Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Курсы подготовки к ЦТ в Гомеле (3).png



Месяц в реанимации: история выздоровления жительницы Светлогорска после COVID-19

3239 0 01:10 / 10.10.2021
Жительница Светлогорска поделилась историей, как победила коронавирус. Женщина на условиях анонимности рассказала о том, как она провела месяц в реанимации и еще месяц — в отделении СЦРБ, пишет районная газета "Светлагорскія навіны".

Мы много раз слышали, что коронавирус разделил жизнь на до и после, что она никогда не будет прежней. Этого же мнения придерживаются те, кто перенес COVID-19. У всех переболевших — разные симптомы, переживания, страх неизвестности, и каждому заболевшему точно было важно одно — победить этот коварный недуг. Наша героиня переболела коронавирусом еще в марте-апреле, ее организм, несмотря на все усилия медиков, не так быстро поддавался лечению. К счастью, она пошла на поправку и сейчас вернулась к привычным делам: на любимую работу, в коллектив, который во время болезни ее поддерживал. Но можно точно сказать, что пандемия навсегда изменила ее жизнь…

Признак ковида

— Ощущение и симптомы были, думаю, как и у всех — усталость, слабость, головная боль, легкое жжение в области груди, — перечисляет женщина. — Померила температуру, на градуснике — 37,2, подумала, что обыкновенная простуда. Купила антибиотики, принимала их неделю. Затем стало трудно дышать. Снова измерила температуру — 38,6. Обоняние не пропадало, поэтому не думала, что у меня может быть коронавирус. Решила вызвать скорую помощь. После осмотра бригада медиков меня отвезла в больницу, там взяли анализ, затем отправили в палату. Уже на следующий день мое состояние значительно ухудшилось и меня отправили на КТ. Исследование показало сильнейшее поражение легких — 80%… На тот момент я уже не могла самостоятельно дойти до умывальника в палате, мешали страшный кашель и одышка, сложно было даже говорить. Вечером меня перевели в реанимацию. Везли туда на коляске, потому что сама я идти уже не могла. Там все время следили за сатурацией (показатель уровня насыщения крови кислородом — прим. автора).



На реанимационной койке

— Когда попала в реанимацию, думала, что я здесь ненадолго, — вспоминает пациентка. — Казалось, подышу кислородом в маске, врачи подлечат и мне сразу станет легче. На деле все оказалось гораздо сложнее. Дышать в маске было не так-то просто: она так страшно давила на лицо, что в какие-то мгновения было даже невозможно это терпеть, а снимать ее нельзя. Если на минуту и сдвигала, то начинался сильный кашель, одолевала одышка. Так в маске я провела целый месяц. В какой-то момент показалось, что даже привыкла к ней, ведь она была мне жизненно необходима, признаться, позже я боялась с ней расставаться. Помню, многие заболевшие срывали маску, кричали на всю реанимацию, требовали отпустить их домой, заблуждаясь в том, что кислородная маска — лишнее, но это кислород! Наблюдала, как пациенты, особенно женщины преклонного возраста, сперва снимали маску, потом не могли самостоятельно ее надеть. Бедные медсестры и санитарки подбегали, помогали, уговаривали пациентов ложиться на живот, а некоторые заболевшие все равно сопротивлялись. В реанимации мне было очень сложно лежать на животе, это большая нагрузка на сердце, поэтому врачи разрешили лежать на правом боку. В отделении мне было все время холодно, знобило. Сложно мне было в реанимации еще и потому, что я человек одинокий, и, признаться, совершенно была не готова к тому, что болезнь доведет меня до дверей в «красной зоне», где, как правило, находятся люди в критическом состоянии с нарушением жизненных функций, требуется поддержка дыхания, сердечной деятельности. Связи здесь тоже не было, телефоны запрещены. Конечно, коллеги меня все время поддерживали, передавали бульон, компот. К сожалению, в моем состоянии есть было невозможно. Как только снимала маску, задыхалась. Тут не до еды было. Однако я очень признательна коллегам, которые поддерживали меня все это время, писали и передавали записки. А еще самым настоящим «терапевтом-психологом» для меня во время болезни стала санитарка отделения Евгения Жданович. Мне было сложно достать гигиенические средства, которые необходимы пациентам в реанимации, так она как-то у меня спрашивает: «Что у вас за проблема? Не переживайте, все решим!». В один миг собрала для меня все необходимое. А когда я замерзала, она принесла простыню, укрыла мои плечи, все время мне говорила, что я скоро выйду, что нужно дышать и кислородная маска мне в этом хорошо помогает, подбадривала. Все-таки есть люди, которые лечат еще и словом.


На моих глазах

— В больнице я пролежала два месяца: один — в реанимации, второй — в отделении ЦРБ, многое происходило на моих глазах, — вспоминает собеседница. — Когда была в палате в терапевтическом корпусе, познакомилась с другими пациентками. Одна из женщин рассказывала, что тоже почувствовала недомогание, у нее пропало обоняние, поднялась температура, эти симптомы сначала появились у ее мужа, потом и у нее. Она хотела обратиться к врачу, но почему-то муж ей запретил это сделать. Когда женщине стало совсем плохо, ее забрали на скорой, а супруг остался на лечении дома. В итоге ее увезли в реанимацию, и я не знаю, что с этой женщиной, надеюсь, что с ней все хорошо. Я видела, что из реанимации далеко не все выходят сами… Но мне кажется, что та женщина должна выжить, она держалась.

