Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх


Гласный услышан через столетие

5311 0 16:11 / 23.04.2015
Козьма Осипович Говорушко сделал блестящую карьеру в Майкопе, где стал гласным (депутатом) городской думы и одновременно членом городской управы. Историю своего предка журналисту и писателю Эдуарду Говорушко помогли извлечь из небытия сотрудники Национального архива Республики Адыгея.О своем многомесячном поиске он рассказывает читателям “ГП”.
Предки мои во всех поколениях были дворовыми или помещичьими крестьянами и, как я полагал до недавнего времени, сплошь неграмотными или малограмотными, — если кому-то удавалось окончить трехклассную церковноприходскую школу. Отец и двое его братьев только после Октябрьской революции получили высшее образование и стали учителями.
С помощью метрических книг Петропавловской православной церкви местечка Поболово и Ревизских сказок (актов переписи населения в стародавние времена), хранящихся в Национальном историческом архиве Республики Беларусь, я составил свою родословную. Однако, как недавно выяснилось, в моем генеалогическом древе не хватает одной, весьма впечатляющей ветви.
Все началось с появления в интернете “Кубанского календаря” за 1906 год. В нем фигурировал неизвестный мне Козьма Осипович Говорушко, служащий в Майкопе судебным приставом. Судя по всему, этот человек вполне мог быть родным братом моего деда Романа Осиповича Говорушко. Дело в том, что у моего прадеда Осипа Петровича, прожившего 78 лет, были, по крайней мере, две жены. И от каждой по восемь — девять, а то и больше детей, рожали в те времена часто. Неудивительно, что память моего отца не удержала имена всех своих дядей и тетей, тем более что и в те далекие годы братья и сестры от разных жен особо родственных чувств друг к другу не питали и прочных связей не поддерживали. Так что мало было что-то узнать о Козьме Говорушко, нужно было найти подтверждение тому, что он действительно мой предок.
В ответ на запрос в Госархив Краснодарского края поступили более подробные и поразительные для меня сведения из того же “Кубанского календаря”, но за другой период. Оказывается, “ ...в 1898 и 1899 годах не имеющий чина Говорушко Козьма Осипович значился в должности секретаря Майкоп­ского съезда мировых судей”. А это означает, что сын белорусского крестьянина был не только грамотным человеком, но и имел какую-то специальную подготовку.
Козьма Иосифович Говорушко значится в списке землевладельцев Российской империи за 1870 — 1918 годы
Умению грамотно писать Козьму научили в Поболовской церковноприходской школе при храме Петра и Павла, в которой преподавали сын дьякона и сын священника, сами недоучившиеся семинаристы. Недавно учащиеся нынешней Поболовской средней школы под руководством учителя Николая Ивановича Шепелева выяснили, что она была открыта в 1870 году. Занимались в ней дети зажиточных крестьян из окрестных деревень — у бедняков не хватало средств на одежду и обувь для школьников.
Интересные совпадения преподносит жизнь: с конца тридцатых и до середины пятидесятых годов прошлого века директором этой школы был мой отец Лука Романович Говорушко, племянник Козьмы Осиповича. А нынешний преподаватель истории Шепелев — выпускник Майкопского университета, который тоже немало посодействовал моим генеалогическим изысканиям.
В 1900 году Козьма Говорушко был определен на должность судебного пристава Майкопского съезда мировых судей, где успешно прослужил довольно длительное время. При этом ему был присвоен чин коллежского регистратора — низший гражданский чин 14-го класса в российской Табели о рангах. До манифеста от 11 июня 1845 года этот чин даже давал право на личное дворянство, но позже лишь на почетное гражданство.
В 1915 и 1916 годах Козьма Осипович Говорушко значился в должности члена Майкопской городской управы и одновременно в должности гласного (депутата) Майкопской городской думы. А это уже авторитетные выборные должности.
Но на самом деле предстояло еще доказать, что этот Говорушко действительно один из многочисленных сыновей моего прадеда Осипа Петровича Говорушко, жившего в деревне Остров Бобруйского уезда (теперь это деревня в Рогачевском районе Гомельской области) и умершего там в 1893 году.
К сожалению, не все метрические книги по этой церкви сохранились, а многие стали недоступными из-за ветхости. Из Риги, где живу и работаю, позвонил директору Национального архива Республики Адыгея господину Брантову, он обещал помочь.
Через сравнительно короткое время по электронной почте получил два документа. Один из них, выписка из “Метрической книги о рождении, браке и смерти Александровской церкви г. Майкопа” за 1912 год косвенно подтвердила, что Козьма Говорушко — мой предок: 26 сентября в этой церкви “крестьянин Минской губернии, Бобруйского уезда Турковской волости, деревни Остров Петр Иосифович Говорушко и жена его законная Варвара Марковна, оба православные, крестили сына Алексея. Воспреемниками были учитель 7-го смешанного училища Николай Николаевич Демиденко и домашняя учительница Клавдия Козьминишна Говорушко”. Понятно, младший брат приехал в гости к старшему в Майкоп, где у него родился сын Алексей. Воспреемницей, иначе говоря, крестной, стала его двоюродная сестра Клавдия, по всем данным, дочь моего двоюродного деда.
Кстати сказать, Алексей Петрович Говорушко в годы Великой Отечественной был призван на фронт из Бобруйска. Командир батареи лейтенант Говорушко погиб незадолго до окончания войны и похоронен в братской могиле в Гродненской области. Его имя выбито на памятной стеле моим погибшим землякам у деревни Остров.
