструктивных чатах, после чего ощутил порыв поучаствовать в «спецоперации по спасению простых украинцев и белорусов». Разместил в интернете три сообщения о том, что над Гомелем летает самолет, указал время и примерную геолокацию. А потом добавил видео о передвижении российских пазиков. 37-летний мужчина объяснил свои действия излишней эмоциональностью, наивностью, душевной добротой, а также глупостью. За то, что не подумал, он может получить наказание по уголовной статье 361-4 за содействие в экстремистской деятельности. Несколько слов об Олеге. Окончил дорожно-строительный техникум, работал водителем, в том числе на скорой помощи. Ездил на заработки на Север и в Москву. До последнего времени был таксистом. Доход, как уверяет, устраивал. В лучшие дни получал по сто рублей за смену. Разведен, воспитывает сына и считает себя хорошим отцом.

IMG_8104.JPG
В СИЗО Олег изменил взгляды на многие вещи

Нажал, и меня перекинуло в телеграм-канал

– Как вы себе объясняете то, что оказались здесь – в СИЗО?

– Считаю, что по нелепой случайности, но скорее по глупости. Не понимал законодательства. Я волонтер Красного Креста, и мышление у меня так построено, что нужно помогать людям. Когда на Украине началась военная спецоперация по денацификации, на одном сайте увидел баннер «Белорусы, вы можете помочь спасти жизни украинцам». Нажал, меня перекинуло в телеграм-канал. Там прочитал собщение с призывом: «Если владеете информацией о передвижении военной техники по территории Беларуси, либо знаете, с каких аэродромов взлетают самолеты, слышите их звук, скидывайте информацию, у вас будет больше шансов на спасение собственных жизней». То есть белорусы смогут добежать до бомбоубежища, будет больше времени на эвакуацию, раньше объявят воздушную тревогу. Сделал это по наивности и доброте душевной, а также желая помочь гражданам.
Из-за минутного порыва или далеко идущих целей? За размещение информации о передвижении военной техники еще двое гомельчан могут лишиться свободы на шесть лет

– А что вас побудило включиться в «спасательную операцию»?

– На YouTube есть вкладка «тренды», где представлены ролики с большим рейтингом. В одном из таких видео говорилось, что Россия нарушает международное гуманитарное право – право войны. Судя по информации, которую получал до того, как попал сюда, российские войска грубо нарушали эти правила. И мне было искренне жаль украинцев. Вот и скинул в телеграм-канал три сообщения о том, что над Гомелем пролетает самолет, указал время и примерную геолокацию. А потом еще добавил видео о передвижении российских пазиков.


– Вы в армии служили?

– Нет.

– Тогда как вы смогли сделать вывод о том, что военные делают что-то не так? Вы в этой теме разбираетесь, на чем основывался ваш анализ?

– Посмотрел видео, в котором на территории Украины якобы производились кассетные бомбардировки жилых районов, кварталов, страдало гражданское население, которое не принимало участия в военных действиях. На тот момент не понимал, что россйские военнослужащиие на самом деле оказывают содействие украинцам.

Мне вежливо и культурно объяснили, что в этих каналах сидят не мирные граждане, которых пытался спасти, а разведка. И по тем координатам, которые я скидывал, в Беларусь могли прилететь ракеты. По незнанию и глупости мог навлечь беду на свой дом. Я был просто в шоке.

Когда за мной пришли, лежал и играл в телефоне

– Когда поняли, что ваше мнение неправильное, почему не удалили сообщения?

– Как-то не задумывался об этом. Телеграм-канал покинул до того, как ехать в пункт пропуска. В населенном пункте, где был организован коридор, продолжил свою гуманитарную деятельность. Как волонтер Красного Креста работал с людьми на границе, общался там с российскими военно­служащими и слышал много историй от беженцев о том, как российские военные отдавали им свой ежедневный рацион. Они оказывали помощь гражданам, которые хотели попасть в безопасное место, в частности на территорию Беларуси.

– Вы не думали, что размещая подобные сведения, не спасаете людей, а запугиваете, доводите до паники? Есть те, кто из-за подобных информаторов уехал из Гомеля.

– Вот то, что это провокация, мне объяснили сотрудники ГУБОПиК, а до этого вообще не понимал, в чем может быть дело. Не думал ни о чем плохом, старался делать что-то хорошее. Когда в голове только светлые мысли, не задумываешься, что это могут трактовать как-то иначе.

– Что вы почувствовали, когда за вами пришли сотрудники милиции?

– После публикации прошел примерно месяц. После того, как в районе международной миссии при установке палаточного лагеря я сорвал спину и еле ходил, лег в больницу. В один из дней в палату зашли четверо ребят. Подумал, что кого-то поместят рядом и не придал значения, лежал и играл в телефоне. Мне сказали: «Олег, собирайся». До приезда в ГУБОПиК не мог понять, что к чему, каким боком я здесь. Потом мне открыли глаза, оказывается то, что делал, попадает под уголовную статью как пособничество экстремистской деятельности.

Мне вежливо и культурно объяснили, что в этих каналах сидят не мирные граждане, которых пытался спасти, а разведка. И по тем координатам, которые я скидывал, в Беларусь могли прилететь ракеты. По незнанию и глупости мог навлечь беду на свой дом. Я был просто в шоке.

Вот так можно сломать себе жизнь

– Вы говорили, что переживали за украинских людей, а в своем пространстве и окружении все сделали для благополучия близких и родственников?

– Самый дорогой для меня человек – это сын, ему девять лет. Есть сестра, племянник, отец и любимая собака. Для этого круга стараюсь сделать максимально возможное. С женой не живем, но я хороший отец. Переживаю не только за украинских людей, но и за российских солдат тоже. И в целом за всех. Согласен, что изначально потреблял недостоверную информацию. Вот в этом и был камень преткновения, почему так вышло. Если бы сразу все понимал, то, увидев баннер, не нажал бы на него.

– А 2020-й не научил вас фильтровать то, что читаете и смотрите в интернете? За это время не научились ориентироваться в провокационных потоках?

– По большому счету я вне политики. Меня все устраивает, нормальная зарплата. И все эти перевороты мне неинтересны.

– Вы для себя сделали вывод, что такое информационная война?

– Да, понял, на чью удочку попался. Людям доносят искаженную информацию, причем массированно, с различных сторон. И все поют одну и ту же песню. Вроде, ничего не сделал, но по факту мог натворить таких дел, что пострадал бы не только я, но и любимый город, страна. Действительно, мог накликать беду. Вот так, не понимая и не осознавая, можно сломать себе жизнь. Мне грозит до шести лет лишения свободы. Это в голове не укладывается. Находясь в данном учреждении, жалею о происходящем по многим причинам: потому что разлучен с сыном, близкими. Жалею, что предоставлял информацию людям, которым в принципе не хотел ничего предоставлять. Мой совет: прежде чем делать какие-то выводы, нужно брать сведения из разных источников, видеть диссонанс. Если бы сопоставлял противоречия, пришел бы к правдивой информации. Сейчас в СИЗО у меня много времени подумать над этим. В будущем буду умнее. 
Фото автора
Общество


нефтебурсервис1.jpg
белоруснефть.jpg
УПК Белоруснефть ОБЪЯВЛЕНИЕ ф.А5.jpg
морозовичи-агро2.jpg
0 Обсуждение Комментировать