Помню, как в один день в реанимацию поступил молодой мужчина. Он своими ногами пришел в отделение, крепенький такой, на вид около 40 лет. Ему не хватает воздуха, задыхается… Сперва подключили ему канюлю (высокопоточные назальные канюли располагаются под ноздрями и подают большой поток теплого увлажненного кислорода в нос и легкие. Их используют вместо ИВЛ и интубации при лечении некоторых пациентов с COVID-19 — прим. автора). Все равно ему не хватает кислорода, задыхается… Тогда надели маску. Он все время просит: «Добавьте воздуха». Когда на смене был доктор Иван Мисоченко, практически не отходил от него. Так же внимательно к пациентам относились и Анастасия Бондарь, Вализаде Рая Садраддин. Медики давали свои телефоны пациентам, чтобы те могли связаться с родственниками и попросить необходимое. Так вот в один из таких звонков он набрал жене и смеется, говорит: «Наверное, меня друг заразил, ну, я ему…». Ничто не предвещало беды, а я смотрю, что врач бегает, тревожится, медсестры чаще посматривают. Из Гомеля прислали за ним реанимобиль и стали перекладывать, но он уже все… Сильное поражение легких. До последнего шутил и смеялся, не падал духом, думал о жене и дочери.

А он все-таки существует

— Перед тем, как я заболела, с коллегами обсуждали ситуацию с коронавирусной инфекцией, — продолжает свой рассказ. — Одни говорили: «Ой, это все выдумали, это обыкновенный грипп…» Другие уверяли, что на вакцине богатеют фармакологические кампании и крутятся большие деньги. А я, выслушав всех, доказывала, что пришла страшная эпидемия. Придерживалась всех мер профилактики, считала, что я осторожна и меня не коснется. Так и многие думают, понимая, что да, опасность есть, но лично их инфекция не зацепит. Я часто наблюдаю, как молодежь ездит в автобусах без масок. Когда проходила медкомиссию (это было в августе), то компания ребят стояла у кабинета к наркологу и психиатру. И все — впритык, и все — без масок. Один вышел из кабинета и свою защитную повязку передал другому, и так она еще долго переходила из рук в руки. Какая беспечность! Поверьте, видела людей, которым еще жить и жить, а они сгорали буквально за считанные дни. Вот сегодня еще говорит и веселится, а завтра становится все критично. Врачи делают все возможное, сражаются за жизнь каждого, кто оказался на их попечении. Наши медики — настоящие профессионалы своего дела, внимательные и заботливые, всегда выслушают, приободрят пациента. Слаженность их работы просто поражает: пациент, подключенный к аппарату ИВЛ всегда под наблюдением целой команды специалистов. Каждый больной реанимации требует к себе сконцентрированности, внимания и заботы, поэтому нагрузка на врачей беспредельная. И как они выдерживают еще и в полной экипировке, это трудно даже представить! Мне хочется еще раз поклониться в ноги всем медицинским работникам за то, что они справляются с этой нагрузкой, ставят людей на ноги, возвращая их к привычной жизни. Они искренне радуются за выздоровление своих пациентов и огорчаются, когда этого не происходит. Я помню, как сильно переживали за того молодого мужчину, который не выкарабкался… Тогда и медицина оказалась не всесильна. Сегодня важно как никогда беречь свое здоровье. Ведь в первую очередь каждый в ответе за свою жизнь. Я изо дня в день со страхом наблюдаю за тем, как многие светлогорцы беспечны, недооценивают ту опасность, которую несет эта страшная инфекция.

Спасибо медикам!

— Я помню тот день, когда меня перевели из реанимации в отделение ЦРБ в терапевтическом корпусе, на тот момент я еще не могла самостоятельно подниматься с больничной койки. Уже в отделении подключили к канюле. После продолжительного лечения еще через месяц выписали домой. Реабилитация дома тоже заняла некоторое время. Мне буквально пришлось научиться ходить заново. Было тяжело вставать, а как только я поднималась на ноги, практически сразу же падала. Несколько раз набивала синяки. Особенно сложно было выходить в магазин, куда труднее стало подниматься по лестнице. У меня выпадают волосы, не знаю, восстановятся или нет. Сейчас очень устаю, и эта усталость держится. Иногда беспокоит головокружение, кажется, что слабеет слух.



— На больничном медицинскую помощь мне оказывала Елена Арзамасцева — настоящий профессионал своего дела. У нее под кабинетом всегда много пациентов, и она никому не откажет в помощи: всех примет, всех выслушает, всем поможет. Елена Александровна — замечательный специалист и просто очень добрый и заботливый человек. Подобрала мне не только препараты для дальнейшего лечения, но и отправила на реабилитацию в современный оздоровительный комплекс в Гомеле «Ченки». Свежий воздух, общение, массаж, дыхательная гимнастика пошли мне на пользу. К слову, дыхательные упражнения продолжаю делать по сей день, придерживаюсь режима питания, диеты.

Под защитой вакцинации

— Ковид однозначно разделил мою жизнь на до и после. Да и не только мою. К сожалению, эта хворь постучалась в двери светлогорских семей. Только на днях узнала, что бывшая коллега заболела, у нее 46% поражения легких, у другой знакомой умер муж… И поэтому всем, у кого есть возможность и нет медицинских противопоказаний, непременно стоит вакцинироваться. Потому что прививка — все-таки гарантия того, что не настолько тяжело будет протекать болезнь. И если бы тот молодой человек, который у меня до сих пор не уходит из памяти, сделал прививку, я уверена, что он бы выжил и не было бы в их семье такого большого горя: не потеряла бы супруга мужа, а дочь — отца…

Сейчас очень боюсь заболеть снова и призываю всех жителей нашего города: соблюдайте все меры предосторожности, тщательно обрабатывайте руки, защищайте маской органы дыхания, соблюдайте социальную дистанцию, прививайтесь и будьте здоровы!
Здоровье
Фото автора
Газ.jpg
водители.jpg
доброном_красный-1.jpg
морозовичи-агро2.jpg
речицанефть 25.11.jpg
0 Обсуждение Комментировать