Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Баннер на сайт 816х197.jpg


К 80-летию освобождения Наровли от немецко-фашистских оккупантов местный историко-этнографический музей представил горожанам необычную творческую работу

691 0 08:55 / 11.01.2024
Наровляне к празднованию знаменательной даты подготовились как полагается: официальную торжественно-мемориальную часть, стартовавшую у братской могилы партизан и мирных жителей в городском парке, сменила художественно-историческая – у районного Дома культуры. Тематические площадки, выставки, демонстрации, концертные номера дополняли друг друга и поступательно повышали градус патриотического настроения.

Георгий Мироносов с одним из друзей. Фото ориентировочно сделано в 1940–1941 годах

Среди различных культурно-патрио­тических мероприятий заметно выделялась подготовленная сотрудниками местного историко-этнографического музея инсталляция. Причем не с традиционно шумной имитацией боевых действий, а, можно сказать, точечная или даже психологическая. Потому как проигранная в ней ситуация из военного прошлого передана изящно фрагментарно и, допускаю, достойна киносюжета. А показали сотрудники музея коротенький отрывок из истории подвига 19-летнего наровлянина Георгия Мироносова (или Жоры-фотографа, как его называли в Наровле и в послевоенные годы).

Короткая жизнь и подвиг

Когда Наровлянщину оккупировали немецко-фашистские захватчики, Георгий жил в райцентре с родителями. Как и тысячи его сверстников поставил целью сражаться с оккупантами и шел к ней. В районе организовали подполье, в 1942-м в окрестных лесах появились партизаны. Комсомольцы, в их числе и Мироносов, собирали информацию о зах­ватчиках, помогали партизанам в сборе оружия и медикаментов. Жора не просто влился в ряды народных мстителей, а стал оказывать неоценимую, как потом оказалось, помощь. Благодаря старшему брату Сергею до войны он успешно освоил фотодело и решил организовать в оккупированной Наровле фотоателье, в котором главными клиентами стали бы… немецкие офицеры и полицаи. Вот что отважный парень напи­сал в рекламном объявлении: «Принимаю заказы на фотографирование. Господа офицеры и сотрудники полиции обслуживаются вне очереди. Качество гарантируется. Жора-фотограф».

Интересный факт. Вскоре после открытия фотоателье Мироносова пригласил к себе на аудиенцию начальник местной полиции по фамилии Каранчук. Редкостный негодяй и предатель сам предложил Жоре-фотографу снимать исключительно лучших сотрудников, то есть наиболее запятнавших себя людской кровью. Жора охотно выполнил просьбу изменника Родины и постепенно накап­ливал и формировал ценнейший архив. Стоит ли говорить, какому смертельному риску подвергал себя 19-летний молодой человек, когда качественные портретные фото карателей и их прислужников после фотосессий прямиком отправлялись в ведре с двойным дном из ателье в штаб партизанской бригады, дислоцировавшейся в глухих местах Наровлянщины.

В сентябре 1943-го, после того как наровлянские подпольщики (в их числе и Георгий Мироносов) совершили дерзкую диверсию – взорвали миной с часовым механизмом городскую электростанцию, Жоре с отцом пришлось срочно уходить в лес. Так начался очередной, партизанский, этап в жизни 19-летнего героя. К сожалению, очень короткий. Возвращаясь с задания, диверсионная группа, в состав которой входил и Георгий, у деревни Ласки попала в двойную засаду. Семеро против целой роты карателей и полицаев. Жора прикрывал отход боевых товарищей и был смертельно ранен в голову.

Каково было удивление и, думаю, испуг полицаев, когда они увидели, кто ценой своей жизни спасал диверсионную группу народных мстителей – хозяин того самого фотоателье, где предатели поочередно позировали друг за другом, куражась своими «подвигами»! Тело Жоры-фотографа привезли в Наровлю и бросили в специально вырытую яму в городском парке. Глумились над могилой, чтобы от нее и следа не осталось. Говорят, особо старался шеф полиции Каранчук. Пленки и фотоаппарат полицаи не нашли. До освобождения Наровли оставалось каких-то два месяца.