Второй документ — “Докладная записка юрисконсульта Майкоп­ской городской управы, помощника Присяжного Поверенного Георгия Александровича Коробьина и гласного Майкопской городской думы, помощника Присяжного Поверенного Минаса Георгиевича Шапошникова по вопросу об учреждении третьей должности Судебного Пристава при Майкопском съезде Мировых судей” за 1912 год. Любопытна она тем, что “приводимые данные относятся только к деятельности судебного пристава по Майкопскому участку Козьмы Говорушко”.
Из записки следует, что работы у моего предка хватало с избытком: участок включал 59 населенных пунктов с общим количеством жителей свыше 300 тысяч, а радиус района в среднем 50 верст. Только за первую половину 1911 года приставу выдано 1627 исполнительных листов. По железной дороге можно было доехать лишь до пяти станиц. “По каждому делу надо совершить минимум две поездки по делам об оплате движимости и три — по недвижимостям. Из общего числа рабочих дней пристава приходится выключить один месяц на проведение торгов и 6 сессий Майкопского съезда мировых судей, продолжительностью от 2-х до 3-х недель”.
Можно сделать вывод, что Козьма Говорушко хотя и с большим трудом, но все же справлялся со своими нелегкими обязанностями. Правда, решение многих вопросов по объективным причинам затягивалось. Потому была необходимость в дополнительной должности, тем более что для казны это было необременительно: судебный пристав получал лишь 800 рублей в год. В 1901 году фамилия Козьмы Осиповича впервые была внесена в списки кандидатов в гласные Майкопской городской думы.
Как же мой двоюродный дед из деревни Остров попал в Майкоп? Предполагаю, что он был призван в царскую армию и отправлен туда по службе. Уточнить догадку я, конечно, не надеялся: послужных списков на солдат в армии не заводили, да и где их искать, если бы и заводились? И вдруг получаю из Майкопского архива очередные выписки из документов: там их подобрали по просьбе Н. И. Шепелева, посетившего летом Майкоп для встречи с однокашниками.
Две из них, опять же из метрической книги записей о рождении, браке, смерти Александровской церкви Ставропольской духовной консистории г. Майкопа, многое поставили на свои места.
Первая гласит, что 7 июня 1889 года здесь сочетались браком жених — уволенный в запас из армии, старший писарь Косьма Иосифович* Говорушко, православный 24-х лет, первым браком, и невеста, солдатская дочь Анастасия Иовлевна Григорьева, 17 лет, первым браком. Отсюда следует, что мой дед родился примерно в конце 1864 или в начале 1865 года. В армию тогда призывали в 21 год, служили по три года, и если он уволился в запас в 1888 — 1889-м, то скорее всего родился в 1864-м. В 1890 году, когда в соответствии с другой записью, в той же церкви крестили дочь супругов Говорушко Клавдию, ее отец Косьма Иосифович все еще числился запасным писарем.
Из Майкопского архива сообщили, что более поздних записей о рождении детей и браке у Козьмы Говорушко в метрической книге Александровской церкви, прихожанином которой он был, нет. Боюсь, это означает, что после рождения дочери он овдовел и больше не женился.
Следующий документ, в котором упоминается мой предок, — своеобразный послужной список Майкопской городской управы. Там указано, что коллежский регистратор Косьма Говорушко с годовым окладом 1800 рублей в чине с 2 июня 1910 года, в службе с 11 февраля 1895 года, в ведомстве с 23 мая 1914 года. Чем он занимался в Майкопе с 1890 по 1895 год — пока неизвестно, не исключено, что и учился, получая начальную юридическую подготовку.
К сожалению, достоверно неизвестно и куда он девался из Майкопа после 1916 года, когда эта фамилия перестала фигурировать в документах Майкопской думы и управы. В интернете есть сведения и о том, что Козьма Иосифович Говорушко значится в “Списке землевладельцев Российской империи и их имений 1870 — 1918 гг.”. Буквально на днях мною получены данные от “Европейского общества генеалогии и геральдики в Эстонии”, владельца “Списка землевладельцев...”. Оказывается, в фонде “Харьковский земельный банк” в деле о залоге недвижимых имений за 1912 год есть документы о том, что владельцем Козьмой Иосифовичем Говорушко заложено имение, находящееся в г. Майкопе Кубанской области.
Имение в то время канцелярский служитель Козьма Говорушко приобрел 30 июля 1902 года у купца первой гильдии Георгия Никитовича Шапошникова за 3200 рублей. Георгий Никитович — выходец из рода нахичеван­ских армян, был первым старостой слободы Майкоп, а потом первым старостой (городской главой) Майкопа. И, между прочим, отцом Христофора Шапошникова, известного ученого-биолога, основателя Кавказского заповедника.
Имение моего предка состояло из двух деревянных домов с хозяйственными пристройками и конюшней, расположенными примерно на 25 сотках земли. Один дом сдавался квартирантам.
Выходит, вся сознательная жизнь моего предка была связана с Майкопом, и сведения о его послереволюционной судьбе по-прежнему нужно искать в этом городе. Впрочем, учитывая кровавые события, развернувшиеся здесь в годы революции и Гражданской войны, трудно избежать тягостных раздумий о том, пережил ли он этот бурный период.
Эдуард Говорушко, журналист, член Московской организации Союза писателей России


*Читателя не должно смущать написание имени Козьма, Косьма и Кузьма: в те времена оно писалось по-разному, отчество Осипович впоследствии также превратилось в Иосифович.











Общество
водители.jpgнефтебурсервис1.jpg
речицанефть.jpg
0 Обсуждение Комментировать