Кульминационный момент инсталляции памяти Героя: Никита Лищенко в роли Жоры-фотографа пишет объявление об открытии в Наровле партизанского фотоателье

Возмездие с того света

Отгремела Великая Отечественная война. Коробку с негативами и фотоаппарат отыскал на крыше родительского дома брат Георгия Сергей, который демобилизовался в 1946 году. Каково было его изумление, когда увидел, что в каждом кадре или немецкий офицер, или прислужник гитлеровцев из местных. Всего более 100 негативов, ценность которых как доказательной базы для возмездия трудно переоценить. Архивом Жоры-фотографа занялись органы гос­безопасности.

Предателей, благодаря качественным фотоснимкам, вытаскивали на свет как крыс из разных щелей, куда они попрятались в надежде избежать справедливого наказания. Например, начальника Наровлянской полиции Каранчука нашли в Минске, где он устроился мастером на завод. Еще одного известного в Наровле нелюдя Вераксу задержали в Чернигове. В итоге лишь одному из полицаев, кто был запечатлен в «коллекции» Жоры-фотографа, удалось избежать суда. И только потому, что скрылся за рубежом.

А вы не родственник Герою?

Идею создать инсталляцию на тему героической деятельности юного патриота сотрудники музея вынашивали давно. Но не хватало в общей концепции элемента, который «оживил» бы планируемое действо. В осуществлении проекта помог его величество случай и Никита Лищенко, 19-летний преподаватель по классу баяна Наровлянской детской школы искусств. Поразили его внешнее сходство с Георгием Мироносовым, одинаковый возраст и, если позволите, некое душевное родство. Ведь недаром же зрители, лицезрев фото героя инсталляции, задавали Никите один и тот же вопрос: «А вы не родственник Жоре?».

Моментом истины инсталляции, по задумке ее авторов, стало написание Никитой-Жорой того самого судьбоносного объявления: «Принимаю заказы на фотографирование…» Именно в эти минуты юный герой принимал решение взяться за смертельно опасное дело, на которое рискнул бы согласиться и не каждый взрослый, зрелый человек. Это явилось кульминацией его подвига.

Дело, конечно, оставалось за малым – получить согласие Никиты на участие в постановке. И, надо сказать, парень впечатлился подвигом земляка.

– Скажу, я не много знал о Жоре-фотографе, – признался Никита. – Но после того как внимательно изучил о нем исторические материалы, проникся этой темой. Задавал себе даже вопрос, как бы я себя повел. Думаю, поступил бы как Георгий Мироносов.

Пусть память будет сквером и улицей

Что известно о Георгии Мироносове на сегодня? Есть информация с фото в хронико-документальной книге «Память. Наровлянский район». Посвящали ему в разное время материалы и мои коллеги-журналисты. В историко-этнографическом музее собран персональный архив Героя, в котором довоенные снимки чередуются с редкими документами и газетными вырезками-пересказами краткой жизни и подвига отчаянного полесского паренька. На пожелтевших от времени фотографиях конца 30-х – начала 40-х годов в разных ракурсах открытое, но волевое лицо подростка с друзьями. Недавние торжества в Наровле натолкнули на мысль-предложение. Уверен, подвиг юного наровлянского героя может увековечить памятный сквер, заложенный в честь его имени. Места для достойного дела в райцентре, думаю, хватает, как и молодых инициативных людей, способных организовать его. Достопримечательностью Наровли, без сомнений, станет и улица имени Георгия Мироносова. Ведь кто, если не мы сами, должны постоянно помнить своих Героев. 


Фото из архива Наровлянского историко-этнографического музея
Общество


20240419_091146.jpg
Гомельский химический завод_учеба.jpg
Отор_сайт.jpg
морозовичи-агро11.jpg
0 Обсуждение Комментировать